Рой Ли: «Продвигать собственную мифологию в хорроре – идея правильная»

Глава международной продюсерской компании Vertigo Entertainment – о жанре и перспективах российских фильмов ужасов

Интервью впервые было опубликовано в электронном БК №47 (667) от 25 ноября 2016 г.

Осенью 2016 года на AFM в рамках презентации компании «Планета Информ» состоялась премьера 17-минутной нарезки НЕВЕСТЫ, первого хоррора от тандема продюсеров Владислава Северцева и Дмитрия Литвинова, который выйдет в российский прокат уже 19 января. Среди зрителей на мероприятии оказался и глава продюсерской компании Vertigo Entertainment Рой Ли, за плечами которого более полусотни блокбастеров и хитов, включая ОТСТУПНИКОВ Мартина Скорсезе, ЛЕГО ФИЛЬМ, а также франшизы ЗВОНОК и ПРОКЛЯТИЕ. БК воспользовался случаем и побеседовал с маститым продюсером, известным также как «король римейков», о мировых тенденциях в жанре хоррора и о потенциале российских фильмов ужасов.

Начнем с грустного. Какие поджанры хоррора себя уже исчерпали?

Считаю, что время, когда зритель мог удивить хоррор средней руки в стиле «найденная запись», «пыточное порно» или «слэшер», безнадежно прошло. Хорроры (и все фильмы в принципе) я смотрю прежде всего как самый обычный зритель, поэтому все, что работает для массовой аудитории, воздействует и на меня тоже. Ушло время хорроров для подростков типа Я ЗНАЮ, ЧТО ВЫ СДЕЛАЛИ ПРОШЛЫМ ЛЕТОМ. Пришла эпоха расцвета драматичных хорроров для взрослых, наследующих традиции РЕБЕНКА РОЗМАРИ и ЭКЗОРЦИСТА – например, то же ЗАКЛЯТИЕ. Этот фильм Джеймса Вана испугал даже меня, стал сверхуспешным проектом для Warner Bros., а ведь в его основе – семейная драма, сдобренная хорошими хоррор-встрясками, и очень глубокая история по мотивам реальных событий.

Что для вас является качественным фильмом ужасов?

Для меня хороший хоррор – тот, что работает без сучка и задоринки, на котором забываешь о времени, на котором не продохнуть, который сражает инновационностью подхода. Последнее мое потрясение – НЕ ДЫШИ Федерико Альвареса (хотя это скорее триллер, пусть и с сильными элементами хоррора).

Кого из современных режиссеров жанра «хоррор» вы можете выделить?

Не удивлю: Джеймс Ван, Федерико Альварес, Адам Уингард. С последним мы сделали ВЕДЬМУ ИЗ БЛЭР, заканчиваем ТЕТРАДЬ СМЕРТИ, римейк культовой одноименной японской манги и аниме-сериала. И, конечно же, автор МАМЫ Энди Мушетти, с которым мы вместе сейчас завершаем постпродакшн фильма ОНО по роману Стивена Кинга. Рынок изобилует перспективными и самобытными хоррор-кинематографистами, с которыми я готов поработать. Лишь бы были две вещи: хороший сценарий и отличный актерский состав.

Выше вы «приговорили» поджанр хоррора «найденная запись». Неужели у него нет шансов? Вы же сами спродюсировали ВЕДЬМУ ИЗ БЛЭР: НОВАЯ ГЛАВА.

Должен с прискорбием констатировать, что поджанр «найденная запись» точно скончался – окончательно и бесповоротно. Я болел за ВЕДЬМУ ИЗ БЛЭР как один из ее продюсеров, но моих ожиданий она не оправдала. Гигантская череда проектов, имитирующих «найденную запись», исчерпала зрительский интерес. Даже фильмы франшизы ПАРАНОРМАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ продемонстрировали в прокате снижение кассовых сборов. Нам нужно было принять это во внимание. Зрители устали от этого поджанра, стали нуждаться в другом, менее предсказуемом зрелище. Дешевизна подобных проектов в конечном счете тоже сыграла злую шутку. Для современной аудитории зрелищность и оригинальность давно стали ведущими факторами, побуждающими их купить билет в кино. Вы можете возразить, что ведь и НЕ ДЫШИ был недорогим в производстве фильмом. Но с оригинальностью у него все в порядке. Маркетинг НЕ ДЫШИ тоже давал зрителю понять, что в кино он получит уникальное впечатление. А «найденные записи», равно как и «пыточное порно», окончательно переместились из кинотеатров на стриминговые сервисы.

Как много вы смотрите российских фильмов? Видели ли что-нибудь из наших хорроров?

Вообще, я не так чтобы много смотрю ваше кино. Перед тем, как я увидел 17 минут НЕВЕСТЫ на AFM, я смотрел, может быть, два-три российских хоррора. Это, конечно же, МЕРТВЫЕ ДОЧЕРИ, римейку которого моя компания тщетно пыталась помочь взлететь, а также НОЧНОЙ ДОЗОР и ДНЕВНОЙ ДОЗОР. И ДОЗОРЫ я видел только благодаря их релизу в Штатах.

Честно говоря, хорроров в России снимают не так уж и много, а фильмы ужасов, вышедшие в 2016-м, событиями, мягко говоря, не стали. Вероятно, в нашей индустрии не сложилось еще понимание, что в этом жанре нужно делать и как в нем преуспеть.

Все впереди. Жанр хоррора в каждой стране, по моим наблюдениям, переживал взлеты и падения. В Японии после ряда успешных фильмов ужасов 60-х вплоть до конца 90-х, с выходом ЗВОНКА, не было приличных, экспортируемых хорроров, и лишь после картины Хидео Накаты жанр стал популярен как среди продюсеров и зрителей на родине, так и во всем мире. То же самое можно сказать о Корее, где вслед за ИСТОРИЕЙ ДВУХ СЕСТЕР жанр хоррора получил второе дыхание. И об Испании, где фильмы ужасов вышли на новый виток после международного успеха РЕПОРТАЖА, и о Мексике. Нельзя форсировать развитие жанра в отдельно взятой стране. Уверен, что России нужно лишь дождаться пика подлинного развития жанра, а его фанатам – не обрушиваться с гневом и обидой за «национальный хоррор» на поделки кинематографистов-имитаторов, надо просто выждать некоторое время… Не знаю, кстати, были ли в России поделки-копипейсты в жанре хоррора?

Увы, каждый второй.

Могу пожелать вашему кинематографу и вашим зрителям только одного: не опускать руки и продолжать верить. Шанс на рождение полноценной хоррор-индустрии у вас есть и будет всегда. Посмотрите на Японию, Испанию, Мексику, Корею! А теперь выдохните. Все, по-хорошему, находится в руках ваших молодых и амбициозных кинематографистов. Их горячее желание сделать не тяп-ляп-ужастик, а фильм ужасов со способностью удивить прежде всего преданных фанатов жанра, равно как и массовую аудиторию, воспитанную на его лучших образцах, и является залогом успеха будущего индустрии хорроров в России. Ну а международные перспективы ваши кинематографисты всегда могут обрести на западных кинофестивалях, посвященных жанру, где вне зависимости от происхождения картины ее смогут оценить по достоинству, если она действительно выдающаяся.

Говорят, нарезка НЕВЕСТЫ на AFM вас впечатлила. Чем именно?

Сильной визуальной составляющей – в первую очередь. А укорененность темы невест, свадьбы в мировой культуре только поддержала мой интерес к проекту. Не знаю насчет оригинальной картины, но римейк НЕВЕСТЫ имеет серьезный потенциал обрести широкую мировую аудиторию. Я посмотрел 17 минут фильма, прочел его сценарий и нахожусь под впечатлением.

Русское происхождение НЕВЕСТЫ не станет препятствием для успеха ее римейка, если он вдруг случится?

По моему опыту, национальная принадлежность оригинального фильма на судьбе римейка не сказывается. Но успех НЕВЕСТЫ в России как на одной из значительных для проката будущего римейка территорий мира, конечно, увеличит коммерческий потенциал последнего.

Сколько примерно хорроров вы еженедельно читаете и смотрите?

На самом деле не так уж и много, по крайней мере, сейчас. Смотрю примерно один-два хоррора в неделю, читаю примерно столько же сценариев в этом жанре, но выборочно. Чтобы продолжать делать действительно редкие и новые вещи в жанре, приходится пристально следить за выдающимися новинками, но времени хватает лишь на самое-самое главное. В девелопмент сейчас я тоже беру не так уж и много картин. Скажем, НЕВЕСТА оказалась всего лишь вторым проектом в этом году, меня заинтересовавшим в дополнение к текущему слоту фильмов с точки зрения покупки прав. Первым был сценарий Эндрю Кевина Уокера, автора СЕМЬ Дэвида Финчера.

По-вашему, стоит ли нашим хоррор-кинематографистам обращаться к корням, к национальной мифологии? Или же нам имеет смысл создавать хорроры с размытой идентичностью и более универсальные в своей сюжетной основе?

Считайте, что у вас абсолютно развязаны руки в выборе истории, что универсальных правил попросту не существует. Предположим, что ваши кинематографисты, насмотренные в жанре, отыскали у себя в культуре, в мифологии нечто удивительное и страшное. Если они облекают свою находку в убедительную историю, вероятность того, что их проект привлечет своей свежестью зрителей других стран, где с вашей мифологией и культурой знакомы не так хорошо, тут же вырастает в разы. И наоборот. Держаться корней, продвигать собственную мифологию в хорроре – правильная идея. Например, недавно американские студии обратили внимание на успешные латиноамериканские хорроры с национальной «страшной идеей» в основе. И Голливуд уже озадачен поиском испанских и мексиканских хорроров, подходящих для римейков, чьи герои будут, разумеется, американцами, в то время как исходные легенды – латиноамериканского происхождения. Уверен, что стоит продолжать работу в этом направлении, не останавливаясь.

Изменился ли студийный подход к производству римейков? Какими качествами должен обладать оригинальный фильм, чтобы вы захотели его переснять?

В конечном счете все упирается в правдоподобную и интересную историю, которой зритель поверит и сможет сопереживать. Конечно, есть и исключения вроде ЧУЖОГО Ридли Скотта, без них никуда, но даже в ходе просмотра этой фантастической картины ты веришь всему безоговорочно. Больше всего меня обычно пугают истории, основанные на реалиях нашего мира, реалиях самых обычных человеческих взаимоотношений. Они могут быть сверхъестественными, но лишь отчасти. ЗВОНКИ – самый яркий образец того, что меня пугает по сей день. Мистико-фантастическое объяснение легенды в ЗВОНКАХ не делает их менее страшными. Способность призрака ЗВОНКОВ перемещаться между мирами с помощью электронных устройств, связь легенды с видеокассетой как известным предметом повседневного обихода – все это вызывало мое доверие и доверие каждого зрителя фильмов франшизы. Рассматривая проект на потенциал римейка, я проверяю его прежде всего на правдоподобие, причем в глобальном смысле. Сможет ли он вызвать доверие массовой аудитории не только в Штатах, но и во всем мире? Сможет ли он быть адаптирован без потери своеобразия истории для международной аудитории? Если история интересна и оригинальна, а ее сцены врезаются в память, – чудесно. Значит, римейк возможен.

Какова последовательность ваших шагов, когда вы приступаете к производству римейка? Что делаете в первую очередь? Чего не делаете никогда?

Процесс всегда один и тот же для картины любого жанра, по крайней мере, у меня. Сперва определяемся с проектом. Затем – со сценаристом. Авторы могут быть предложены студией или финансовой структурой, с которой мы приобрели права. Из тех сценаристов, чьи работы мне запомнились, мы выбираем одного или сработавшихся соавторов. Затем показываем ему/ей/им картину, а уже в ответ те делятся видением голливудского римейка. Если на базовом уровне нас устраивает подход сценариста – о’кей, просим готовиться к питчингу на студии или заказываем ему сценарий. Мы не устраиваем тендеров, от добра добра не ищем, работаем сразу с теми, чье видение совпадает с нашим, просто стараясь не ошибиться в выборе автора. Конечно, раз на раз не приходится, сценарий не всегда получается идеальным, случаи ЗВОНКА или ОТСТУПНИКОВ чрезвычайно редки. Но из сотрудничества с выбранным автором мы всегда выжимаем по максимуму. А уже готовый сценарий проверяем на доверенных читателях: работает ли он предполагаемым образом? Добились ли мы поставленных целей по эффекту в конкретных сценах? Ну и затем приступаем к съемкам, продумывая каждый шаг. Ищем под уже готовый сценарий свободного и адекватного режиссера, кастинг-директора, не занятых в конкретный период времени и нужных нам актеров… Успех каждого фильма – десятки сотен решений, зависящих от разных факторов, в том числе от своевременности его выхода, даты релиза и конкуренции с другими картинами в этот период.

Сколько в среднем, по вашему опыту, занимает период создания римейка?

В среднем – года три. Опцион покупается обычно именно на такой период, и фильм за это время либо получается, либо нет, и тогда права возвращаются к продюсерам обратно. Самым стремительным на моей памяти было производство римейка испанского РЕПОРТАЖА: съемки КАРАНТИНА заняли меньше года. Мы знали, каким хотим видеть римейк, четко себе представляли результат, и не потеряли ни секунды времени.

А что вы думаете о VR-experience как новом формате, начинавшем сперва в качестве маркетинг-инструмента? В России он уже потихоньку набирает обороты. Скоро ли этот формат шагнет в кино и, в частности, в хорроры, как вы считаете?

VR-experience меня как зрителя впечатляет, и, я думаю, за ним будущее маркетинга – и только маркетинга. Возможно, все изменится, когда рынок будет готов к потреблению VR-контента. На данном этапе, как мне кажется, аудитория еще недостаточно оснащена устройствами, чтобы наша компания и Голливуд целенаправленно переориентировались на создание полнометражных VR-фильмов. Вот закрепится на VR-рынке IMAX, недавно объявивший о создании кинозалов, где предложит зрителям уникальный VR-контент, мы об этом и подумаем. Но есть подозрение, что в жанре хоррора VR споткнется об единственную проблему: уж больно фильмы ужасов в этом формате пугают зрителя, особенно девушек и женщин. Зритель будет просто не в состоянии выдержать погружение на час с лишним в альтернативную реальность.

Судя по вашей фильмографии, испугать Роя Ли нереально. Это так? Какой из хорроров последний раз напугал вас в кинотеатре?

Последний раз? Ох, не припомню. Однозначно хотелось бы, конечно, чаще пугаться на хоррорах. Я вообще ратую за просмотр фильмов ужасов в кино, а не дома. Для них ведь нужна особая атмосфера, максимально исключающая любые соблазны для зрителей отвлечься на почтовые уведомления, эсэмэски, перекус каждые полчаса, на беготню домашних туда-сюда через комнату... Когда смотришь хоррор в кинотеатре, то сидишь в темном зале, заплатив за билет, и проваливаешься в другой мир, который страшнее и страннее твоего собственного. Пугаться, ужаснуться, испытать бег мурашек по коже во время классного хоррора вдвойне интереснее и круче в компании с другими зрителями, а это возможно лишь в кинотеатре. Поэтому у фильмов ужасов было, есть и будет будущее – как у жанра, созданного и работающего для просмотра в компании. Кстати, этим хоррор и близок к комедии как никто другой. По-настоящему смешные картины куда веселее смотреть в кинотеатре, где вокруг тебя покатываются со смеху зрители-соседи. Вспомнил, когда последний раз испытал нереальный ужас в кино! Почти десять лет назад. Правда, то был закрытый скрининг и смотрел я РЕПОРТАЖ (испанский оригинальный фильм) один-одинешенек в зале. Такой клаустрофобии и проникающего под кожу ужаса я не испытывал уже давно. После этого я и понял: надо делать римейк!

Продолжение интервью читайте на сайте Russorosso.ru: http://russorosso.ru/roy-lee-interview-november-2016/  


09.01.2017 Автор: Сергей Бондарев (сайт Russorosso.ru)

Самое читаемое

«Время первых» отметилось рекордной стойкостью

Официальная касса России: у «Форсажа 8» девятый старт за всю историю проката

Подробнее
Но новинки оказались весьма слабы

Касса США: «Форсаж 8» легко сохраняет лидерство

Подробнее
Независимых дистрибьюторов попросили придумать, как им платить за выпуск фильмов

В Минкульте прорабатывают идею сбора за прокатное удостоверение

Подробнее
Организацию раскритиковали, но обещали помочь исправиться

Общественный совет Минкультуры обсудил Фонд кино

Подробнее

Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100