Алексей Бажин: «В России есть около 50-80 тысяч ценителей классики на большом экране»

Руководитель проекта «Иноекино» − об особенностях работы с контентом, его аудитории и планах на будущее

Проект «Иноекино» и его руководитель Алексей Бажин летом 2018-го активно боролись с законопроектом о фестивалях, который ограничил возможности для показа фильмов без прокатного удостоверения. С принятием закона компания выпустила в прокат несколько авторских фильмов, а затем громко заявила о себе, раз за разом успешно перезапуская классические картины, делая их старты событиями для многих ценителей кино. ЧУЖОЙ заработал в прокате 9,2 млн рублей, на счету у АПОКАЛИПСИСА СЕГОДНЯ 7 млн рублей, а ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ собрало 2,8 млн. Сейчас в прокате работает ОХОТНИК НА ОЛЕНЕЙ. О причинах востребованности таких проектов, величине их аудитории и особенностях выпуска мы поговорили с Алексеем Бажиным.

Поздравляем с прекрасными результатами ЧУЖОГО и АПОКАЛИПСИСА СЕГОДНЯ. Чем вы объясняете успех релизов? Почему, на ваш взгляд, у зрителей востребован контент, который они видели много раз и могут в любой момент посмотреть в сети?

Спасибо. У этого успеха много составляющих и пришел он, конечно, не случайно. Несколько лет мы показывали классику в формате единичных ретроспективных сеансов в двух-четырех городах в крупнейших кинотеатрах страны, собрали вокруг нашей работы большую и преданную аудиторию в соцсетях. Затем мы выпустили в прокат несколько авторских фестивальных фильмов, набили шишки, понесли потери, освоились, изучили специфические для прокатного бизнеса моменты и приступили к выпуску ЧУЖОГО. Было проделано очень много кропотливой работы на износ, не конвейерной, ручной, со знанием предмета и аудитории, с которыми имеем дело. А востребованы такие картины вот почему. Аудитория классики все-таки не подростки, разброс идет от 23 до 70 лет. Люди выросли на этих фильмах, но никогда не смотрели их в кинотеатре, либо слышали, что это must see, а тут такой шанс – впервые посмотреть и сразу на большом экране. Культура похода в кинотеатры никуда не пропала, а процесс этот далеко не для каждого человека является сугубо развлекательным, с попкорном и пивом. Возраст фильма в данном случае совершенно не важен. Люди часто пишут нам, что мы вернули их в кинотеатры, что они не были там по 10 лет, потому что из новинок смотреть нечего, а рядом сидящие тинейджеры, чавкающие чипсами и вслух комментирующие фильмы, им мешают. Это реальность. И, положа руку на сердце, я их понимаю. И ведь такие фильмы, как ЧУЖОЙ или АПОКАЛИПСИС СЕГОДНЯ, выходят раз в 20-30 лет. У зрителя появляется редкий шанс соприкоснуться с историей великого кинематографа. Тем более, мы выпускаем отреставрированные кинотеатральные копии в оригинале с субтитрами, а они, поверьте, изумительные. Ну а к быстрому и безболезненному чтению субтитров зритель очень быстро привыкает, наши показатели тому прямое доказательство.

С октября 2018 года вы выпустили в стандартный прокат четыре новых фильма – ЗИМНИЕ БРАТЬЯ, ТРИ ЛИЦА, ПОЧЕМУ МЫ КРЕАТИВНЫ? и НАШЕ ВРЕМЯ. Был ли переход к системе проката связан исключительно с появлением закона о фестивалях? С чем было связано решение выпускать в прокат классику? Отличается ли, например, ЧУЖОЙ в плане окупаемости от предыдущих ваших проектов?

Еще до того, как те деструктивные поправки в закон запустили на рассмотрение, мы закупили несколько фестивальных фильмов для ограниченного проката. Так уж совпало. Но зато еще позже, когда стало ясно, что от закручивания гаек чиновники не отказываются, ведь закон изменили еще раз, но всего лишь частично в положительную сторону, оставив реестр и прочие атрибуты архаичного и разрушительного зарегулирования фестивальной сферы. Тогда стало понятно, что надо идти другим путем. Не в обход, а вширь. Почти все новое авторское кино провалилось, но зато это был неоценимый опыт, который, считаю, гораздо дороже тех денег, что мы потеряли. Нужно было наладить и оптимизировать связи, роспись и другие необходимые для проката процессы. Мы даже изрядно обновили наш коллектив, а многие внутренние установки реорганизовали. Настал момент сыграть ва-банк. Тогда мы закупили ЧУЖОГО и еще несколько перезапусков классики. Порог окупаемости у них разный. Но важнее сами условия по договору и размер последующих выплат мировому дистрибьютору. ЧУЖОЙ ведь и собрал больше всего из наших фильмов, так что он окупился. И теперь, осенью, когда мы будем выпускать новый фильм-событие Виктора Косаковского АКВАРЕЛЬ, ситуация со сборами должна быть совсем другой. Но с ним еще предстоит решить немало технических вопросов.

Раньше «Иноекино» проводило единичные ретроспективные показы, как гласит сайт, в трех кинотеатрах – «Аврора» в Санкт-Петербурге, «Октябрь» в Москве и «Победа» в Новосибирске. Легко ли было убеждать новые кинотеатры, с которыми вы раньше не сотрудничали, взять в работу сложные авторские фильмы и перевыпуски? ЧУЖОЙ вышел в 116 кинотеатрах, у АПОКАЛИПСИСА СЕГОДНЯ 112 площадок. Как вам кажется, это предел для таких релизов, или со временем кинотеатров может стать больше?

Я сам занимался росписью и практически никого не убеждал, кинотеатры охотно брали фильмы. Было непросто решить вопрос с росписью в сетях кинотеатров так, чтобы все были довольны. И я очень рад, что получилось найти общий язык с представителями всех главных сетей. Мы доказали, что наши релизы способны работать не только ограниченным количеством копий и эксклюзивно. Теоретически ЧУЖОЙ мог иметь и 160 копий, но «развозить» роспись тоже нельзя, это плохо для имиджа проекта и не в интересах активных кинотеатров, поэтому мы приняли тактическое решение этого не делать. Было около 120 залов, вы правы, и мощная наработка, которая в первый уикенд была от 7 до 10 тысяч на зал, доказала, что пока что это идеальная цифра в первую очередь для кинотеатров, чтобы залы всегда были заполненными и сохранялась «событийность» релиза. Одна их моих задач – сделать так, чтобы кинотеатры были довольны сборами. Этому еще способствует ранний запуск продажи билетов, важнейший момент для таких релизов, и здорово, что почти все кинотеатры и сети это понимают не хуже нас самих. К тому же мы не против осваивания малых городов, у нас даже есть успешные примеры. Так что еще есть куда расти, но в этом деле главное не спешить и не делать резких движений.

По каким критериям вы отбираете классические проекты для перевыпусков? Почему фильмы выпускаются на языке оригинала с субтитрами – как вам кажется, это абсолютно положительный момент, или некоторых потенциальных зрителей такой формат все-таки отталкивает?

Отбираем фильмы благодаря личным познаниям в истории кино, некоторым цифрам, наработкам, отношениям с иностранными дистрибьюторами, наблюдениям и, конечно, интуиции и тесному контакту с нашей аудиторией. Четких критериев и условий нет, мы даже далеко не всегда ставим задачу непременно заработать. Бывало, что умышленно недобирали. Разнообразим наш подход, чтобы не повторяться и не засиживаться на одном месте. Формат показа в оригинале с субтитрами, конечно, некоторых людей отталкивает, но мы доказали, что мнение, что в регионах люди не будут смотреть кино с субтитрами, ошибочное и устаревшее. Уверен, еще не раз докажем. Это наша принципиальная позиция, я терпеть не могу, когда у фильмов вырывают родной язык и пришивают на его место новый, чуждый, неудобный и с фальшивыми интонациями других актеров и актрисс, эмоциями. Это уже другой фильм, нелепый суррогат, какими бы хорошими дубляж или войсовер не были, просто многие этого еще не понимают. Кстати, многие зрители, начав смотреть фильмы с оригинальным звуком, уже не могут вернуться к фальшивому. Поэтому дубляж точно не для нас, как, кстати, и не для многих стран Европы и всех фестивалей. А к субтитрам все привыкают довольно быстро, даже пожилые люди и дети.

Насколько для вас важно разрешение 4К, в том числе для маркетинга, учитывая, что в России немногие кинотеатры показывают фильмы в этом формате?

Говоря о 4К, я отмечу, что мы не слишком активно используем его в продвижении. Мы не обманываем зрителей формулировкой, что он сейчас увидит фильм «в 4К», но мы пишем, что это «4К-реставрация», потому что так называется сама копия. В июне, когда мы вновь будем выпускать фильм в 4К, еще тщательнее отметим, что показы будут и в 2К и, кое-где, в 4К, даже отобразим у себя на сайте где и в каком виде. Конечно, для нас не принципиально выпускать исключительно 4К-копии, хотя это приятный бонус примерно для пяти кинотеатров из нашей росписи.

ЧУЖОЙ – довольно крупный проект. Трудно ли было небольшой независимой компании получить возможность выпускать его в России? Где вы находите проекты и покупаете их? С кем и каким образом договариваетесь о правах?

Получить ЧУЖОГО было непросто. Мы три месяца вели переговоры, получали утверждения головной студии. В целом мы находим и покупаем фильмы у мировых дистрибьюторов и киностудий, с некоторыми из которых нас связывают давние партнерские отношения. Мой коллега занимается этими вопросами, ездит на фестивали, общается, поддерживает контакт. Договариваемся лично или по электронной почте, все как обычно. Решения принимаем совместно. Не хотелось бы называть имена, это наша внутренняя история.

Расскажите, пожалуйста, о маркетинге ЧУЖОГО и АПОКАЛИПСИСА СЕГОДНЯ. Какие инструменты вы используете, чтобы найти своего зрителя и завлечь его в кинотеатры? Берете ли вы готовые рекламные материалы или изготавливаете их сами?

В таргетинге в соцсетях я как рыба в воде. Никому не доверяю, делаю все сам, к тому же это просто вызывает азарт. Это мощнейший инструмент в современном мире, экономичный, грамотный, оптимальный для определенных ниш и для последующего расширения аудитории, по которой дальше работаешь уже бесплатно. Также мы любим памятный мерч, изготавливаем его и дарим на премьерах. Работаем с кинокритиками, которые представляют наши проекты и даже читают специальные лекции «под релиз». Безусловно, это дополнительная прокачка на местах, не карамельная, но интеллектуальная. Тут важно понимать, что у нашей компании все-таки значимая культурная миссия, ее надо поддерживать и развивать для формирования правильного имиджа у зрителей. И самим нам такая работа в удовольствие. Поэтому у нас, например, есть редактор соцсетей, которая пишет и переводит прекрасные материалы, в том числе и образовательные. Есть человек, ответственный за мерч, за формирование имиджа. У нас даже есть книжная лавка в Петербурге в нашем любимом кинотеатре «Аврора», которой заправляет мой близкий друг. Скоро мы будем открывать онлайн-магазин с книгами, с нашими постерами и приятными эксклюзивными изделиями. Это все уже востребовано нашим зрителем. Мы не хотим ограничиваться сугубо прокатной деятельностью как техничной и конвейерной работой. Нам важны и интересны сами культурные процессы, участие в них. Мелочей в нашей работе нет, а социально-культурная активность всегда была нашим коньком. Тем более мы недавно обновили наш коллектив и взяли на работу двух молодых девушек, я в восторге от их активного, страстного и грамотного погружения в процесс. Что касается рекламных материалов, то мы их либо локализуем и дополняем, либо создаем с нуля. Зависит от договоренностей с продавцом фильма.

Должны ли сами кинотеатры продвигать необычный релиз и как это следует делать? Все ли площадки, с которыми вы работали, рекламировали проекты дополнительно?

Тут многое зависит от задач кинотеатра. Есть масса таких, где, к сожалению, привыкли работать по накатанной, без фантазии и самосовершенствования. Что говорить, если у большинства региональных кинотеатров давно уже устаревшие сайты? Почему-то об имидже мало кто думает всерьез. Но очевидно одно: лучший результат всегда там, где кинотеатры ведут активную культурную жизнь, а не просто расписывают прокатные сеансы крупных коммерческих релизов и выполняют сугубо административные и технические функции. Именно поэтому в регионах так прекрасны, например, «Победа» в Новосибирске, «Киномакс» в Томске, «Горизонт» в Ростове-на-Дону. Что уж говорить об объединенной киносети «Формула Кино» и «Синема Парк» и сети кинотеатров «КАРО», в которых очень много внимания уделяется работе с таким контентом. Формируются специальные задачи для сотрудников и даже создаются целые отделы. Не могу не отметить сеть «Москино» и то, что они идут в ногу со временем, один кинотеатр «Звезда» с книжной лавкой «Искусство кино» дорогого стоит, другие площадки сеть тоже ремонтирует и подтягивает. Но ситуация в малых городах до сих пор печальная. Есть десятки городов, где всего лишь два-четыре кинотеатра, в которых идут одни и те же пять фильмов. Нет ни выбора, ни собственного лица. Это печальная серая картина.

Как вам кажется, могут ли другие прокатчики заняться прокатом классики, станет ли это трендом? Или это все же удел таких специализирующихся на подобных фильмах компаний, как «Иноекино» и «Искусство кино», например?

Не исключено. Когда-то мы были первыми, кто регулярно стал возвращать классику на большой экран, затем появились подражатели, копировали многие наши действия, концепции. И это нормально, в нашей жизни такое сплошь и рядом. Главное, что мы сами ни за кем не повторяем и постоянно идем вперед. А с «Искусством кино» мы, кстати, активно сотрудничаем и дружим, как и с «Сеансом». Нам нравится быть именно в этой интеллектуальной среде и как-то помогать ей развиваться, вопреки действиям и желаниям чиновников, и вопреки многим сложившимся стереотипам об аудитории в нашей стране.

Кстати об аудитории – каково, на ваш взгляд, максимальное количество зрителей перевыпусков классики в России? Люди, которые приходят на ЧУЖОГО и АПОКАЛИПСИС СЕГОДНЯ и на СТАЛКЕРА или ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ – это одна и та же группа синефилов, или все же в аудитории есть различия?

Классика классике рознь, а часть аудитории можно нахватать и случайно, только это будет «раздутая» роспись. Озвучу, что на ЧУЖОГО зрители купили 33 тысячи билетов, на АПОКАЛИПСИС СЕГОДНЯ 24 тысячи. Многие ходили дважды. У аудиторий, конечно, есть различия, но все же объединяет их одно очень важное свойство – интерес к истории и важным явлениям в мировой культуре, а не мимолетная потребность в разгрузке мозга. И это не синефилы, таковых у нас в стране пару-тройку тысяч, не больше. При этом определенная часть обычной аудитории кинотеатров сразу же отсекается и остается около 50-80 тысяч ценителей классики на большом экране на всю страну. Но все эти цифры условные.

Как вы оцениваете масштаб последствий принятия закона о фестивалях? Как оно уже сказалось на рынке и что будет дальше?

Масштаб уже довольно серьезный. Нарушен микроклимат этой непростой и тонкой сферы, нарушено планирование многих фестивалей. Вырезаны все, кто проводил один-два праздничных сеанса, либо они поставлены в условия получения прокатного удостоверения, что вообще никому не нужно, это бюрократический архаизм. Многие коллеги бегают с выпученными глазами и вопросом на устах: «Когда бежать? Что писать?». В некоторых случаях применяется «ручное» управление законом. Это никому не нужный, даже самим чиновникам, деструктивный закон. От него для всех сторон только вред и убытки. Что будет дальше, не знаю. Но у нас в стране люди уже привыкли подстраиваться, к сожалению, вместо того, чтобы отставить свои права и свое право на легальную работу.

В феврале вы, например, выпускали на экраны итальянскую классику. Насколько мы понимаем, это получилось сделать, поскольку у всех фильмов в программе уже были прокатные удостоверения. Аккредитовывали ли вы какие-нибудь фестивали, чтобы показать картины, у которых нет удостоверений?

Программу итальянской классики мы набрали у наших коллег, поэтому на те фильмы есть и прокатное удостоверение, и права на несколько лет в РФ. Так что там все просто, только набирать больше нечего. Поэтому мы теперь сами покупаем права на определенный срок, сами и прокатываем, получая ПУ. Никаких ретроспектив под видом фестивалей в новоиспеченный реестр Минкульта мы не вносили. Первое окно мы и многие другие пропустили, так как в это время был Берлинский кинофестиваль, второе окно совсем скоро, и мы вряд ли что-то будем серьезное вносить в реестр, так как им нужны все точные даты на год вперед, фильмы, формат, а проработать все это заранее просто нет технической возможности. Как я уже отмечал, эту сферу чиновники лишили мобильности и органичности, теперь она закупорена, и каждый глоток воздуха нужно согласовывать, прорабатывать с Минкультом. Ни к чему хорошему для киноиндустрии в стране это не приведет.

Как, на ваш взгляд, себя сейчас чувствует рынок альтернативного контента в России в целом? Может ли такой контент дать заметный движок киносмотрению в стране в целом за счет привлечения той старшей аудитории, которая редко находит в кинотеатрах фильмы для себя?

Альтернативный контент чувствует себя намного лучше, чем пять лет назад, если не говорить о зарегулированости фестивальной сферы. Даже составляющие изменились, постоянно появляется что-то новое. Цифры растут, и в будущем может быть все. У разных слоев населения есть социальный запрос, просто его надо вытащить из недр на поверхность, чем мы в том числе и занимаемся. Лишь бы государство перестало вставлять палки в колеса.

Каковы дальнейшие планы компании «Иноекино»? Каковы ваши ожидания от следующих ваших проектов? Планируете ли вы выпускать другие крупные классические проекты или новинки кинематографа?

Ожидания умеренные, чтобы высокие вдруг не оказались завышенными. И вообще, в нашей работе я стараюсь уделять ожиданиям немного места, важнее следить за качеством работы и самоотдачей. А что будет, то и будет. Постоянное прогнозирование может только мешать. В июле выпускаем в повторный прокат культовый БОЙЦОВСКИЙ КЛУБ Дэвида Финчера в честь 20-летия фильма, а в августе выпустим еще один любимый в народе фильм, но пока не все договоры подписаны, я не могу озвучить эту новость. Касательно новинок, как я уже говорил, осенью мы выпускаем фильм-событие Виктора Косаковского АКВАРЕЛЬ. Этот фильм после нас закупил на Америку и другие страны мировой мэйджор Sony Classics и к 2020 году будет его подтягивать на «Оскар». Это первый фильм в мире, снятый в формате 96 кадров с секунду. У него и звук Dolby Atmos. Я его смотрел в 48 кадров (для 96 пока не готово программное обеспечение для кинотеатров, но работа ведущих мировых компаний в этом направлении уже идет), и это невероятный свежий опыт. Уверен, фильм будет большим событием, в том числе и для широкой аудитории.


24.06.2019 Автор: Анна Багрова

Самое читаемое

Китайский мультфильм «Нечжа» опустился на третье место

Международная касса: в лидеры выбился «Однажды в... Голливуде»

Подробнее
Речь идет о проектах II и III кварталов 2019 года

Фонд кино определился с получателями субсидий на выпуск фильмов в прокат

Подробнее
Первый уикенд принес фильму только $2,1 млн

«Тайна печати дракона» стартовала в Китае без особого успеха

Подробнее
Он занимается отбором фильмов на иностранном языке

Александр Невский вошел в комитет по отсмотру номинантов «Золотого глобуса»

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru Rambler's Top100