Вадим Ампелонский: «В Рунете сформировалось ложное ощущение, что в Сети все бесплатно»

Глава пресс-службы Роскомнадзора – об работе с правообладателями и антипиратском законе

Тема борьбы с пиратством не теряет своей актуальности – за один только первый, еще не завершившийся месяц года можно насчитать несколько громких заголовков в СМИ, связанных с нелегальным контентом в Сети. С одной стороны, отрадно видеть, что среди новостей о серьезных утечках, как в случае с сериалом «Шерлок», встречаются и позитивные кейсы – например, оперативная работа по защите ВИКИНГА и ПРИТЯЖЕНИЯ. С другой стороны, ни один выпуск постоянной рублики БК «Уже в Сети» не обходится без констатации факта появления в Интернете нелегальных копий фильмов – как независимых, так и мэйджорских – еще до их премьеры в России. Тем временем государственные инициативы, направленные на решение этой проблемы, зачастую рождают не только множество споров, но и волну критики. Об эффективности антипиратского закона, а также о том, каких нововведений нам стоит ждать в будущем, БК поговорил с руководителем пресс-службы Роскомнадзора Вадимом Ампелонским.

Вадим, расскажите, пожалуйста, как вообще устроена система борьбы с пиратством. Какие структуры задействованы в процессе?

Есть базовый антипиратский закон, который позволяет правообладателю подать заявление в Московский городской суд – он единственный рассматривает подобные дела. В заявлении правообладатель просит принять предварительные обеспечительные меры в отношении принадлежащего ему контента. Суд рассматривает заявление и устанавливает факт того, что данный объект авторского права принадлежит заявителю, что он действительно незаконно копируется и распространяется на определенных площадках в Интернете. Затем выносится определение о предварительных обеспечительных мерах, которое в тот же день направляется в Роскомнадзор для исполнения. Мы вносим в реестр ту страницу интернет-ресурса, на которой нелегально размещен данный объект авторских прав. И дальше мы уже отрабатываем с площадкой удаление этого контента. После того, как Московским городским судом были запущены процедуры внесения страницы сайта в реестр нарушителей авторских прав и дальнейшего удаления нелегального контента, правообладатель в течение пятнадцати дней должен подать полноценное исковое заявление в рамках этого же дела. Бывает, что правообладатели подают исковое заявление, а бывает, что и нет, потому что, как правило, к тому моменту контент уже может быть удален, а инцидент – исчерпан. Так или иначе есть ряд ресурсов, системно занимающихся распространением пиратского контента. В случае с такими ресурсами правообладатель может добиться их вечной блокировки. Для этого он должен выиграть два полноценных процесса против ресурса, который систематически распространяет контент правообладателя с нарушением его авторских прав. В отношении большинства крупных торрент-трекеров правообладатели уже добились вечной блокировки. 

Как вы относитесь к вечной блокировке? Эффективна ли эта мера?

Вечная блокировка – конечно, крайняя мера, до которой доводить нежелательно. Ряд ресурсов мог бы перейти на «светлую сторону», легализовать свой контент и сохраниться в «светлой» части Интернета, но они, к сожалению, этим шансом не воспользовались. Я имею в виду прежде всего RuTracker. Это ведь действительно уникальное собрание контента, в том числе редкого. Но противоречия, которые имелись между RuTracker и правообладателями, не могли быть разрешены на тот момент, когда правообладатели музыкальной индустрии подали иск о вечной блокировке, и мы имеем то, что имеем. Ровно год назад решение о блокировке вступило в силу, и с тех пор RuTracker потерял половину своей аудитории. Как минимум в три раза снизились его рекламные возможности – об этом тоже не нужно забывать. Да, сайт продолжает быть доступным для своей «ядерной» аудитории, которая пользуется средствами анонимизации трафика, прокси-серверами и так далее. Но ущерб для самого RuTracker очевиден. Поэтому мы как регулятор в этом поле всегда призываем прежде всего к досудебному разрешению споров, поиску компромисса. Есть интересы правообладателей, есть интересы интернет-площадок – на мой взгляд, эти интересы могут быть сведены в какой-то общей точке, но для этого должно быть стремление к компромиссу с обеих сторон. И безусловное уважение к авторским правам тех людей и компаний, которые создали тот или иной контент, потратив на это творческие усилия и деньги. Иначе любое копирование и распространение авторского контента является не более чем воровством.

Как организована работа с правообладателями? Кто из них наиболее активен?

Закон распространяется на все виды цифрового контента за исключением фотографий. Все правообладатели, а их несметное множество, в общем-то, так или иначе пользуются механизмами защиты авторских прав. Что касается киноиндустрии, то могу сказать, что к нам обращаются не только российские правообладатели, но и глобальные мэйджоры. В последнее время очень активны Warner Bros. Роскомнадзор в прошлом году системно взаимодействовал с Американской ассоциацией кинопродюсеров, они и здесь, в России, и в Брюсселе организовывали наше взаимодействие с представителями крупных голливудских компаний, которые также прокатывают в России свои фильмы. И несколько последних исков были инициированы Warner Bros. Если брать российских правообладателей, то можно выделить «Централ Партнершип», но не только их, эти примеры я привожу в общем ряду.

Из последних новостей о борьбе с пиратством самой громкой, пожалуй, была как раз история с «Централ Партнершип» и их ВИКИНГОМ. Как происходила работа по блокировке ссылок на пиратские копии ВИКИНГА? Кто занимался поиском нелегальных копий? 

ВИКИНГ – достаточно неплохой пример превентивной отработки распространения пиратских копий в Интернете. Схема была такая. Правообладатель нанял сторонние организации, которые осуществляют мониторинг пиратирования объектов авторских прав. Как правило, уже накануне той или иной крупной премьеры по ряду признаков можно определить, на каких ресурсах пираты готовятся распространить нелегальные копии. И можно уже до премьеры, до того, как пиратская копия утекла в Сеть, составить список ресурсов, где она предположительно будет распространяться. Составив такой список, правообладатель подал превентивное исковое заявление о принятии предварительных обеспечительных мер, направил его в Мосгорсуд, и еще накануне премьеры у нас на руках оказался судебный акт, на основании которого мы могли осуществлять блокировки в тот момент, когда пиратская копия окажется в Сети. Это очень эффективный и действенный инструмент, потому что такая схема действительно позволяет остановить массовое распространение пиратских копий в первые часы после того, как они появились в Интернете. С ВИКИНГОМ было сделано именно так, и это сработало – кассовые сборы фильма говорят сами за себя.

Громким был и скандал с утечкой в Сеть финальной серии четвертого сезона сериала «Шерлок». Почему ссылки на пиратские копии не были удалены оперативно? Какой срок проходит с момента подачи заявления в Мосгорсуд до активных действий со стороны Роскомнадзора?

По моим ощущениям, у российского правообладателя нового сезона «Шерлока» присутствовала уверенность в том, что предпринятые им технические меры исключают возможность утечки сериала в Сеть. Поэтому своевременно не были сделаны необходимые превентивные шаги по юридической защите этого контента от возможного пиратирования – те самые, которые эффективно сработали в случае с ВИКИНГОМ и другими кинопремьерами. Поэтому определение Мосгорсуда было принято уже по факту утечки последней серии в Интернет, и меры по пресечению ее массового распространения несколько запоздали. Как уже было сказано, при наличии у Роскомнадзора соответствующего судебного акта скорость реакции составляет несколько часов, что фактически исключает возможность массового скачивания и онлайн-просмотра пиратских копий фильмов. 

Каких необходимых государственных инициатив, по вашему мнению, не хватает на данный момент?

В системе антипиратских мер есть несколько узких мест, которые необходимо «расширить». Прежде всего – сейчас нет достаточных законных оснований, чтобы блокировать «зеркала». (Точная копия данных одного сервера или сайта на другом.Прим. ред.) Несмотря на то, что по заявлению правообладателей мы их все же блокируем, нужно более четкое определение «зеркала», которое должно быть прописано в законе. Также есть большая проблема с поисковой выдачей – ссылки на пиратские копии попадают в поисковики, и их оттуда достаточно сложно вычистить. Понятно, что поисковики – это те ресурсы в Интернете, которые обеспечивают контакт конечного потребителя с тем или иным контентом, распространяемым где-то на просторах Сети. И если ссылка исчезает из поисковой выдачи, то ее, как правило, уже сложно найти в Интернете. Поэтому у нас выстроено системное взаимодействие с поисковиками: в принципе, ведущие поисковые системы предпринимают достаточно серьезные меры по пресечению распространения пиратского контента. Но, к сожалению, пока эти меры не подкреплены законодательно, и можно сказать, что компании – операторы поисковых систем сотрудничают с нами на добровольных началах, что не способствует, конечно, эффективности принимаемых мер. Но этот пробел законодательства может быть урегулирован. Правообладателями на площадке Роскомнадзора в прошлом году был подготовлен соответствующий законопроект. Он сейчас находится в министерстве связи и массовых коммуникаций, проходит согласование и процедуры общественных слушаний, и я надеюсь, что он будет внесен в Государственную Думу в ближайшее время. 

Как вы считаете, может ли в России быть принята немецкая модель борьбы с пиратством, в рамках которой штрафные санкции накладываются на пользователей, скачавших нелегальный контент?

Я точно не верю в то, что инициатива об ответственности пользователей за скачивание пиратского контента может быть поддержана, хотя эта схема достаточно распространена в западных странах, в Германии и не только. Но у нас принципы регулирования изначально не предусматривали ответственности пользователей, и я не думаю, что эти принципы будут пересмотрены. Во всяком случае, совсем недавно подобная инициатива не была поддержана в Государственной Думе. К сожалению, в предыдущем десятилетии российский сегмент Интернета развивался в условиях высокой толерантности аудитории к пиратству. Можно сказать, что россиян старательно приучали к бесплатному потреблению нелегального контента в Интернете, в конце концов у пользователей Рунета сформировалось ложное ощущение, что в Сети все должно быть бесплатно, и появилась соответствующая привычка. Нет ничего более сложного, чем преодолевать силу инерции, порождаемой сформированными человеческими привычками. Но это необходимо делать. В то же время, по моему убеждению, здесь следует идти не по пути введения ответственности для пользователей, а по пути просвещения аудитории и развития сервисов легального распространения мультимедийного контента в Интернете. 

Какие шаги предпринимаются в этом направлении?

Сейчас в Госдуме проходят слушания проекта о регулировании онлайн-кинотеатров. Легальный онлайн-кинотеатр становится субъектом права. В законопроекте описано определение такого кинотеатра и ряд условий, которые онлайн-кинотеатры должны выполнить для того, чтобы работать на российском рынке. Дискуссия на площадке Государственной Думы идет достаточно оживленная. В первом чтении этот законопроект уже принят, думаю, что ко второму чтению в него могут быть внесены некоторые изменения. 

Онлайн-кинотеатр на сегодняшний день является единственным вариантом легального доступа к контенту? Есть ли какие-то альтернативы?

Да, существует и другой вариант: сейчас многие правообладатели выкладывают на собственных ресурсах, допустим, свои объекты авторских прав для всеобщего бесплатного доступа. Например, так поступил концерн «Мосфильм», который является правопреемником советского «Мосфильма» и владеет правами в том числе и на советские фильмы. Что они сделали? Выложили всю советскую классику для бесплатного просмотра на собственном сайте. Поступив таким образом, они не позволяют пиратам распространять те же самые произведения на каких-то других ресурсах с нарушением авторских прав «Мосфильма». Это логично, потому что если концерн является владельцем прав на советские классические произведения, то, естественно, хочется, чтобы трафик приходил на его сайт, а не на какой-то заблокированный торрент-трекер. Есть такое понятие, как свободная лицензия, многие правообладатели выкладывают свои объекты авторских прав для скачивания и свободного распространения, для свободного пользования. Все возможности для этого существуют, и они прописаны в законе, в том числе в Гражданском кодексе Российской Федерации.


14.02.2017 Автор: Анна Багрова

Самое читаемое

Локации, декорации, спецэффекты

Где и как снимался «Чужой: завет»

Подробнее
Они сосредоточатся на развитии другой своей кинокомпании

Братья Андреасян покинули Enjoy Movies

Подробнее
Серж Танкян стал композитором «Легенды о Коловрате»

Фронтмен System of a Down пишет музыку к российскому фильму

Подробнее
Об этом заявил Владимир Мединский

Минкультуры не будет поднимать стоимость прокатных удостоверений

Подробнее

Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100