Фото: Андрей Федечко

Владимир Бортко: «Наше кино себя не окупает, без господдержки нам не выжить»

Известный кинорежиссер – об отечественном кинопроме, новом фильме и борьбе с пиратством и коррупцией

Современный российский кинематограф с каждым годом пополняется свежей кровью и новыми именами. Тем интереснее кажется появление на экранах творений заслуженных мастеров, создавших себе славу еще в советское время. В преддверии выхода мелодрамы О ЛЮБВИ БК поговорил с режиссером Владимиром Бортко и обсудил не только его новую работу и состояние отечественного кинопрома в целом, но и его борьбу с пиратством и коррупцией в отрасли на посту первого заместителя председателя комитета Госдумы по культуре.

Новую картину можно назвать нетипичной для вас как для режиссера. Вы больше известны по остросюжетным, социальным лентам. Почему решили именно сегодня обратиться к теме любви?

Не могу сказать, что я раньше вообще не снимал на эту тему. В «Мастере и Маргарите», в «Идиоте» было много любви. Но мелодрама в чистом виде – это действительно для меня впервые. Я какое-то время назад обратил внимание, что в кинотеатры сегодня в основном ходят женщины. На их долю приходятся три из четырех купленных билетов. При этом себя на экране они практически не видят – там одни мужчины воюют, стреляют, убивают. А жизнь обыкновенной современной женщины стоит несколько в стороне. Мне показалось, что пора уже рассказать про нее. И я попытался.

Вы считаете, что главная героиня фильма – обыкновенная современная женщина? Тогда вы явно относитесь к ним не лучшим образом.

Почему вы так считаете? Интересно, как отличаются мужской и женский взгляды. У меня съемочная группа на 90% состоит из женщин. И когда я им показал черновой монтаж, они сказали: «Ну и стерва». А вот мужчины ее оправдывают.

Интересно, чем? Ведь она разрушила две семьи, уйдя от мужа к женатому человеку, который более обеспечен.

Она сильнее и цельнее, чем мужчины, которые ее окружают. Она отдает им всю себя и требует от них того же, но мало что получает в ответ. Один ее учил, что любовь – это договор. Второй увлекся ею, женился, потому что порядочный человек, но потом быстро охладел. А ей необходимы высокоградусные отношения. Я не могу сказать, что полностью ее оправдываю, но я ее понимаю. Понимаю, что ей тяжело совладать со своими мощными чувствами. Все вокруг живут по принципу, чтобы все было шито-крыто. Как Каренин у Толстого просил жену не выносить ее адюльтер напоказ: мол, встречайтесь – только чтобы свет ничего не знал. А она так не может, она не умеет врать и притворяться. Поэтому для меня она – героиня. Может быть, не стопроцентно положительная, но героиня. И неверно думать, что она выбирает любовника из-за денег. Это абсолютно не так – она просто в него влюбилась. Это ураган. Это не каждому дано, но есть люди, поверьте мне, у которых любовь переворачивает всю жизнь. Вот два человека живут и планируют, что будут делать через год, через пять лет, и вдруг случайная встреча, и все – нет ни совместного завтра, ни следующего года. Вот это тот случай.

Вы сейчас упомянули Толстого, а в прессе некоторые критики окрестили фильм буквально современной версией «Анны Карениной». Это действительно так?

Я расскажу, откуда это пошло. Когда мы представляли картину на питчинге, меня окружили журналисты и начали спрашивать, о чем кино. Рассказывать целиком историю – долго, поэтому я решил упростить всем задачу, сказав: «Это как «Анна Каренина». Они и ухватились. Хотя если корреспондировать с литературой, то, возможно, это ближе к «Кукольному дому» Генрика Ибсена. Это первая пьеса о женской эмансипации. Там тоже в начале героиня Нора была тихим существом, живущем при муже. Потом выясняется, что это не тот мужчина, которого стоит боготворить, и она уходит из дома. Но, если честно, я не пытался делать ни то, ни другое. Я снимал по собственному оригинальному сценарию и рассказывал о настоящем времени, о нравах современной российской интеллигенции.

Кого вы видите своим зрителем?

В первую очередь это жители больших городов. Не только Москвы и Питера, но Новосибирска, Екатеринбурга, Омска и им подобных. В маленьких населенных пунктах, в провинции все это будет непонятно и неинтересно, а в мегаполисах такие истории могут происходить сколько угодно. Я бы очень хотел, чтобы пришла молодая аудитория. Если они оторвутся от своих комиксов и боевиков, то, думаю, им эта история может быть интересна. В то же время рассчитываем и на более старшее поколение, которому наше кино точно будет понятно. Правда, эти люди в кинотеатры редко ходят…

К сожалению, на драмы в кинотеатры сейчас в принципе редко ходят.

Да, сегодня драма перекочевала в телевизор. Но такое в мировой кинематографии уже было. Когда в конце 60-х годов появилось телевидение, оно начало активно вытеснять кино. И в Голливуде стали думать, что делать. Появился широкоэкранный формат, начали снимать высокобюджетные фильмы. Апофеозом стала безумно дорогая КЛЕОПАТРА с Элизабет Тейлор и Ричардом Бертоном. Огромное кино с масштабными декорациями, многотысячной массовкой. И этот фильм с треском провалился. Но вдруг появляется БЕСПЕЧНЫЙ ЕЗДОК, который стоит три копейки, где играет никому не известный Деннис Хоппер, и удостаивается бешеных сборов. Там нет ни звезд, ни экшна, ни черта там нет. Но они попали в аудиторию. Молодое поколение увидело на экране себя. И кино начало заново развиваться, пошла новая волна. И опять фильмы стали делать все дороже, дороже, дороже, и сейчас дошли уже до предела. Спецэффекты, 4D давно никого не удивляют, сборы падают. Значит, опять должен кто-то прийти и попасть в яблочко. Потому что зрелище зрелищем, а главное в кино – это история. Так что, конечно, мы надеемся привлечь зрителей, сейчас усиленно занимаемся продвижением, маркетингом. Видели наш постер?

Да. Он смелый, привлекает внимание. Но как вы, наверное, успели убедиться на собственном опыте, кинопрокат в России – дело малопредсказуемое. ТАРАС БУЛЬБА стал одной из самых успешных российских картин, а ДУША ШПИОНА, если не ошибаемся, вообще с трудом обрела прокатчика и затем очень скромно проявила себя в плане бокс-офиса.

От ДУШИ ШПИОНА как от чумы все отворачивались. Но это было связано не с качеством фильма. Я просто снял не то, что от меня хотели. Это история про шпиона, который по долгу службы вынужден врать, воровать, убивать. Продюсерам это не понравилось. Так что это не провал в прокате, а конфликт с продюсерами. Они же даже имена свои сняли с титров. Представляете? Вложили деньги, а потом сделали вид, что не имеют отношения. 

В связи с этим приходят на ум фильмы, вокруг которых также последнее время возникали те или иные скандальные ситуации. То споры на тему 28 ПАНФИЛОВЦЕВ, то теперь – травля МАТИЛЬДЫ. Как вы оцениваете эти истории? С чем они связаны?

Что касается МАТИЛЬДЫ, то я своему товарищу Алексею Учителю завидую черной завистью. Бесплатно получил такую рекламу! Лучше просто быть не может.

То есть никакой серьезной опасности для выхода картины вы не видите?

Нет, конечно. Просто есть одна не совсем адекватная дама, бывший прокурор Крыма, которая почему-то полюбила убиенного императора как родного. Мы все ее пытаемся привести в чувство, я с ней лично разговаривал – никакого толку. Но за ней нет никаких подспудных течений, это пустое место. Песков же сказал, что это бред. Значит, все в порядке. Она может головой в стену стучаться.

Как в целом вы оцениваете государственную позицию по отношению к кинематографу? В частности, систему финансирования. Она способствует развитию или скорее расслабляет режиссеров и продюсеров?

А без этой системы вообще ничего не будет. Наше кино себя не окупает, без государственной поддержки нам не выжить. Другое дело, я считаю, что система нуждается в коррекции. Сейчас в Фонд кино поступает, допустим, 400 сценариев в год. Их реально все прочитать? Практически нет. Значит, получает деньги тот, кто должен. Я считаю, что государственные деньги надо распределять на государственных студиях, потому что там такие истории не проходят – коллектив достаточно маленький, все друг друга знают. Более того, студия заинтересована в том, чтобы зарабатывать. Ведь в таком случае она выступает в качестве продюсера, и у самой себя воровать – неинтересно. Эта система уже опробована, в советское время она показывала неплохие результаты. Но я уже шесть лет не могу эту идею сдвинуть с места, столкнувшись с диким сопротивлением. Знаете, кого? Товарищей своих. Продюсеров, режиссеров. Им хорошо и так. Государство дает приличные деньги – 6 миллиардов в год – и не требует ответа. Это же гениальный бизнес. Главное, попасть в него.

Частные инвестиции на кинопроизводство сегодня возможно найти?

Ну представьте, я подойду к человеку и скажу: «Дай мне, пожалуйста, 300 миллионов рублей». Почему он мне их должен давать? Это происходит, только когда люди в этом почему-то заинтересованы. Понятно, что бизнеса тут никакого нет. Поэтому либо это звонок сверху, либо личные отношения. У человека, допустим, яхты, самолеты – что ему эти деньги, он тебе как другу даст. Но у меня таких связей нет. Я с людьми тяжело схожусь, поэтому все снимаю на крови и собственном здоровье.

Вы выступали одним из инициаторов антипиратского закона. Как оцениваете его эффективность в действии?

К сожалению, эффективность невысока. Потому что пираты противоядие нашли очень быстро. Их закрывают, а через три с половиной минуты они открываются под другим именем. Сейчас разрабатываются новые поправки к закону, которые положат этому конец. В обсуждении два варианта законопроекта – американский и немецкий. Первый вариант – если тебя поймали на пиратстве, то закрывается не только сайт, но и полностью домен. Второй – на тех, кто смотрит нелегальный контент, налагается штраф. Вот посмотрим, что пройдет. Общественность сопротивляется со страшной силой – все хотят бесплатное кино. Но это чистой воды воровство, и здесь мы с прокатчиками на одной стороне. Я стою на страже их интересов и могу уверить, что закон мы проведем, и они будут спокойны за свой контент. Американцы сделали, немцы сделали. Почему у нас не получится?

Каковы ваши дальнейшие творческие планы?

Планирую экранизировать книгу Александра Проханова «Убийство городов» про войну на Донбассе. Уже ведутся подготовительные работы по фильму. Это будет большой, дорогой проект, но, правда, даст ли Фонд кино денег на него – я сильно сомневаюсь. Пока для меня главное – чтобы зрители пришли на картину О ЛЮБВИ. Мне было очень приятно снимать ее и крайне интересно, как на нее отреагирует публика. Надеюсь, что все будет хорошо. На этот раз у нас история не про шпионов, слава Богу.


20.03.2017 Автор: Мария Позина

Самое читаемое

Об этом объявлено в ходе пресс-конференции на «Кино Экспо 2017»

Крупнейшие дистрибьюторы объединились в Ассоциацию

Подробнее
Она возглавит департамент по кинопрокату

Елена Шнеерсон присоединилась к команде «Вольги»

Подробнее
Фотоотчет с премьеры в столичном «Доме кино»

Москве показали «Заложников»

Подробнее
Лидером проката остался хоррор «Оно»

Предварительная касса уикенда: «Напарник» пока проигрывает «маме!»

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100