Александр Акопов: «Рынок фактически откатился на десять лет назад»

Бывший глава «Амедиа» и создатель «Космос-фильма» о положении дел на рынке контента

Александр Акопов, один из самых опытных российских телепродюсеров, в июне этого года покинул кинокомпанию «Амедиа», которой руководил с 2002-го. Студия, где были созданы такие успешные проекты, как «Бедная Настя», «Не родись красивой», «Закрытая школа» и многие другие, отныне перешла в полное распоряжение бывшего партнера Акопова Леонида Блаватника, в то время как сам продюсер основал новую производственную компанию «Космос-фильм». Спустя несколько месяцев после этих перемен «БК» встретился с Александром Акоповым, чтобы узнать о ближайших проектах «Космос-фильма», а заодно обсудить насущные проблемы телепроизводителей: влияние кризиса, перспективы отечественного контента на международном рынке и борьба с пиратством.

Прошло уже около четырех месяцев, как вы ушли из «Амедиа» и основали новую компанию. Можете уже рассказать о новых проектах «Космос-фильма», о каких-то ближайших планах?

Мы еще только начали, в новый офис вот недавно переехали. Пока в основном занимаемся разработкой собственных проектов. Правда, уже сняли пилот для одного из каналов. Это будет детективная история. Готовимся к продолжению съемок сериала «Екатерина» для канала «Россия». И еще есть порядка десяти проектов, которые у нас сейчас находятся в стадии разработки и подготовки.

Есть ли у вас какие-либо предпочтения на сегодняшний день, какие делать сериалы – основанные на оригинальных идеях или адаптации успешных иностранных форматов?

У нас какой-то специальной привязанности к этому нет. Мы работаем, исходя из потребностей наших заказчиков. Если понимаем, что каналу нужно что-то, что быстрее сделать как формат, то делаем формат. Если понимаем, что скорее подойдет какой-то оригинальный продукт – делаем оригинальный продукт. Мы не являемся фанатиками ни того, ни другого.

В своих интервью вы объясняли причины ухода из «Амедиа» разницей в подходах к бизнесу между вами и вашим партнером. Что вы, в отличие от него, предпочитаете не рисковать и делать сериалы только под конкретные заказы каналов. В условиях кризиса эта позиция более чем оправдана. Но сейчас и сами каналы жалуются на сокращение бюджетов. Насколько в связи с этим упали их запросы на новые проекты?

Не существенно упали. По крайней мере на сегодняшний день мы этого не ощущаем. Количество денег, конечно, у каналов снизилось. Рынок фактически откатился на десять лет назад, то есть к 2005 году. Но сказать, что 2005-й был совсем плохой, тоже нельзя. Спрос на определенный продукт есть, и, к счастью, не все зависит от бюджетов. Принципиальное значение имеют претензии зрителя к качеству, а не то, сколько у нас в компании денег. 

Многие представители медиаиндустрии прогнозируют, что кризис и сокращение бюджетов скажутся на качестве самого контента, если не сейчас, то года через два точно. Вы согласны с этими опасениями?

Не думаю, что кризис как-то отразится на качестве. К счастью, можно делать качественный продукт без завязки на том, сколько что стоит. Пока же очевидно, что уровень качества растет, и растет прямо на глазах. Посмотрите на премьеры этого сезона: «Измены», «Метод», «Кухня», «Джуна». Который год уровень только повышается.

А можно ли сказать, что в этой ситуации вам в какой-то степени помогает сохранять оптимизм еще и помощь от государства? Ведь второй сезон «Екатерины» получил госфинансирование. 

Это финансирование составляет меньше 10 процентов общего бюджета. Мы могли бы эти деньги и не получать, так как всю жизнь снимаем без государственной поддержки. Проблема не у нас, а у министерства культуры – им просто некому давать эти деньги. Потому что то, что им приносят, видимо, не соответствует каким-то критериям. Мы показали достойный материал, и нам дали деньги. Если были бы другие люди, которые показали бы что-либо достойное – дали бы им. Деньги Минкультуры для телевидения – это капля в море. Это ничто. Если бы не было этой поддержки, то мы с телеканалом «Россия» справились бы самостоятельно. На мой взгляд, в телепроизводстве государственная поддержка нужна только адресная, конкретным проектам, направленным на какие-то социальные, общественные задачи. Например, детскому или юношескому кино, которое имеет некий просветительский посыл. В таком случае это оправдано: государство направляет свои ресурсы туда, где должен выпускаться продукт определенной тематики и уровня качества. А на бизнес деньги государства никак не влияют.

Если проводить аналогии с кинопрокатом, то там государство стремится помогать национальным производителям не только финансово, но и на законодательном уровне. Есть ли необходимость в подобных регуляциях на телевидении?

Нет. На телевидении это произошло самоходом. Никто специально ничего не делал, но русские проекты все выиграли. Вы же видите: ни один американский, ни один иностранный продукт конкурировать сегодня с нами на нашем рынке не может. 

А мы можем конкурировать с иностранным продуктом на международном рынке? И насколько лично для вас интересно быть востребованным не только у себя на родине, но и за ее пределами?

Нам это интересно, но не является самоцелью. Наша задача – работать с отечественным зрителем. И вся наша бизнес-схема построена на том, что все нужно отбивать здесь, на территории России, тем более сейчас, когда мы потеряли украинские каналы. В любом случае вопрос выхода на зарубежный рынок никак не связан с уровнем качества наших сериалов. Они сделаны лучше, чем у большинства других стран. По техническому или драматургическому качеству, по режиссуре мы ни в чем никому не уступаем. А если и уступаем, то только американцам. Для того чтобы выйти на международный рынок, надо быть вписанным в международную систему дистрибуции. Вписаться в нее крайне непросто, потому что она ориентирована на англоязычный и прежде всего американский контент. Другая проблема, которая нам мешает – это культурные барьеры. Мы делаем сложные вещи, но они часто замкнуты на нашу внутреннюю тематику. Даже при том, что там может быть хорошая история, хорошие актеры, но если сюжет основан, например, на историческом материале Советского Союза, то, конечно же, он будет непонятен аудитории других стран. Плюс, разумеется, сегодня влияют и политика, и атмосфера в зарубежных средствах массовой информации. Был вот совершенно удивительный факт продажи сериала «Анна Герман» в Польшу. Прямо скажем, в коммерческом плане сделка была не очень успешной, но важен был прецедент. Сейчас это хит польского телевидения. Сами поляки таких цифр достичь не смогли. Вот вам простейший пример, когда за счет мощности темы, за счет самой героини история пробила, будем говорить честно, даже те антироссийские и антисоветские настроения, которые существуют в массовом сознании в Польше. Так что абсолютно все возможно, и это происходило еще десять лет назад, например, с той же «Бедной Настей». Но пока это штучное явление. Все очень и очень непросто. Тут еще проблема в том, что тот тип продукта, с которым, например, появились на нашем рынке те же латиноамериканские страны, – длинные, многосерийные романтические драмы, в России никто не делает, к сожалению. И это закрывает для нас рынки огромного количества территорий, потому что этот формат был бы продан с наибольшей степенью вероятности.

Вы, в свою очередь, на нашей территории активно продвигаете иностранные сериалы, в том числе устраивая их премьеры в кинотеатрах. Видите ли вы в этом направлении реальные перспективы или это скорее служит продвижению вашего онлайн-кинотеатра «Амедиатека»?

Правила игры здесь задают опять же наши американские коллеги. Очевидно, что серию «Игры престолов» можно и сегодня спокойно расписать по миру на несколько тысяч экранов. Народ придет и заплатит деньги, особенно если это будет за неделю или за день до телепремьеры. Такого пока не происходит, потому что есть опасения, связанные с пиратством. Но за этим будущее. Функции кинотеатров в цифровую эпоху, конечно же, будут расширяться: уже сейчас в них транслируются и рок-концерты, и спектакли, и какие-то другие события. Потому что это стало прежде всего технически возможно: качество телевизионной картинки сегодня не стыдно показывать на большом экране, это те же самые 4К. В свою очередь и сериал по своей драматургии и напряжению сегодня вполне может сравниться с кино. Он может уступать по бюджету, но не по эмоциональному воздействию на аудиторию. Пока большинство людей, конечно, не привыкло смотреть такие вещи в кинотеатрах, но есть фанатские группы, которые с удовольствием приходят. Никто еще не отменял феномен коллективного просмотра. Если бы можно было пригласить к себе домой сто человек и вместе посмотреть фильм или сериал – мы бы это, конечно, делали. Но для этого есть специальные помещения. Я не боюсь, что кино когда-нибудь окончательно уйдет в телевизор – кинотеатры никуда не денутся. Точно так же никуда не денутся и традиционные каналы. Просто произойдет некое перераспределение, и на сериалы будут ходить в кино. Почему нет?

Время покажет. Но, как вы отметили, главное – победить пиратов. Они ведь отнимают хлеб у всей индустрии – и у кинопроката, и у онлайн-дистрибуции. Вы как один из главных борцов с этим злом можете поделиться, как сейчас обстоят дела с данным вопросом?

Пиратство нам очень мешает. Но вот сейчас, в ближайшие недели, скорее всего будет закрыт Rutracker, и на этот раз – навсегда. Я думаю, это послужит хорошим сигналом и для других. Чтобы победить пиратство, нужна только политическая воля. Сегодня же самыми главными пособниками пиратов остаются поисковые системы. «Яндекс», как вы знаете, запустил недавно свой видеосервис, получилось пока не очень. Будет у нас с ними серьезный разговор... Но при этом я не склонен согласиться с теми, кто говорит, что у «Яндекса» ничего не выйдет с «КиноПоиском». Там сидят далеко не глупые люди. Каждый может сделать ошибку при запуске нового продукта, но это ничего не означает. Вполне вероятно, что через три-четыре месяца мы увидим, что новый «КиноПоиск» работает, и работает не хуже старого. «Яндекс» – это ключ к формированию цивилизованного рынка. Но это не отменяет и того, что они продолжают оставаться и главными пиратами. Даже Google хоть и через пень-колоду, но удаляет ссылки по заявкам, а «Яндекс» не делает ничего. Они считают, что с запуском «КиноПоиска» им удастся каким-то образом быстро сформировать рынок легального платного контента. Мы пошли им навстречу, сказали, что будем сотрудничать, но вот сейчас, уже по итогам запуска, у нас состоится разговор, который, как вы понимаете, закончится победой нашей идеологии.

А как вы оцениваете их идею таргетируемого показа? Насколько, по-вашему, такая система рекомендации может быть успешной для онлайн-площадки?

Я верю в таргетирование, но только когда речь идет о менее тонких материях, о товарах массового спроса. Казалось бы, кино – тоже товар массового спроса. Но к нему явно нужен иной подход, чем к «Кока-Коле». Сказать, что мы в новом «КиноПоиске» увидели какие-то правильные автоматизированные системы рекомендации – таки нет. Простые механизмы вроде «человек посмотрел МСТИТЕЛЕЙ – значит, он посмотрит и ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ не работают. Тут нужно что-то другое. Раньше пользователь «КиноПоиска» сам для себя интуитивно создавал программу, что смотреть. И факторов, которые люди принимают во внимание при выборе фильмов, гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. У каждого есть своя референтная группа. Конечно, на нас влияет объем рекламы, но мне достаточно одного слова моего хорошего знакомого, чтобы я не пошел на такую-то драму. С другой стороны, если этот же знакомый выскажется о фантастическом фильме, то я его не послушаю, потому что в этом вопросе его мнение мне будет не важно. Я могу послушать одного кинокритика и не послушать другого. Я могу захотеть пойти на фильм, на который пошли все, а могу дожидаться, когда все его посмотрят, потом выскажутся, и я пойму, хороший он или нет. И так далее. То есть, в отличие от еды и товаров первой необходимости, здесь работают более сложные закономерности. Несмотря на массовость кино, его нужно продавать скорее как товары люксового сегмента, где никогда не поймешь, почему человек купил этот автомобиль, а не тот. Вроде ездят все одинаково, выглядят сегодня тоже все… по-китайски. Так почему люди предпочитают одно, а не другое? Потому что тут играет существенную роль эмоциональный выбор.

Очевидно, что вы отлично разбираетесь в запросах современных зрителей. Не планируете, как многие ваши коллеги по телебизнесу, расширить поле деятельности и попробовать себя в кинопроизводстве? 

Есть такие планы. Даже уже есть стопка проектов, над которыми мы работаем. Но рассказывать пока ничего не можем, так как наши партнеры-каналы очень щепетильны в этом вопросе. В любом случае это не является нашим приоритетом. Нам телевидения более чем достаточно, мы делаем сериалы, у нас это неплохо получается. Но нам люди сказали: «Раз вы точите ножи и вилки, наверное, вы сможете сделать и ножницы». Мы говорим: «Хорошо, вы нас убедили. Будем делать ножницы». Посмотрим, что получится.


16.11.2015 Автор: Мария Позина

Самое читаемое

Это проект, созданный компанией «Цифровое телевидение»

В России начинает вещание телеканал фэнтези и аниме

Подробнее
Зрителей интересовало супергеройское кино и российские сериалы

«Яндекс» назвал фильмы и сериалы, лидировавшие в поисковых запросах в 2018 году

Подробнее
Ставки на «Аквамена» и «Т-34»

Прогноз БК на «новогоднюю битву»: кто выйдет победителем?

Подробнее
За это спасибо Китаю

Международная касса: «Аквамен» уверенно занял первое место

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100