Тина Канделаки: «Как сказал Сергей Шнуров, со съемок «Чумы!» люди вышли более здоровыми, чем были в начале»

Глава Carbon Production вместе с генпродюсером IVI Давидом Кочаровым − о первом успешном проекте и планах на будущее

В прошлом году онлайн-кинотеатр IVI запустил подразделение IVI Originals для производства собственного контента. Первым стратегическим партнером платформы стала компания Carbon Production во главе с Тиной Канделаки. Объем инвестиций платформы в производство контента составит до 1,5 млрд рублей в течение первых лет работы. Первый проект Carbon вышел на платформе в мае и сразу же стал лидером по просмотрам – речь о скетч-шоу «Чума!». О причинах успеха шоу, дальнейших совместных планах Carbon Production и IVI, а также о значении оригинального контента мы поговорили с Тиной Канделаки и генеральным продюсером IVI Давидом Кочаровым.

Как вы оцениваете результаты первого проекта Carbon Production и ivi «Чума!»?

Тина Канделаки: «Чума!» показала невероятные результаты: менее чем за десять дней сериал собрал более миллиона просмотров. Проект не только лидирует с огромным отрывом по просмотрам, но и имеет очень высокий процент досматриваемости. Досматриваемость на четвертой серии достигла 85,87% – это суперпоказатель.

Давид Кочаров: Зрители практически досмотрели серию до конца без отрыва. Результаты сериала действительно фантастические, выше всех оптимистичных ожиданий. «Чума!» стала лидером по просмотрам на IVI. Досматриваемость проекта выше, чем у топовых западных сериалов с многомиллионными бюджетами. И выше, чем у топовых российских сериалов, выходивших в этом году. Как правило, досматриваемость блокбастеров, которые собирают несколько сотен миллионов рублей, составляет около 40%, а у вторых или третьих серий популярных западных или российских сериалов этот показатель достигает 60–65%. В среднем досматриваемость всех серий «Чумы!» составила 72%.

В чем вы видите причины успеха проекта?

Давид Кочаров: Прежде всего, это дань времени, точный ответ на то, что происходит вокруг. Кроме того, в основе проекта лежит оригинальная идея.

Тина Канделаки: Сериал «Чума!» стал своего рода водоразделом в нашей индустрии. Но это связано не только с нашей гениальностью, но и с обстоятельствами. До этого мы стремились соперничать с западной индустрией, считая, что тоже должны производить дорогой контент, который сможет конкурировать с их продуктом. Но все дело в том, что их рекламный рынок и наш не сопоставимы. Как бы мы ни пытались снимать сериалы стоимостью в 30–35 млн рублей за эпизод, эти проекты, к сожалению, не отбивают себя. Также контент на глобальные темы находится в крайне конку-
рентной среде, так как его можно посмотреть на Netflix или Amazon Prime. Когда речь идет о каких-то эпичных больших проектах, у зрителя есть выбор: можно смотреть сериал «Зулейха открывает глаза», «Екатерину Великую» на HBO, документальный фильм Юрия Дудя, а можно – документалку о Джеффри Эпштейне. Такого количества контента никогда не было в истории, и мы даже представить не могли, что будем конкурировать с «Яндексом», МТС, «Мегафоном», не говоря уже об основных игроках – Okko, Start и Premier. На этом фоне выяснилось, что быстро снятое, актуальное скетч-шоу может по длительности просмотра побить любой дорогостоящий сериал. Да, «Чума!» снята быстро и так, что к этому можно придраться. Естественно, в скетч-шоу есть свои допущения, и эти допущения видны всем. Но уникальность этого проекта в том, что за три недели можно за очень скромные деньги снять проект и добиться того, что его посмотрит миллион зрителей. Остальные видеосервисы ударились в производство скринлайфа и реалити-сериалов, если говорить о недорогом и оригинальном «карантинном» контенте.

Почему вы выбрали другой формат?

Тина Канделаки: Проект привлек меня именно тем, что отличался от скринлайфа. Потому что после «#СидЯдома» появилось ощущение, что все это один общий скринлайф. Даже несмотря на то, что мне понравились «Бееезумные связи» Саши Молочникова и скринлайф сам по себе очень симпатичный, но в этом жанре используется один и тот же принцип, он быстро надоедает. Я как зритель смотрю все, и, конечно, третий скринлайф уже не так интересен. Костюмированное скетч-шоу, очевидно, имеет свои преимущества, особенно если снимается практически в режиме прямого эфира. Здесь можно очень быстро и актуально иронизировать над всем происходящим и приглашать разных гостей.

Давид Кочаров: Проект необычен по жанру – это и сериал, и скетчком, и скетч-шоу, и ситком. Мне недавно подсказали, что в России еще не было исторических комедийных сериалов.

Как проходили съемки в режиме самоизоляции?

Тина Канделаки: Съемки проходили в Подмосковье в достаточно комфортных условиях – в чистом поле, на свежем воздухе. Как сказал Сергей Шнуров, со съемок «Чумы!» люди вышли гораздо более здоровыми, чем были в начале. Мы учитывали все официальные предписания и соблюдали все меры безопасности, в том числе дистанцию в полтора-два метра, поэтому вероятность заразиться была минимальной. Естественно, группа носила перчатки и маски, команде измеряли температуру.

Давид Кочаров: Никто из съемочной группы не заболел. Все обошлось, во многом благодаря тому, что мы принимали все необходимые меры.

Тина Канделаки: Не стоит забывать, что в скринлайфе артистов снимают не в Zoom. Скринлайф предполагает полноценную профессиональную съемку, когда операторы работают с артистом у экрана. Это не снято на телефон, как можно было бы предположить. Конечно, для нашей профессии это был очень тяжелый момент. Все прекрасно понимают, в каком тупике оказалась индустрия. Учитывая все существовавшие ограничения, исходя из них и не нарушая закон, все равно все пытались работать.

Давид Кочаров: Тем более мы фактически снимали телешоу, а это не было запрещено.

Тина Канделаки: Да, телевидение не останавливало свою работу. Закрытые группы в закрытых помещениях продолжали работать с учетом всех предписаний власти. 

Проект смелый и ироничный. До ситуации с сериалом «Эпидемия» казалось, что таким сериалам самое место на платформах, где контроль был минимальный. Как вы находили баланс между внутренними критиками и внутренними хулиганами?

Давид Кочаров: Мы говорили все то, что хотели сказать.

Тина Канделаки: Каждый выбирает по себе меру шутки и возможность шутить над теми или иными вещами. Смех – это единственный способ бороться с любыми страхами. Без ложной скромности, три человека с хорошим вкусом – Давид Кочаров, Сергей Шнуров и я – вполне можем дать себе отчет, над чем можно иронизировать в данный момент, а над чем не стоит. В этом проекте мы втроем определяем, над какими актуальными вещами можно шутить, а какие лучше не трогать. В принципе, иронизировать можно над очень многим. Ситуация с «Эпидемией», которую я не до конца понимаю, скорее сыграла сериалу в плюс, потому что его посмотрело еще больше людей. Но не было таких прецедентов, чтобы мне позвонили и сказали, что та или иная шутка кому-то не понравилась. Наоборот, непосредственно те, над кем шутили, писали мне и говорили, что получилось классно, смешно и здорово, и они посмеялись вместе со всеми. Не надо представлять власть однозначной, относящейся к себе со звериной серьезностью. Во власти очень много образованных людей с хорошим чувством юмора. Слава богу, что такие люди есть. И, как выяснилось, такие люди с удовольствием посмотрели сериал и даже нашли время написать теплые слова, за что им низкий поклон. Многие коллеги отметили, и мне очень приятно было это услышать, в том числе от Николая Картозия, что только так сегодня и можно снимать актуальный контент – очень оперативно. Мы умеем снимать качественно, красиво выстраивая картинку. Но быстро и дешево в нашей стране снимать, к сожалению, тяжело – и в индустрии даже не было такого запроса. А кризис показал, что такой контент востребован. И теперь, я думаю, запрос на то, чтобы снимать быстро, весело, недорого и очень актуально, в кинопроизводстве появится.

Режим самоизоляции действительно снят, поэтому что будет дальше с «Чумой!»?

Давид Кочаров: Мы изначально собирались снять шесть серий, думаю, на этом и остановимся. Логичнее сейчас остановиться и сделать второй сезон осенью. Мы еще подведем итоги после окончания первого сезона. Однако судя по первым цифрам этого сезона, продолжение будет.

Что сейчас происходит с сериалом «Иван» с Евгением Цыгановым и Светланой Ходченковой, съемки которого стартовали в начале марта в Мурманской области?

Давид Кочаров: На данный момент съемки приостановлены. Мы возобновим их осенью и зимой этого года. У проекта великолепный сценарий и каст, я уверен, что это будет отличный сериал.

Так как «Иван» тоже комедия, можно ли сказать, что IVI будет фокусироваться на комедийном развлекательном контенте?

Давид Кочаров: «Иван» не совсем комедия, а трагикомедия. Если «Чума!» – ситуативный, очень быстрый, резкий контент, построенный на скетчах и гэгах, то «Иван» – более глубокое произведение. У нас будут комедии и мелодрамы, триллеры, хорроры, детективы и очень много разных жанров. Но сейчас такое время, что комедии – самый правильный и востребованный ответ на то, что происходит.

В целом для IVI Originals интереснее фильмы или сериалы? Насколько преспективен кинотеатральный прокат для собственных картин, будут ли полные метры только для онлайна?

Давид Кочаров: Наша аудитория превышает 50 млн уникальных пользователей ежемесячно, а это более трети населения России, поэтому на ivi представлены практически все жанры и формы контента. При производстве собственного контента мы, конечно, опираемся на разносторонние интересы нашей аудитории. Для нашей платформы мы планируем снимать и полные метры, и сериалы, и короткометражки, но кинотеатральный прокат нам тоже интересен.

Давид, в одном из интервью вы говорили, что пытаетесь сейчас запускать фантастические проекты. Не могли бы вы рассказать об этом подробнее? Как в целом смотрят на платформах фантастику?

Давид Кочаров: На мой взгляд, после пандемии больше всего будут смотреть комедии и фантастику. Прежде всего, нам в IVI Originals хочется создавать миры, в которые зрителям будет интересно окунуться. Во-вторых, нам кажется, что за фантастикой как за жанром в России будущее. Мы можем создавать свою оригинальную фантастику, не похожую на западную, что подтверждается тем, как была развита советская фантастика в литературе и в кино. При этом в нее можно закладывать все актуальные проблемы. В сериале можно раскрыть больше персонажей, проблем и каких−то интересных конфликтов. И можно найти то, что будет перекликаться с нашим настоящим, искать ответы, которые могли бы быть в будущем и в параллельных мирах. Все больше и больше людей хотят смотреть такое кино. У нас на платформе прекрасно прошел СПУТНИК, который не был представлен на больших экранах, а сразу вышел в онлайн-прокат и был с огромным интересом воспринят зрителями. Мы уже созрели для того, чтобы снимать фантастические сериалы именно для онлайн-платформ. В отличие от телевидения, на платформах люди могут смотреть вдумчиво, не отвлекаясь ни на что, и с интересом следить за сюжетом.

Также вы говорили, что работаете над хоррор-проектом с продюсерами НЕВЕСТЫ и ПИКОВОЙ ДАМЫ, а потом еще будет и сериал?

Давид Кочаров: Вместе с создателями НЕВЕСТЫ и ПИКОВОЙ ДАМЫ мы стали сопродюсерами хоррора БЫВШАЯ. Фильм выйдет на большие экраны в следующем году. Это действительно интересный проект, я думаю, он будет лучше снят, чем предыдущие картины. Там интересный production value, богатый жанровый материал и сценарий. Мне кажется, это будет достойное развитие предыдущих проектов. Также у нас будет хоррор-сериал о подростках, который сейчас находится на стадии девелопмента. Это будет мистический триллер, детектив о пропавших учениках старших классов. Пока выписывается интересный проект с крутым материалом в основе сюжета, сейчас мы работаем над сценарием.

Какие задачи вы ставите перед IVI Originals?

Давид Кочаров: Наши амбиции – стать лидерами и в индустрии производства контента. Мы уже много лет являемся лидерами VOD-рынка, пришло время опередить всех и в производстве. Мы хотим делать экстраординарные, яркие, заметные проекты, которые люди будут хотеть смотреть без тени сомнения. Мы стремимся создавать максимально интересные, интригующие, острые сериалы. Планируем не только не опустить заданную ведущими игроками на рынке планку, но и вывести сериалы на новый уровень качества. Мы хотим производить продукт, которым будем гордиться и который зрители будут ждать с нетерпением, бросать все, чтобы посмотреть его и следить за выходом следующей премьеры от IVI Originals.

Заявленные проекты в целом впечатляют количеством участвующих звезд. Это важное условие для запуска проекта?

Тина Канделаки: Зависит от проекта. Если он интересный, то звезды его дополняют, если нет, то его не спасут даже звезды. Мы знаем много примеров, где снимались топовые актеры, но проекты проваливались. Почему проваливаются одни фильмы и сериалы и выстреливают другие? Звезды снимаются везде. Вопрос в сценарии и в самом контенте.

Давид Кочаров: В каждом проекте свои правила. Есть проекты, где не будет медийных звезд, артистов первой величины, будут молодые актеры, которых мы хотим открыть зрителю. Будут и проекты со звездами первой величины. Все зависит от сценария, видения режиссера, моего видения как генерального продюсера, потому что наша задача – не только привлекать зрителей полюбившимися актерами, но и открывать новые таланты как среди артистов, так и режиссеров со сценаристами.

Доля детского смотрения на IVI составляет 37%. Есть ли в планах у вас детский контент?

Давид Кочаров: Есть, но это не приоритетное на данный момент направление. В том числе это связано с тем, что производство детского контента специфическое и сложное. Мы, конечно, будем инвестировать в детский контент и, возможно, продюсировать полностью, но чуть позже.

Ваша платформа одной из первых стала инвестировать в производство собственных проектов. На счету компании уже более 20 картин. Как они в целом показывают себя на платформе?

Давид Кочаров: Большая часть фильмов, соинвестором которых стал IVI, нашла огромный отклик у пользователей, а часть из них – у критиков и игроков киноиндустрии. Например, права на хоррор НЕВЕСТА купил Netflix, драма НЕПРОЩЕННЫЙ с Дмитрием Нагиевым в главной роли открывала Российские программы ММКФ в 2018 году. Помимо того, в этом году на IVI эксклюзивно вышла картина ОДИН ВДОХ, успевшая показать хорошие результаты. 

Проекты «Чума!», и «Изоляция» доступны на платформе по рекламной модели, а не входят в подписку. Действительно ли они стали драйверами привлечения аудитории?

Давид Кочаров: В наших планах создавать контент для всех моделей монетизации: AVоD, SVоD, EST. Карантинные проекты стали ситуационным ответом на происходящие в мире события. Важно отметить, что проекты «Чума!» и «Изоляция» не были запланированы заранее и не входят в пакет проектов, находящихся в разработке и готовящихся к выходу на IVI в конце 2020-го и в 2021 году.

Повлиял ли как-то коронавирус на рекламную модель потребления? Даже не с точки зрения пользователей, а со стороны рекламодателей?

Давид Кочаров: Меняется структура медиапотребления, пользователи переходят в онлайн. Рекламодатели идут вслед за пользователем, пересматривают свои каналы коммуникации и распределяют бюджеты в digital. Что касается нашего сервиса, с середины марта у нас значительно выросла смотрящая аудитория – как в подписке, так и в рекламной модели. Сейчас мы продолжаем наблюдать аномально высокую для сезона аудиторию. Все это однозначно привлекательно для рекламодателей.

В прошлом году IVI заключил крупную сделку с Viacom CBS, недавно расширил сотрудничество с Disney. На фоне активного лицензирования насколько оригинальные проекты важны для платформы?

Давид Кочаров: Успех видеосервиса во многом зависит от качества ее контента. Сегодня для успеха мало одного лицензирования, важно предлагать пользователям эксклюзивные премьеры собственного производства. Причем ориентируясь на разные интересы аудитории. Это абсолютно не исключает лицензирование, потому что мейджорские хиты и громкие премьеры будут всегда интересны пользователям, а мы ориентированы на семейного зрителя и хотим его радовать.

Изменились ли как-то планы по развитию IVI Originals по сравнению с прошлым годом в связи с пандемией?

Давид Кочаров: К сожалению, изменились. Пандемия повлияла прежде всего на сроки выхода первых сериалов IVI Originals. Конечно, мы чуть подвинемся и, надеюсь, выйдем осенью этого года. Но не как хотели, в сентябре, а чуть позже. Самое главное, что пандемия и кризис подтверждают, что нужда в контенте сохранится в любом случае. Естественно, мы будем прежде всего ориентироваться на качественно сделанный, но недорогой контент. Во время пандемии мы, как и все в индустрии, работали и дорабатывали сценарии, больше внимания уделяли препродакшну. В принципе, мне кажется, будущее рынка не в создании необоснованно дорогих сериалов, а в адекватных сегодняшней ситуации по стоимости и по качеству проектов, которые будут находить возможность монетизации и на платформе, и на телевидении, и при продаже на международные рынки. Сейчас мы ведем переговоры с другими сервисами, желающими показать у себя «Чуму!» – мы не против. Готовы продавать и телеканалам. Вообще каждый проект IVI Originals мы будем рассматривать отдельно. Какие-то сериалы мы можем производить совместно с телеканалами, распределяя эфирные и онлайн-права, также ничто не мешает монетизировать контент на других сервисах и платформах.

В целом какое влияние пандемия оказала на работу платформы?

Давид Кочаров: Естественно, с началом пандемии на онлайн-платформе был большой приток пользователей, так как просмотр кино и сериалов стал одним из основных способов проведения досуга. Это сыграло на руку платформам, но в то же время обострило конкуренцию между ними. Зрители стали требовательнее к контенту. Эта тенденция сохранится в будущем и, возможно, станет драйвером изменений на рынке. Новая аудитория, пришедшая на видеосервисы в период карантина, прочувствует все преимущества нашей платформы. Сформируется привычка потребления VOD-контента. Помимо этого, они будут смотреть более разнообразный контент, в том числе, больше эксклюзивного. С большой долей вероятности премьеры фильмов останутся в онлайне еще на длительный срок. По нашим данным, большинство пользователей, оказавшихся на карантине, выбирали IVI, потому что это самый мощный бренд, он лучше всех представлен за счет большой библиотеки. В ivi более 80 тысяч единиц контента. Самое главное, что в долгосрочной перспективе этот приток аудитории сыграет на руку онлайн-платформам, потому что даже если люди сейчас частично отпишутся, они уже знают, какой сервис и возможности предоставляют платформы. Попробовав столь комфортный способ развлечений, получения удовольствий и эмоций, они рано или поздно к нему вернутся.

Что вы думаете о прогнозах некоторых экспертов по поводу того, что усталость от ТВ и онлайн-видео за время изоляции может сократить спрос после нее?

Тина Канделаки: На контент спрос не уйдет никогда. Усталость возможна от скринлайфа. О нем давно говорил Тимур Бекмамбетов, он ярко ворвался в нашу жизнь в силу того, что индустрия была вынуждена резко переформатироваться. Сейчас все вернется на круги своя – от скринлайфа к нормальным сериалам. От сериалов усталости не может быть, потому что в современном мире это самый актуальный способ развлечения людей, который заменяет отчасти кинотеатры и книги.

Давид Кочаров: Это все ерунда. Как только мы выйдем с нашими новыми премьерами, я уверен, это вызовет огромный интерес аудитории. Более того, зрители теперь знают, как быстрее найти и удобнее посмотреть контент.

Как вы оцениваете конкуренцию на рынке онлайн-платформ, куда в последнее время устремились мощные медиахолдинги?

Давид Кочаров: Я вижу преимущество в том, что мы не входим в состав больших корпораций, в том числе государственных. Мы быстрее в принятии решений и мобильнее. Мы давно знаем своего пользователя, так как бренд IVI существует 10 лет. Пользователи тоже знают бренд и доверяют ему. Мы понимаем запросы аудитории. Cобственно говоря, это и есть наше основное преимущество. Возможно, у нас нет поддержки эфирного промо, но зато мы знаем своего пользователя напрямую. Я думаю, мы будем так же быстро развиваться и в дальнейшем. Рынок будет расти, и мы по-прежнему набираем обороты в три-четыре раза больше, чем наши конкуренты.

При выборе проектов руководствуетесь ли вы тем, что лучше всего смотрят на IVI?

Давид Кочаров: У нас хорошо развита аналитика. Мы отлично знаем свою аудиторию: что и когда пользователь смотрит, на каких устройствах и при каких обстоятельствах, что досматривает, а что нет, каких артистов и режиссеров любит. Мы понимаем, что понравится тому или иному пользователю и всегда предлагаем релевантные фильмы и сериалы. Конечно, у нас есть наиболее популярные жанры и формы контента, но, развивая собственное производство, мы стараемся не столько попасть в массовую выборку, сколько удивить каждый сегмент аудитории.

Сколько в общей сложности IVI планирует потратить на оригинальный контент в обозримом будущем и какую часть из этих денег освоит Carbon Production? Вообще, какую часть оригинального контента Carbon будет производить для IVI?

Давид Кочаров: В соответствии с соглашением между Carbon Production и IVI, компания должна произвести от 15 до 20 проектов: сериалы и фильмы, включающие в себя «премиальную линейку» – большие проекты с участием звезд. На данный момент несколько проектов уже находятся в производстве. В частности, идут сьемки сериала «По колено». Перед Carbon стоит задача снять заданное количество качественного и экстраординарного контента, которого не было на рынке ранее. Помимо Carbon Production, IVI развивает партнерские отношения с другими компаниями и креативными талантами.

В прошлом году сообщалось, что Тина Канделаки спродюсирует сериал для «Амедиатеки», а производством займется компания Goose Goose Films, основанная Давидом Кочаровым. В итоге вы эксклюзивно делаете проекты для IVI. Можете ли вы рассказать, что произошло?

Тина Канделаки: У меня очень теплые отношения с владельцем «Амедиатеки» Леонардом Блаватником. Вместе мы сделали такой эксперимент, как «Порно». Но у Лена в компании произошли внутренние изменения, ряд логичных переназначений. Время шло, и параллельно поступило предложение от IVI. А так как с «Амедиатекой» у нас не было эксклюзивного сотрудничества, мы приняли предложение IVI, тем более оно было дико амбициозное, с вызовом построить IVI Originals при помощи продакшна, в котором IVI изначально принадлежит 25%. Плюс не будем забывать, что IVI является лидером на онлайн-рынке.

Чем вообще кинобизнес стал привлекателен для вас, Тина?

Тина Канделаки: Мне регулярно задают вопрос, почему я не снимаюсь. Когда ты с 16 лет находишься в кадре, не меняешься, а в 44 года тебе по-прежнему важнее быть перед камерами, это вызывает большие вопросы. Если есть необходимость, я могу сняться, но есть гораздо более талантливые люди. Наш партнер по сериалу Сергей Шнуров – гений, создающий самые популярные короткие сериалы в истории российской культуры,
совокупные просмотры его видеоклипов достигли миллиарда. Его присутствие в кадре гораздо важнее, а мое появление может быть обусловлено либо очень хорошей шуткой, либо каким-то невероятным камео. Если такое напишут, я готова появиться, но такой задачи авторам не ставлю. Мне гораздо интереснее находиться по другую сторону создания контента – вместе со своими партнерами, Давидом Кочаровым и Сергеем Шнуровым.


29.06.2020 Автор: Рая Башинская

Самое читаемое

«Довод» уже в пятницу преодолеет 500-миллионный рубеж.

Предварительная касса четверга: «После. Глава 2» набирает ход

Подробнее
И уверенно выигрывает уикенд

Предварительная касса уикенда: «После. Глава 2» стартует лучше первой части

Подробнее
Фестиваль объявил фильмы основного конкурса и жюри

Тимур Бекмамбетов стал председателем жюри ММКФ

Подробнее
Новости от ЦПШ, UPI, WDS и других

Обзор изменений графика релизов России за неделю с 14 по 20 сентября

Подробнее
banner
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru