Cофья Квашилава: «Фильм с кассовым потенциалом выше 500 млн рублей никто не будет продавать напрямую в онлайн»

Генпродюсер OKKO Entertainment − о возможностях в пандемию, и будущем рынка

За два месяца режима самоизоляции входящий в Rambler Group онлайн-кинотеатр Okko представил пользователям ряд предложений – бесплатную подписку и новый разноообразный контент. В апреле платформа зафиксировала четырехкратное увеличение просмотров контента по сравнению с апрелем прошлого года. По сравнению с первыми двумя неделями марта количество посетителей Okko за первые 14 дней апреля выросло на 41%, а просмотры выросли на 88%. В марте сообщалось, что аудитория сервиса составила 17 млн человек. Генеральный продюсер OKKO Entertainment Софья Квашилава рассказала БК, как видеосервис использовал новые возможности, представленные пандемией, и как будет развиваться рынок в дальнейшем.

Вы реализовали и предложили пользователям множество идей – от бесплатного контента до концертов звезд и скринлайф-сериалов, используя все преимущества своего положения в составе холдинга. Вам выпала невероятная возможность, использовали ли вы ее по-максимуму, на ваш взгляд?

Я никогда не считаю, что использовала все возможности по максимуму, но это моя проблема, так как мне всегда кажется, что можно было сделать больше и лучше (смеется). Если посмотреть реалистично, то, конечно, на самом деле было сделано больше, чем возможно. Я, к сожалению, не обладаю талантами Кассандры и Ванги, поэтому не предвидела пандемию (смеется). Все наши решения принимались не в течение дней, а в течение часов. Надо отдать должное акционерам и совету директоров, которые позволяли запускать проекты без дополнительных проверок. Порой даже в нарушение всех принятых правил они согласовывали инициативы в Telegram и WhatsApp – и только по этой причине все удалось сделать быстро. Ну, и, конечно, помогла сплоченность команды, которая уже почти два месяца работает без выходных. И это не только люди в полях, но и маркетинг, и пиар, и промо, и поддержка, и технические службы, и продукты – абсолютно все.

Самый главный вопрос, который сейчас интересен в связи с онлайн-площадками: как на показатели онлайн-кинотеатра повлияло решение предоставлять бесплатный доступ пользователям? Какой процент пользователей остался и продлил подписку?

Пока рано говорить, кто остался и продлил подписку, потому что бесплатный период все еще действует. И мы сможем говорить о каких-то результатах только к середине лета. Мы все прекрасно понимаем, что есть ситуации, в которых мы реагируем так, как должно поступить, для того, чтобы в какой-то степени облегчить людям нахождение в некомфортных условиях. Я считаю, что все решения онлайн-кинотеатров по предоставлению бесплатного доступа были правильными. Это сложные решения, не имеющие однозначной трактовки с точки зрения бизнеса, но мы делаем, что считаем важным и правильным в непростой для всех момент. Какой эффект это окажет на бизнес в дальнейшем, мы сможем оценить только по завершению периода бесплатного пользования. На сегодняшний момент могу сказать, что проекты, запущенные в рамках нашей подписки «Когда мы дома», пользуются колоссальной популярностью. Люди смотрят их с удовольствием, значит, мы работаем не зря.

Обратная сторона такого решения состоит в том, что подобные промоакции вместе с падением рубля и снижением бизнес-активности могут нивелировать привычку потребителя платить за легальный контент. Рассматривали ли вы такие последствия?

Предоставление легальными онлайн-ресурсами контента бесплатно не превращает эти ресурсы в нелегальные или пиратские. Легальное потребление формируется не из платности и бесплатности, а из возможности человека иметь доступ к тому или иному контенту. Если мы говорим о том, что экономически людям будет сложно тратить деньги на развлечения и покупку контента, значит, люди будут потреблять тот контент, который доступен по рекламной модели. Я все-таки не вижу прямой взаимосвязи между коронавирусом и перетоком людей после пандемии на пиратские ресурсы. Наверное, такое возможно, но для этого есть другие регуляторы, и было бы неправдой сказать, что у нас до коронавируса не было пиратства и мы его уничтожили.

Не только Okko, но и другие площадки на рынке запустили акции по привлечению пользователей в расчете на прирост подписчиков. Но количество пользователей не безгранично, тем более в условиях финансового кризиса люди вряд ли будут платить за несколько подписок. Как вы оцениваете конкуренцию на рынке на данный момент?

Люди действительно не готовы платить за несколько подписок. Понятно, что они будут выбирать предложение, максимально отвечающее интересам домохозяйства, так как мы говорим о подписке, которую покупают не только для мобильного устройства, но и для Smart TV. Домохозяйства остановятся на подписке, максимально отвечающей интересам всех членов семьи. В случае если мы говорим о семье с двумя работающими людьми, там могут существовать две – три подписки, так как на сегодняшний день есть предложения, нигде не дублирующиеся. В Okko есть партнерские подписки с «Амедиатекой» и START, и собственная подписка максимально широко охватывает интересы любого сегмента. Но у нас по-прежнему отсутствует контент, который есть на Netflix и Amazon, и аудитория, являющаяся потребителем именно этого контента, выберет Netflix и подпишется на него. Но мы понимаем, что это не имеет отношения к перетеканию, потому что эта аудитория очень узкая и нишевая. Что касается локальных сервисов, то у каждой платформы есть своя база, думаю, она сохранится вопреки каким-либо изменениям. А те, кто мигрирует, отвязывается от одних сервисов и подключается к другим, или покупает в разных местах, будет продолжать это делать. Я не думаю, что это будет выглядеть так: люди были подписаны на три основные сервиса, а с наступлением экономических трудностей отпишутся и выберут кого-то одного – и мы втроем стоим, волнуемся. Люди будут выбирать немного по другим критериям. Во-первых, это контентная представленность. Во-вторых, удобство. В-третьих, предпочтение будет отдаваться сервисам, где уже были совершены покупки по EST-модели, пользователь о них помнит и хочет их пересматривать. Мне кажется, на выбор будут влиять реалистичные и понятные факторы, а не глобальные макроэкономические.

Как на платформе показывают себя большие студийные новинки, чей прокат не сложился из-за коронавируса? Насколько выше цена просмотра такого фильма?

Цена мультфильма ТРОЛЛИ. МИРОВОЙ ТУР была выше стандартной – не в разы, но выше. Если говорить о том, как работают релизы, которые не вышли в кино, но должны были, то аналитика получается не очень точной в плане того, что было бы честнее сравнивать большие кинопрокатные новинки и ТРОЛЛЕЙ, вышедших онлайн, а не в кинотеатрах. Тогда можно было бы сказать, что, несмотря на отсутствие кинопроката, ТРОЛЛИ в онлайне отработали вот так-то или, благодаря тому, что их не было в прокате, они сработали так-то. Этого нет, поэтому нам не с чем сравнивать. Я могу сказать, в апреле среди мультфильмов ТРОЛЛИ заняли первое место по смотрению. Следом идет КОРОЛЬ ЛЕВ, потом ТАЙНАЯ ЖИЗНЬ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ, ЭВЕРЕСТ, ИСТОРИЯ ИГРУШЕК 4 и «Гравити Фолз». Если бы фильм пошел в кинотеатрах, результат был бы точно таким же. ТРОЛЛИ – неудачный пример, потому что мультфильмы всегда отлично смотрят, особенно известную студийную франшизу. Что касается не блокбастеров, не франшиз, не студийных и не больших экшн-фильмов, оставшихся без кинопроката, то им нужен соразмерный кинопрокатному маркетинг для того, чтобы люди в онлайне стали покупать фильм на уровне прокатного кино. И никуда от этого не деться. То же самое и с сериалами. Произведя собственный сериал, платформы должны запустить рекламное продвижение не меньше, чем делает эфирный телеканал для своего контента. Сейчас обрушился прокат, а с фильмами, которые были заявлены и должны были прокатываться и не относились к категории блокбастерного кино, дистрибьюторы встали перед выбором: либо ждать какого-то неопределенного времени, когда можно будет выпустить кино, или попытаться заработать какие-то деньги в онлайне. Я согласна с их выбором, действительно сейчас лучше попытаться что-то сделать, чем позднее, когда непонятно, как все будет. Возможно, они заработали, продав права на эксклюзив онлайн-площадкам. Вряд ли столько, сколько в кинопрокате, но кинопрокат в принципе – достаточно рискованная штука. Чтобы там что-то заработать, нужно вложить дополнительные средства, а тут они просто взяли, продали онлайн-права и получили деньги. Наверное, для правообладателей это хорошо, но я не вижу, чтобы в онлайне это приводило к какому-то взрыву. У меня нет аналитики, однако если бы были какие-то разрывные цифры, мы бы это увидели в отчетах. Прекрасный фильм ФЕЯ Ани Меликян был продан на эксклюзив «Яндексу», минуя кинопрокат, при этом, думаю, картина показала скромные результаты, так как без кинопроката сложно.

А Okko готов платить за такие фильмы деньги, сопоставимые с прокатом?

Нет, мы не играем в эти игрушки. Помимо того, что нам в таком случае нужно компенсировать расходы правообладателя и дать ему заработать, еще нужно вложить колоссальные суммы в маркетинг, чтобы этот фильм что-то заработал. Как правило, так продают фильмы, не собирающие большую кассу в кинотеатрах. Фильм с кассовым потенциалом выше 500 млн рублей никто не будет продавать напрямую в онлайн. А это означает, что картины, которые собирают в кинотеатрах скромные деньги, около 50–100 млн рублей, в онлайне более 3–6 млн рублей не получают. Математика перестает складываться. 

Тем временем студия Universal так довольна результатами ТРОЛЛЕЙ и ЭММЫ в онлайне, что даже рассматривает возможность выпускать проекты одновременно онлайн и офлайн. При этом в США фильмы продавались как Premium VoD, то есть их просмотр стоил дороже билета в кинотеатр. Насколько такой формат может быть востребован в России?

Экономическая ситуация после коронавируса очень сильно изменит покупательскую способность среднестатистического гражданина, поэтому формат будет востребован только очень узкой аудиторией. При запуске кинотеатра «Москва» вопрос о том, кто будет посещать площадку, не стоял, поэтому, я думаю, для кого-то и это будет интересно. В то же время пока речь идет о контенте одной студии. То есть мы сначала ограничиваем аудиторию до фильмов одной студии, потом сужаем до определенного материального уровня, и плюс в эту категорию должен попасть человек, который не хочет пойти в кинотеатр. Таким образом, выборка получается очень маленькой. Подобные эксперименты будут происходить, но я не верю в массовость услуги. Как эксперимент это могло бы быть интересно и Okko. Однако такая высокая стоимость может отпугнуть лояльную аудиторию. На платформе есть новинки за 449 рублей, HD-формат – за 399, представлена аренда и вдруг неожиданно – фильм за 1200 рублей. Пользователь будет ждать от контента за такие деньги чего-то сверхъестественного, заплатив такую сумму и не получив ничего сверх, он не поймет ценности услуги. Обычному человеку ничего не понятно про цифровые окна, сроки и чем этот фильм Universal отличается от проекта любой другой студии. То есть тут много вопросов с точки зрения, как будет преподноситься формат. Если бы у нас появилась отдельная категория фильмов всех студий, одновременно с прокатом выходящих онлайн за 1000 рублей, после кинопроката – за 500 рублей, все было бы понятно. А возникающие девять раз в год новинки за 1200 рублей очень сложно объяснимы и продаваемы. Они могут быть, но я знаю точно, что у локальных игроков есть большой соблазн за свой счет, путем дотирования каждой продажи, снижать стоимость и делать скидку. И как обычно у нас и бывает, начнется хаос и бардак. Поэтому я не очень верю в жизнеспособность этой услуги.

Пристальный интерес к онлайн-рынку провоцирует сейчас разговоры о его непрозрачности и необходимости доступа к информации о количестве просмотров. Что вы думаете по этому поводу?

Всем правообладателям Okko открывает информацию о количестве просмотров их контента. Мы не предоставляем одному правообладателю доступ к информации о проектах другого правообладателя. Подобное запрещено в контракте, так как это разглашение конфиденциальной информации, финансовых данных одного партнера другому. Регулирование будет работать только тогда, когда оно будет касаться всех и все на него будут согласны. Пока в индустрии я этого не вижу.

Когда в кинопрокате вводили ЕАИС, это вызывало жесткое сопротивление индустрии, а в итоге оказалось очень удобно.

Когда все игроки онлайна-рынка начнут переговоры, думаю, по итогам договоренностей все тоже будут довольны. Сейчас мы находимся на этапе, когда никто не может прийти к согласию.

На ваш взгляд, приведет ли сокращение цифрового окна в настоящий момент к каким-то глобальным изменениям?

Я думаю, мы давно к этому идем. Окно постепенно сокращается. Еще недавно цифровое окно для фильмов мейджоров составляло пять месяцев. Сейчас мы с ними говорим о 10–12 неделях, а с остальными игроками – о трех. И это происходит естественно и органически. Революционные подходы ни к чему хорошему не приводят. Спорадически будут появляться фильмы, которые будут выходить одновременно с началом кинопроката. Это такие первые всплески. Единых правил еще нет, для зарубежных студийных правообладателей и больших дистрибьюторов в России математика пока не складывается. Поэтому пока радикальных изменений в этом не будет. Как только онлайн подтянется еще больше с точки зрения доходов, тогда все начнет меняться. Сейчас мы, опять же, находимся на переходном этапе, у нас пока нет основы, от чего отталкиваться.

Как себя показывают ваши новые направления – концерты и спорт?

В настоящее время в разделе «Спорт» мы показываем многие specials от Английской Премьер-лиги, архивы, документальные передачи. Контента много, хотя понятно, что это не компенсирует голод болельщиков по просмотру спортивных состязаний. Но определенная ротация есть, можно зайти и что-то посмотреть. Концерты – мой лучший проект этого года. Это был большой эксперимент, показавший великолепные результаты по количеству просмотров. Решение о проекте было принято за несколько часов. Мы придумали его во вторник, а в пятницу уже провели первый концерт. Далее показывали по два концерта каждую неделю. Кроме того, мы запустили трансляции «Искусства онлайн», театра, оперы и балета. Параллельно шли записи, мы делали выпуски «Фитнес против вируса», снимали «Сказки на ночь». В общем, весь апрель мы занимались производством двух проектов в день, плюс работали над сериалами. Наверное, концерты стали флагманом, который обратил внимание аудитории на то, что можно получать позитивные эмоции у экранов телевизоров – в прямом эфире, интерактивно, онлайн, со звездами в новом формате. Это были честные лайвы, поскольку мы отбирали только звезд, умеющих петь вживую, в нашей студии и с нашим брендингом. Концерты режиссировал потрясающий профессионал, великолепный Артем Шадров. Мне не стыдно ни за один из наших концертов.

В каком формате концерты смотрят больше – бесплатно в прямом эфире или в записи по подписке?

Бесплатно в прямом эфире, но, думаю, не потому что это бесплатно, а потому что это прямой эфир. Лайв всегда приводит больше людей. Но шоу продолжают смотреть и в записи дальше – в том же режиме, как смотрят и любой другой контент в подписке.

Как в онлайне показал себя самый кассовый российский фильм ХОЛОП?

В начале мая ХОЛОП оставался лидером среди фильмов по смотрению в рамках подписки. Наряду с ОТЕЛЕМ «БЕЛГРАД», ПАРАЗИТАМИ, АЛЛАДИНОМ, (НЕ)ИДЕАЛЬНЫМ МУЖЧИНОЙ. Если говорить о премьере, то ХОЛОП стал самым успешным фильмом, когда-либо выходившим на Okko. По всем показателям и среди всех фильмов, не только российских. Никто такого не ожидал. Думаю, продюсеры до сих пор в шоке.

Цифровой релиз фильма прошел неоднозначно: изначально сообщалось, что он будет эксклюзивно доступен на Okko по транзакционной модели в течение месяца, но уже через две недели фильм был доступен на PREMIER по подписке. Как вы оцениваете такое решение продюсеров?

Он стартовал на PREMIER через три недели. Наша договоренность была о трехнедельном эксклюзиве против всех. Сообщение о месяце было ошибкой с нашей стороны. Вмешался человеческий фактор, так как люди вечером просто устали и не перепроверили информацию. 

В целом оправдывают ли свои вложения эксклюзивные права на контент?

Разумные вложения оправдывают себя. При этом они бывают менее успешными и более успешными. Но когда мы оцениваем стратегию по итогам года, то понимаем, что оно того стоило, потому что уникальный эксклюзивный контент позволяет отстраиваться. Я категорически против бездумных выплат десятков миллионов рублей за факт эксклюзива. Я считаю, что у каждого фильма есть своя цена, и мы придерживаемся этой политики. 

В феврале сообщалось, что Okko заключил эксклюзивную сделку с ViacomCBS Networks. На прошлой неделе стало известно, что more.tv заключает похожую сделку, до этого о том же сообщал IVI. Насколько сделки похожи?

Сделка заключается с одним партнером, так как группа компаний называется ViacomCBS Networks, но группа включает в себя множество подразделений. Речь идет о совершенно разных по своей значимости сделках. IVI год назад заключил на определенный период сделку по ряду выпусков анимационных сериалов. Она не затрагивает студийный контент в целом. Сделка коллег из more.tv касается эксклюзива на новинки сериалов компании Paramount, входящей в состав ViacomCBS. Сделка Okko включает в себя эксклюзив на большую часть контента, выпускаемого всей группой компаний, и заключена на пять лет. У нас в эксклюзиве Nickelodeon, кроме тех выпусков, которые были проданы IVI. Естественно, они им остаются, но Nickelodeon выпускает новый контент на постоянной основе в больших объемах. Также в сделку входит контент Nick Jr., Comedy Central, Channel 5, MTV и многое другое, о чем мы обязательно будем рассказывать в ближайшее время.

После запуска собственного производства можете ли вы сказать, что для сервиса привлекательнее – эксклюзивы или оригинальный контент?

Наша стратегия включает два абсолютно взаимозависимых и не исключающих друг друга направления. Первое, это лицензирование, в том числе и эксклюзивное. Второе направление – производство собственного контента. Это два параллельных мира, существующих для того, чтобы онлайн-сервис был уникальным. Ни один локальный онлайн-ресурс не может на сегодняшний момент похвастаться тем, что может производить все, что требуется его аудитории. Без лицензирования никому не выжить, так как мы не можем производить все сами для себя. А чтобы быть Netflix, нужно быть Netflix – нужно иметь другую экономическую ситуацию, десятки миллионов подписчиков, о чем мы пока говорить не можем.

Какие результаты показывают первые оригинальные сериалы Okko?

Я очень довольна показателям наших сериалов, потому что считаю их своими, вымученными и родными. Все вышедшие проекты очень понравились аудитории, для меня это самое главное. «Нагиев на карантине» лидирует с огромным отрывом сериального смотрения во всех подписках. Далее идут «Все вместе». На этой неделе выходят «Записки отельера» по книге владельца гостиницы «Гельвеция» Юниса Теймурханлы. Это моя большая гордость. К выходу готовится еще три проекта и пять снимается. Этот процесс не останавливается. 

Насколько удачен оказался опыт со скринлайф-сериалами?

«Все вместе» уступает «Нагиеву», но это и понятно, так как харизму Нагиева сложно перешибить каким угодно сериалом, потому что Дима занимает собой все пространство. При этом «Все вместе» четко находится на втором месте, и зрители ждут четвертую серию. Снижения в смотрении со временем не наблюдается. Первую серию, конечно, посмотрело больше людей, но не существенно больше. Обычно, когда сериал не интересен, вторую и третью серию приходят смотреть на порядок меньше. Здесь мы такого не видим, и это для нас показатель. Конечно, мы будем анализировать результаты по окончанию сезона, но уже сейчас мы видим, что людям нравится, так как зрители оставляют хорошие отзывы. Я хотела делать сериалы про карантин с позитивным разрешением, чтобы они приносили радость – насколько это возможно. Когда ты находишься в сложной ситуации, показывать, что другим еще хуже, не тот путь, по которому нам бы хотелось идти. Действительно об этом сериале говорят, что он добрый, а доброго в последнее время очень мало.

Будут ли еще такие эксперименты с контентом?

Мы обязательно будем экспериментировать, так как результаты нам понравились. Правда, не в таких условиях и не такими темпами, потому что в этот раз все получилось экстремально. Ответственность была высокой – за людей, которых ты выводишь на площадку, и за результат, в том числе перед акционерами. Идея возникла у авторов сериала, я им поверила, потом мы где-то что-то подкрутили, докрутили, что-то добавили и запустили проект.

То есть вы открыты таким идеям извне?

Всегда. Все продюсеры и авторы это знают. Поэтому все в хорошем смысле сумасшедшие сначала идут ко мне.

В конце прошлого года также стало известно, что Okko инвестирует в вертикальные сериалы, в пост-продакшне находятся уже десять проектов. Насколько перспективен вертикальный контент?

Этот формат требует дополнительного развития с точки зрения платформы, где будет происходить потребление. Ведь нашим пользователям нужно удобство. Если бы TikTok не был удобен, вряд ли бы он получил распространение только благодаря формату. Если бы у Инстаграма не было такого юзабилити, вряд ли бы он был так популярен. И здесь то же самое. Контент получился, людям это интересно, и понятно, что это перспективная область. Нужно продолжать производить подобного рода контент для дальнейшего развития формата. Это точно не основной фокус Okko, а комплементарное направление для быстрого, мобильного потребления. Как правило, бесплатного или за какие-то небольшие деньги. Пока я не готова даже обозначить какие-то ожидания, которые мы в него вкладываем. Мы просто верим, что есть аудитория, которой интересно ровно такое потребление. И значит, мы не можем не удовлетворить этот спрос.

Насколько вам интересны фильмы независимых прокатчиков, которые должны были, но не выходили в прокат?

Мы очень осторожно относимся к премьерам фильмов, которых не было в кинотеатре, и если речь идет о картинах с неизвестным кастом и неизвестным сюжетом, то есть нет чего-то, что на 100% само продаст фильм аудитории на сервисе. Как в случае с сериалом с Нагиевым, участие Димы – это всегда половина успеха. Вот если нет условного Нагиева или именитого режиссера, или какой-то совершенно скандальной истории у всех на слуху, я бы воздерживалась от покупки таких проектов. Когда приходят с предложением купить эксклюзивно, озвучивают эстимейты на прокат в 50 млн рублей, предлагают компенсировать это и самому сервису сделать премьеру, я отказываюсь. В этом нет смысла, поскольку и фильм не прозвучит как следует, и не будет никакой финансовой эффективности. Я выступаю за здоровый баланс стоимости и предложения. Если мои коллеги по рынку готовы платить за эксклюзив подобного фильма суммы, компенсирующие сборы в кинотеатрах, это их выбор и право.

По мнению аналитиков, рост числа площадок с эксклюзивным контентом потенциально может стимулировать пиратов, так как люди не готовы платить за множество подписок и снова начинают качать в торрентах. Что вы думаете по этому поводу? У вас уже есть коллаборации с «Амедиатекой» и START, есть ли планы по увеличению количества таких партнеров?

Такое развитие событий возможно, поэтому тут мы можем только наблюдать и принимать меры регулятивного и карательного характера. Ни одна из площадок не согласится отказаться от собственного производства, только чтобы ни в коем случае не спровоцировать пиратов к росту. Партнерства – это всегда взаимное желание. Мы всегда готовы к сотрудничеству с любым игроком на рынке, открыты для партнерств, коллабораций, объединения усилий, создания чего-то совместного – и все это знают.

Одним из ваших партнерств во время карантина стало сотрудничество с сетью «Кино Окко». За этим будущее или это временное решение в исключительных обстоятельствах пандемии?

Это больше маркетинг и, наверное, это карантинная история.

Как еще бы могло развиваться партнерство офлайна и онлайна, как они могут существовать вместе?

Как дополнение друг другу они могут продолжать существовать. Но, в принципе, мы видим, что все происходящие сейчас коллаборации всегда взаимосвязаны: фестивали, переходящие из офлайна в онлайн, реклама онлайн-ресурсов во время офлайн-мероприятий. Я думаю, такое сотрудничество нужно, мы не можем замыкаться и делать вид, что онлайн и офлайн друг с другом не пересекаются. Пересекаются, потому что аудитория та же самая – разнится только время потребления контента, формат и вызываемые эмоции. Но люди-то те же самые, и коммуникация с этими людьми может происходить в любом месте.

В целом, на ваш взгляд, к каким последствиям пандемия приведет на медиарынке?

Наверное, мы не досчитаемся некоторых игроков в дистрибуционном бизнесе. Если не сразу, то через какое-то время. Я надеюсь, это произойдет путем слияний, а не ухода с рынка, потому что всегда очень тяжело терять привычных партнеров. Думаю, какое-то время мы будем привыкать не бояться ходить в кинотеатры. Потребуется достаточное время, чтобы люди согласились приходить на массовые мероприятия в закрытых помещениях. Все эти факторы будут прямо и косвенно влиять на то, как будет выглядеть наш рынок и как мы будем встречать Новый год. Как мы проведем лето уже более или менее понятно, а вот что будет к концу года – нет. Начинается экономически сложный период для игроков – и для дистрибуционной сферы, и для сферы лицензирования, особенно международного.

Вы стали тем рынком, у которого рынок сбыта в новых условиях не только не исчез, но и сильно увеличился. И даже проблемы с рекламой вас не затрагивают. Но есть ли у вас какие-то сферы, по которым ударила эпидемиологическая обстановка?

Мы не те, кто ощутил удар первыми, но это не значит, что мы не испытаем его. Вирус повлиял на экономическую ситуацию, выросли безработица и курс доллара. Возможен сценарий, что люди станут меньше тратить денег. Это, конечно, скажется и на нас. Бесплатное потребление, материальное состояние людей, психологические факторы – все это влияет на наш рынок тоже.

Каковы ваши прогнозы на развитие онлайн-рынка в краткосрочной и долгосрочной перспективах?

В краткосрочной перспективе я не готова прогнозировать, поскольку сейчас краткосрочная перспектива пропала. Обычно мы планировали на полгода и год вперед. У нас вроде были какие-то планы в январе, прошло уже полгода – и все не так. Если мы посмотрим на три года вперед, то до первой половины 2021-го будет период восстановления, зализывания ран, раскачивания. Дальше мы будем возвращаться в прежнее русло. То есть мы потеряем год. Это не значит, что мы откатимся в доисторическую эру, но темпы экономического роста, темпы роста выручки будут отставать по объективным причинам. А, возможно, будет хуже, и осенью случится вторая волна – и мы снова окажемся дома. 

Пауза в кинопроизводстве приведет к тому, что контента будет меньше. Насколько вы опасаетесь негативных последствий этой паузы?

Контента не будет меньше. Если бы сейчас остановились только киностудии, а кинотеатры продолжали показывать запасы, я бы согласилась с этим. А сейчас все на паузе. И расчехлится все одновременно. Кинотеатры начнут показывать то, что должны были показывать в марте и апреле, а студии начнут снимать то, что должны были производить в апреле – мае. Сдвиг будет, но не колоссальный, то есть дыры через год мы не ощутим. В этом плане я не вижу трагедии: ну, будет в прокате не 560 фильмов, а 470. Мы не заметим разницы.

Что вы думаете о мнении некоторых экспертов по поводу того, что усталость от ТВ и онлайн-видео за время изоляции может сократить спрос после нее?

Наверное, такое возможно. Люди не будут пересматривать старые библиотеки, не будут смотреть кулинарные передачи, не будут заниматься фитнесом дома. Но их дети продолжат смотреть анимацию, пользователи будут смотреть премьеры и любимые сериалы. То, что у нас во время ГКЧП по эфирному телевидению показывали «Лебединое озеро», не привело к тому, что люди перестали смотреть телевидение, потому что оно ассоциировалось у них с государственным переворотом. Это совершенно не связанные вещи. Усталость за период карантина общая и не связана ни с чем конкретно. Люди устали от сидения в четырех стенах, но после завершения изоляции они не покинут свои дома. После изоляции люди постепенно будут восстанавливать баланс между разными видами досуга и времяпрепровождения.

За это время вы реализовали множество идей. Можете ли анонсировать, что будет ждать зрителей в ближайшем будущем?

На платформе появятся «Записки отельера», мы продолжаем «Шоу ON», «Искусство онлайн», «Сказки на ночь» для детей, будем обновлять тренировки. Мы планируем выход еще двух сериалов. Новые направления нам интересны, наверное, можно выдумать что-то еще, но не в рамках самоизоляции. Мы и так реализовали уже все, что можно создать, не подвергая людей риску и не нарушая требования о самоизоляции. Как только появятся возможности для более свободного передвижения людей, съемочных групп и артистов, мы начнем делать больше. Пока мы находимся в реальных ограничениях и по максимуму используем каждую опцию.

Готовы ли вы углубляться в идею со скринлайф-сериалами или эта идея исчерпала себя?

Не исчерпала. Когда будут идеи для скринлайф-сериала, как она появилась под «Все вместе», мы, естественно, их воплотим. Пока я не вижу хорошей идеи, и делать скринлайф ради скринлайфа не буду. Лучше мы сделаем что-то другое.


15.06.2020 Автор: Рая Башинская

Самое читаемое

Соответствующий документ появился у столичной мэрии

Кинотеатрам Москвы разрешат открываться в августе

Подробнее
Алексей Учитель, Рубен Дишдишян и Сергей Сельянов дали комментарии БК

Российские продюсеры отреагировали на предложение выпустить свои фильмы в прокат в августе

Подробнее
Фильм 2011 года уверенно обошел актуальные киноновинки

«Заражение» стало самым распираченным фильмом полугодия

Подробнее
Новости от UPI, ЦПШ, MEGOGO, «Вольги», «Капеллы» и других

Обзор изменений графика релизов России за неделю с 29 июня по 5 июля

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru