Дмитрий Можаев: «Выбор иностранного контента на Кинорынках – это своеобразная рулетка»

Глава компании АКМ – о возможных последствиях реализации инициатив Минкультуры для рынка кинопроката

Министр культуры Владимир Мединский заявил, что готов отказаться от введения пошлины в 5 млн рублей, а взамен предложил собирать с прокатчиков процентные отчисления, которые пойдут прямиком на поддержку отечественного кинопроизводства. С одной стороны, его новое предложение выглядит менее радикальным, с другой – необратимость взимания дополнительных средств с участников кинопрокатного сообщества становится только очевиднее. БК поговорил с представителем независимого сегмента кинорынка, главой компании АКМ Дмитрием Можаевым о возможных последствиях грядущих нововведений.

Сегодня сложно начинать разговор с независимым дистрибьютором с какой-либо иной темы, кроме государственных инициатив, направленных на сбор дополнительных средств с игроков рынка. В настоящее время «дамокловым мечом» над отраслью висят два варианта – пошлина размером в 5 миллионов рублей или процентные отчисления. Что вы думаете по поводу такой альтернативы?

Безусловно, процентные отчисления были бы более уместны, если уж приходится выбирать лучшее из худшего. Но по сути мы получаем еще один налог, в то время как компании и так платят их в государственный бюджет в полном объеме. По-моему, задача минкульта – не придумывать новые поборы, а грамотно распределять имеющееся финансирование российского кино, в том числе спрашивая о финансовых результатах у продюсеров, которым эти средства были выделены.

Тем не менее перспективы введения побора в том или ином виде становятся все очевиднее. Если все-таки введут отчисления, то какой процент кажется вам приемлемым?

Я предложил коллегам, независимым дистрибьюторам, что необходимо настаивать исключительно на прогрессивной шкале, как принято в налогообложении развитых стран, где с увеличением дохода растут и отчисления, то есть когда крупные и финансово устойчивые компании и холдинги платят больше, чем небольшие и развивающиеся. В данном случае нельзя ставить одинаковый процент для всех. Это будет несправедливо, как с налогом на доход физических лиц в России. И отчисление должно быть привязано к финансовому результату. Если он отрицательный, то с чего этот процент платить? Выбор иностранного контента на Кинорынках – это своеобразная рулетка, и все риски компании заведомо берут на себя. Я был бы не против следующего расклада: если доля дистрибьютора от проката составляет менее 10 миллионов рублей – ноль процентов, 10–50 миллионов – 3 процента, 50–100 миллионов – 5 процентов, 100–500 миллионов – 7,5 процентов, более 500 миллионов рублей – 10 процентов. Но, повторюсь, все расчеты должны вестись от фактически полученной выручки, а не от валового сбора.

Если все же министр вернется к варианту с 5 миллионами, как, по-вашему, это может сказаться на рынке?

Я не думаю, что на рынке в принципе много компаний, которые способны платить такие деньги. Станет выходить меньше фильмов – пострадают многие отрасли, не только дистрибуция. Ведь когда ты выпускаешь кино в прокат, то очень широкий спектр услуг вертится вокруг него. Дубляж, логистика, услуги маркетинговых и рекламных агентств, телевизионные каналы и радиостанции. В этих сегментах пойдут сокращения персонала, зарплат. Я думаю, никому это не нужно, особенно в условиях кризиса. Как я понимаю, основной целью господина Мединского является поддержка отечественного кино, но в данном случае сумма слишком мала, чтобы каким-то образом повлиять на ситуацию. И мне еще не совсем понятно, как ее вывели – получается, уже заранее посчитали за кинотеатры, сколько они заработают. А, например, если бы сеть «Синема Парк» и «Формула Кино» все-таки не взяла МАТИЛЬДУ. И такое может произойти с любым российским фильмом. Министерство культуры ведь не может обязать коммерческую структуру брать картину в свою сеть. Данный инцидент показал: сколько бы ни было потрачено государственных денег на кино, но сеть по каким-то своим причинам (в данном случае шла речь об угрозах, а в следующий раз это может быть отсутствие коммерческого потенциала) фильм может и не взять. Тогда вся эта система оказывается неработоспособной. Опять же, если введут эту пошлину, то у представителей других стран – Германии, Франции, Великобритании – будут развязаны руки, чтобы сделать у себя аналогичный финансово-заградительный барьер для наших картин. Тогда российское кино, которое и так не в столь большом количестве просачивается на Запад, туда вообще не попадет. В целом плюсов в этом варианте я вообще не вижу. В рынок нельзя вмешиваться. Есть такое правило экономики: искусственное ограничение конкуренции ведет к удорожанию стоимости товаров и услуг и падению их качества. После того, как пройдут якобы чистки мелких иностранных релизов, качество российского продукта станет еще хуже. Продюсеры будут знать, что кинотеатры все равно поставят их фильмы, просто потому, что нечего будет показывать – не крутить же одни и те же блокбастеры по три месяца подряд.

Возможно ли, хотя бы в теории, независимым прокатчикам адаптироваться к новым условиям? К примеру, пересмотреть стратегию закупок, выпускать меньше релизов и только с определенным кассовым потенциалом?

Я прочитал в одном издании, что при бокс-офисе в 20 миллионов рублей налог в 5 миллионов якобы не так страшен. Правда, непонятно, как можно приводить такие цифры вне контекста полного расчета дистрибуции фильма. Получается, что эти горе-аналитики принимают во внимание исключительно валовой сбор. А какую долю взяли кинотеатры, сколько прокатчик потратил на дубляж, логистику, рекламу? Более того, не берут во внимание, сколько стоил сам фильм. Может быть, за права заплатили 150 тысяч долларов. Тогда даже при бокс-офисе в 20 миллионов рублей ты оказываешься в глубоком минусе и выйти в плюс сможешь исключительно благодаря везению, если ТВ-канал заинтересует твой продукт. Никто никогда не знает, что станет прибыльным, а что – нет. Такие удачи, какие были в свое время у «Каравеллы» с ТРЕМЯ МЕТРАМИ НАД УРОВНЕМ НЕБА или недавно – у «Экспоненты» с ИДЕАЛЬНЫМИ НЕЗНАКОМЦАМИ, случаются не чаще, чем раз в три – пять лет.

Можно ли кинодистрибуционной компании выжить вообще без проката – только за счет продаж контента на телевидение и на онлайн-площадки?

У нас в компании бизнес построен таким образом, что мы всего лишь около 50 процентов своего пакета выводим в прокат. Остальной контент мы реализуем только в Интернете и на телевидении. Но кинопрокатные фильмы являются неким локомотивом, который двигает продажи всего нашего каталога. К сожалению, очень многие онлайн-площадки и платные каналы при закупках ориентируются на наличие факта проката. Что, кстати, для меня очень странно. В Интернете находится аудитория, которая не посещает кинотеатры. И каким образом некоторые привязывают одно к другому при составлении прогнозов, для меня остается загадкой.

Видимо, площадки опасаются, что без кинотеатральной рекламной поддержки им будет трудно продавать кино у себя.

Или это говорит о непрофессионализме закупщиков и желании «дуть на воду». Почему-то, к примеру, директор по закупкам Первого канала, когда у нас была сделка по фильму ХУЖЕ, ЧЕМ ЛОЖЬ с Аль Пачино и Энтони Хопкинсом, сказал нашему директору по продажам Виктории Шарововой, что ему не важно, был фильм в прокате или нет. Он покупает картины, основываясь на знании своей целевой аудитории. Но подобных менеджеров, к сожалению, не так много. Большинство партнеров строят ценообразование на основе таких понятий, как наличие проката, число копий, рейтинг – причем применяют рейтинг IMDb в стране, где 100 миллионов человек с упоением ежедневно смотрели «Рабыню Изауру», совершенно не делая поправки на менталитет. Плюс к этому сам рынок VoD у нас пока не настолько развит, чтобы приносить солидную прибыль, как это происходит, например, в США. То, что раньше давали продажи DVD в финансовом выражении, теперь не дают телевидение и Интернет, а подчас и прокат вместе взятые. Так что прожить без кинотеатрального проката вряд ли получится.

Вы чувствуете, что в силах бороться за свои интересы, отстаивать их перед министерством культуры?

Конечно, мы будем бороться за свои права посильными способами. Не так давно мы собирались с коллегами, независимыми прокатчиками, и на этой встрече выработали определенную стратегию. В настоящее время обсуждаем порядок дальнейших действий, который будет зависеть от решения министра.

Если абстрагироваться от государственных угроз, то как сегодня себя чувствует компания АКМ на рынке?

Нашей компании в этом году будет пять лет. И все это время мы развивались по нарастающей. Начинали с совсем мелких проектов, теперь конкурируем на рынке с достаточно крупными компаниями. Могу отметить, что за последний год мы сильно выросли.

За счет чего это удалось сделать?

В первую очередь – за счет хорошо отлаженного внутреннего функционирования и оптимизации расходной части. Четко выстроена дистрибуция, правильно распределены функциональные обязанности внутри компании, благодаря чему мы не раздуваем штат. Например, наш недавний релиз, мультик ЕЖИК БОББИ: КОЛЮЧИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ, выходил на 400 копиях, которые расписал один наш менеджер – Галина Морозова. Знаю, что во многих компаниях подобные объемы выполняют как минимум трое специалистов. Но я считаю, что большее количество сотрудников говорит о том, что управляющий не может правильно наладить бизнес-процессы внутри компании, распределить функциональные обязанности и прописать систему мотивации персонала. Конечно, перенимаем и иностранный опыт. В США все больше набирает популярность формат удаленного доступа – и процентов 70 нашего персонала работает именно таким образом, что позволяет не содержать большие офисные площади. Главное – результат, и тут также важна компетентность управляющего. Можно набрать хоть 30 человек – будут сидеть шарики гонять. Глобально наша стратегия заключается в том, что мы никогда не позволяли себе делать резких движений – мы движемся поступательно. Закупая контент, мы изначально понимаем, как и куда сможем его реализовать. Поэтому и чувствуем себя вполне уверенно и спокойно. Где будет новая точка роста – пока не знаю. А с учетом возможных грядущих изменений – тем более. Может быть, придется на какой-то момент остановиться, функционировать в рамках уже имеющихся целевых показателей.

Может ли стать точкой роста работа с российским контентом?

Возможно. Конечно, с художественной точки зрения российский контент все еще оставляет желать лучшего. У нас не так много продюсеров, которые действительно могут делать хорошее, крепкое, а главное, коммерчески выгодное кино – их можно по пальцам одной руки пересчитать. Но они свое кино реализуют сами. Безусловно, мы обращаем внимание на российские проекты, но пока это не целенаправленная деятельность. Усилий по поиску контента мы не прилагаем. Все, что мы выпускали, это мои давние связи времен работы в DVD-компании Vox. Но думаю, в связи с намечающимися изменениями мы на этом рынке будем себя более активно вести. Придется реанимировать все свои старые контакты (смеется).

Какие проекты вы готовитесь выпустить в ближайшее время?

У нас в пакете три хороших европейских анимационных проекта. Мы заключили контракт с крупной дистрибьюторской компанией AMBI на покупку фильма ЛАМБОРГИНИ. Это красивое историческое кино о противостоянии двух мировых итальянских брендов – Labmorghini и Ferrari, история их конкуренции. Интересное кино ОТСТУПНИК с Орландо Блумом в главной роли. Много фильмов в стадии обсуждения. Также у нас куплены крупные проекты на 2019-2020 годы, и, если честно, я ощущаю тревогу за них с учетом развития событий. Живу с надеждой, что здравый смысл восторжествует.


13.11.2017 Автор: Мария Позина

Самое читаемое

Канал заменит его шоу и сериалами собственного производства

ТНТ отказывается от показа зарубежного кино

Подробнее
На втором месте драма «Чудо»

Касса США: «Лига справедливости» стартует с $96 млн

Подробнее
Но собирает меньше «Бэтмена против Супермена»

Предварительная касса четверга: «Лига справедливости» захватывает лидерство

Подробнее
«Лига справедливости» нацелилась на высокий результат

Прогноз кассовых сборов в России на 16–19 ноября 2017 года

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100