Гийом Проценко: «Нам хотелось снять неглупый и при этом увлекательный фильм»

Режиссер ленты «Разбуди меня» о своем проекте-участнике «Кинотавра»

В 2008 году кинематографистам Татьяне Петрик и Гийому Проценко пришла до странности смелая идея: на основе опыта Александра Медведкина в 30-е годы запустить международный документальный проект под названием «Кинопоезд». Соединяя в небольшие съемочные группы молодых кинопрофессионалов со всего света, продюсеры «Кинопоезда» отправляли их в железнодорожное путешествие из Москвы во Владивосток, из Бишкека в Москву, по российскому Северу и Сибири. Короткометражки, снятые во время этих лабораторий, побывали на фестивалях от Локарно до «Сандэнса». В этом году создатели «Кинопоезда» привозят на «Кинотавр» фильм совсем другого рода – это режиссерский дебют Гийома Проценко, спродюсированный Татьяной Петрик, в котором поучаствовало немало европейских кинематографистов. Действие РАЗБУДИ МЕНЯ происходит на границе реальности и сна, а сам фильм балансирует на грани между авторской драмой и криминальным триллером, между европейским мейнстримом и молодым российским арт-кино.

Мы давно следим за проектом «Кинопоезд» и были приятно удивлены, что картина его организаторов попала в конкурс «Кинотавра». Каким образом РАЗБУДИ МЕНЯ связан с этим проектом?

Да, мы проделали долгий путь. Каким-то образом проекты действительно связаны. Например, трейлер нам смонтировал Димитрис Толиос из Греции, участник всех выпусков «Кинопоезда». Композитор Джорджио Джампа тоже был как-то отобран для «Кинопоезда», но не смог участвовать. Мы держали контакт, и он появился в нужный момент. Звукорежиссер Евгений Горяинов участвовал еще в первом «Кинопоезде». Первый монтаж мы сделали с Бернадетт Туза-Риттер из третьего «Кинопоезда», но она не смогла закончить работу, и потому мы пригласили Ольгу Гриншпун и Сергея Петрова. Оператор, британец Джон Крейн, тоже из этого проекта – во время третьего «Кинопоезда» мы с продюсером Таней Петрик отметили, как хорошо он работает. Тогда по разным причинам сложилось так, что ему пришлось снимать параллельно два фильма. В условиях «Кинопоезда» это очень тяжело, но Джон трудился день и ночь, при этом очень качественно. Мы не ошиблись, когда взяли его снимать РАЗБУДИ МЕНЯ: с ним было легко, интересно и очень спокойно. Были, например, сложные моменты, когда нужно было влезть с большой камерой и светом в тесное пространство – но он ни разу не занервничал. Таня добивалась, чтобы я чувствовал себя комфортно в съемочной группе.

Получается, работа над идеей фильма началась параллельно «Кинопоезду»?

Вообще, я закончил режиссуру игрового кино во ВГИКе, и у меня в голове всегда были какие-то идеи. Я давно хотел снять жанровое кино, придумал какие-то элементы, ключевые моменты: хотел, например, чтобы это была история женщины, чтобы присутствовала сюжетная линия со снами, чтобы не было понятно, какой герой хороший, а какой плохой, чтобы не было однозначности и все играли в некой серой зоне. Хотел снять аэропорт – наверное, в связи с тем, что я иностранец, который десять лет живет в России и постоянно проходит паспортный и таможенный контроль в Шереметьево. Не было только самого сценария. У Тани большой талант собирать людей в команду, и не знаю, как, но она сумела привлечь Андрея Стемпковского, который и написал первый вариант сценария. Для него это был первый опыт, когда он работал над сценарием для другого режиссера. В течение пары месяцев Андрей один-два раза в неделю присылал мне то, что у него получалось, а я писал ему отзывы. Мне кажется, правда, что он предпочитает более жесткое, прямое, откровенное кино, у нас же оно больше на полутонах. Потом мы дошли до пункта, когда его работа закончилась, дальше я немного подредактировал текст под себя, под локации, под какие-то продюсерские вещи. Но тут возникла проблема с диалогами: писать по-русски – явно не моя сильная сторона. Мы пригласили драматурга Вячеслава Дурненкова, который работал с нами на расстоянии. Он помог не только с диалогами, но и с какими-то важными драматургическими моментами. Тем не менее в итоге мы многое меняли на стадии монтажа, рассматривали несколько вариантов финала.

Во время съемок вы намеренно добивались некоего визуального эффекта отстраненности?

Да, была задача достигнуть определенной степени отстраненности. Мы в принципе играли с разными уровнями реальности, которая переходит в сны, но старались не акцентировать границу между ними. Чтобы добиться эффекта взгляда со стороны, мы старались не подходить слишком близко к актерам, не снимать слишком крупных планов – мы смотрим на происходящее немного с расстояния, с осторожностью, как будто через какой-то фильтр. Во всех интерьерах мы часто использовали дым при освещении, что дает особый эффект: вроде все выглядит привычно, но все же немного странно. Эти решения предлагал как раз Джон, мы с ним много работали над цветовой гаммой фильма. Главным визуальным референсом для нас был ФАРГО, хотя это и несколько другой жанр.

Как вам удалось привлечь таких известных актеров – при том что это ваш режиссерский дебют?

Все актеры шли нам навстречу, хотя бюджет у нас был совсем не огромный. Несмотря на то, что я какое-то время прожил в России, я не всегда понимал, какие ассоциации связаны с их образами, и постоянно спрашивал Таню, что эти лица дают фильму, о чем говорят зрителю, ну а решение мы принимали уже совместно с продюсерами. Не было задачи привлечь именно звезд – мы просто хотели правильно составить ансамбль. Сам я ориентировался исключительно на пробы, на то, как играют актеры. А, например, Ирина Вербицкая, которая снялась в главной роли, – актриса вовсе не такая известная.

Если говорить о бюджете, то ваш фильм, тем не менее, выглядит довольно-таки прилично для независимого кино. 

Мы снимали исключительно на частные деньги – благодаря финансированию со стороны продюсера Андрея Епифанова. Он некогда поддержал наш третий «Кинопоезд», и ему понравился результат. После этого он заинтересовался кино, и они с Таней решили сделать этот фильм. 

Мне показалось, что РАЗБУДИ МЕНЯ выглядит не как типичное русское кино, а как какой-то европейский, французский арт-триллер.

Мы с Таней поставили перед собой простую задачу: делать то кино, которое нам нравится. Может, это звучит немного упрощенно, но нам хотелось снять неглупый и при этом увлекательный фильм. Я не фанат популярного кино и не фанат чистого авторского. Во мне смешаны и француз, и русский, и ливанец, и украинец, я родился в русско-украинской семье во Франции, где прожил много лет, потом учился и уже десять лет живу в России. Может быть, поэтому я сам люблю все смешивать, и мне трудно засунуть что-то в строгие рамки, я их стараюсь избегать. При этом, судя по первым отзывам, для европейского зрителя фильм слишком коммерческий, а для русского – более авторский. Но я бы не хотел, чтобы о нем рассуждали как о русском или французском, я сам не относил бы себя к какому-то кинематографу. Пусть на этот вопрос ответят за меня.


11.06.2016 Автор: Максим Туула

Самое читаемое

Даже несмотря на ощутимый обвал сборов

Международная касса: «Терминатор» снова первый

Подробнее
«Ford против Ferrari» vs «Ангелы Чарли»

Прогноз кассовых сборов в России на 14–17 ноября

Подробнее
Очная защита четырех десятков картин пройдет 19 ноября

Фонд кино назначил дату нового питчинга проектов «иных компаний»

Подробнее
Дела появились по результатам прокурорских проверок

По фактам невозвращения госсубсидий Фонду кино заведено шесть уголовных дел

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru