30-й «Кинотавр»: день второй. Православно, супер.

«Большая поэзия» Александра Лунгина и «Мысленный волк» Валерии Гай Германики

Во вторник на «Кинотавре» вновь показали два контрастных фильма, принадлежащих противоположным спектрам российского кинематографа. БОЛЬШАЯ ПОЭЗИЯ Александра Лунгина в каком-то смысле продолжает мотивы БРАТСТВА, сценарий к которому написал тот же Лунгин-младший. Тема потерянного поколения, затронутая там, здесь также главная: только тогда было поколение Афгана, а здесь исследуется посттравматический синдром людей, воевавших в Луганске. Демобилизовавшийся солдат Витя (Александр Кузнецов) вместе со своим другом и боевым товарищем Лехой (Алексей Филимонов) работают инкассаторами, а в свободное от работы время ходят в поэтический кружок и на петушиные бои. Причем Леха − талантливый поэт и начинающий рэпер, а у Вити выходит какая-то смешная ерунда. Поначалу кажется, что смотришь «НА РАЙОНЕ здорового человека», но дальше кино вдруг начинает работать на таких оборотах, что ставки вырастают. У БОЛЬШОЙ ПОЭЗИИ явно амбиции если не нового БРАТА, то уж точно БУМЕРА. Некоторые пеняют фильму сконструированностью, литературностью, затянутостью и излишней интеллигентностью (при том, что на экране − жизнь гопников, из которых тестостерон хлещет литрами). Другим видится, что это кино как нельзя лучше резонирует с эпохой, показывая жизнь «маленького человека», который заперт в узком коридоре своих возможностей, и вырваться из него нет никаких вариантов. Разумеется, в случае с этим фильмом в первую очередь вспоминаются Новый Голливуд в целом и ранний Скорсезе в частности − быть может, именно столь серьезные амбиции некоторым мешают оценить истинный масштаб картины. Большое видится на расстоянии − и к БОЛЬШОЙ ПОЭЗИИ это вполне применимо. Как бы то ни было, мощный перформанс Александра Кузнецова заставляет воспринимать его как основного претендента на актерский приз. 

МЫСЛЕННЫЙ ВОЛК Валерии Гай Германики − экспериментальный абсурдистский опус о путешествии души от мрака к свету. Три поколения женщин − стареющая мать (Юлия Высоцкая), взрослая дочь (Лиза Климова) и маленькая внучка первой дамы (Ася Озтюрк) − сначала долго блуждают по темному лесу, по ходу дела успевая ссориться, мириться и цитировать Бодрийяра. Затем приходят в родной хутор, где с ними случается что-то похожее на православный хоррор − мысленный волк (символ сомнений, страхов, искушения и прочих нехороших вещей) атакует, но героини с ним, конечно, сдюжат. И в финале персонаж Климовой помчится на поезде «Юность» прямиком к вере и просветлению. Когда про такое кино спрашивают «Ну как?», самое разумное – отвечать «Ну, во-первых, это красиво...» и сбегать до того, как собеседник спросит про во-вторых. 

Еще больше интересного в нашем официальном канале в Telegram


12.06.2019 Автор: Александр Нечаев

Самое читаемое

Сопродюсерами фильмов стали Валерий Федорович и Евгений Никишов

ТНТ-Premier эксклюзивно покажет «Верность» и «Грозу»

Подробнее
«История игрушек 4» и все остальные

Прогноз кассовых сборов в России на 20–23 июня

Подробнее
К защите допущено 72 проекта

Минкультуры проведет питчинги авторского и детского кино 19 и 20 июня

Подробнее
«Дылда» попадает на седьмое место

Предварительная касса четверга: «История игрушек 4» стартует спокойно

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100