Алиса Струкова: «Тема «войны полов» осталась на «Кинотавре». Выборг – про другое»

Программный директор фестиваля «Окно в Европу» – об особенностях киносмотра в этом году

2 августа в Выборге фильмом Константина Худякова КОНЕЦ ЭПОХИ откроется фестиваль российского кино «Окно в Европу». Он считается вторым по значимости смотром достижений национального авторского кинематографа после «Кинотавра». При этом программа Выборга традиционно объемнее, чем в Сочи. Об особенностях ее формирования в этом году, ее основной тематике и месте «Окна в Европу» в ряду российских кинофорумов БК поговорил с программным директором фестиваля Алисой Струковой.

Какие отличительные черты характеризуют программу «Окна в Европу» в этом году?

У нашей программы этого года два крыла. Как вы знаете, она у «Окна в Европу» обширная – есть основной конкурс, но параллельно ему существует большой блок внеконкурсных картин, которые мы показываем в рамках секций «Гала-премьера» и «Выборгская премьера». В этом году в них будет много большого зрительского кино, для представления которого в Выборг приедет множество звезд – Владимир Вдовиченков, Юлия Пересильд, Анна Чиповская, Гоша Куценко, Ян Цапник и многие другие. И, думаю, эти показы и творческие встречи станут праздником для жителей и гостей города. Хотя и в игровом конкурсе тоже есть две комедийные мелодрамы, которые, надеюсь, понравятся и непрофессиональной публике, и жюри. Но бόльшая часть основного конкурса – это серьезное социальное кино. Девять из одиннадцати фильмов посвящены вопросам современности за исключением картины Юсупа Разыкова ТАНЕЦ С САБЛЯМИ, которая расскажет о событиях 1942 года, когда Арам Хачатурян писал музыку к «Гаянэ», и ленты Сергея Кузнецова СЕМЬ ПЬЯНИЦ – фантасмагорического роуд-муви и вестерне, действие которого разворачивается в постиндустриальную эпоху. Героем многих конкурсных фильмов Выборга, снятых в традициях реалистического направления, становится новый «маленький человек». Большая жизнь «маленького человека», наверное, и есть общая тема выборгской программы этого года.

В Выборге действительно всегда с большим успехом идут показы зрительских картин из внеконкурсной программы. Но не теряется ли на их фоне основной конкурс?

Думаю, нет. Хотя бы потому, что у нас каждый год собирается авторитетное жюри, выбор которого затем так или иначе влияет на судьбу фильма. По крайней мере, те картины, которые побеждали в Выборге в последние два года, у всех на слуху – это и прошлогодний лауреат ПАПА, СДОХНИ!, и КАК ВИТЬКА ЧЕСНОК ВЕЗ ЛЕХУ ШТЫРЯ В ДОМ ИНВАЛИДОВ, взявший главный приз в 2017-м, и ХРУСТАЛЬ, российская премьера которого состоялась именно у нас. Особенностью нашего фестиваля можно назвать единение профессионалов и зрителей, когда деятели киноиндустрии – создатели, прокатчики, кинокритики и представители прессы – могут посмотреть, как на тот или иной фильм реагирует зритель. Честно говоря, я не знаю, насколько эта реакция влияет на решение жюри, но мгновенный фидбэк от аудитории – это факт. И отчасти в этом единении в кинозале я вижу основную цель фестиваля, который решает важные искусствоведческие и индустриальные задачи, оставаясь праздником для простых жителей города.

Были ли какие-то трудности с формированием программы в этом году?

В этом году у нас в конкурсе одиннадцать картин, а в прошлом было пятнадцать. На мой взгляд, в 2018-м конкурс получился более разнообразным, с множеством новых имен. Вероятно, это связано с последствиями активностей 2016-го, который у нас был объявлен Годом российского кино. В этот раз складывалось ощущение, что картин на стадии отбора оказалось меньше, хотя статистика говорит об обратном. Больше стало независимого кино, фильмов, снятых без поддержки государства. Но тут важно отметить, что независимое – далеко не всегда качественное кино. Ты видишь, что люди вкладывают в свои фильмы душу, силы и деньги, однако в основном они не отвечают базовым профессиональным критериям, оставаясь таким «хоум-видео». Но, безусловно, в независимом кино есть и серьезные профессиональные работы. В этом году в конкурсе Выборга пять независимых проектов, один дебют плюс есть вторые картины режиссеров. Наверное, это в каком-то смысле компенсация за те годы, когда у нас в программе было много дебютных фильмов. Сейчас настало время режиссеров среднего профессионального возраста.

Ситора Алиева, комментируя программу «Кинотавра», высказалась в том духе, что в российском кино невооруженным глазом заметен технологический рывок, но он пока не привел к качественно новым идеям. Вы согласны с этим утверждением?

Мне кажется, развитие технологий снизило стоимость порога входа в кинематограф для многих авторов. То есть произошедшим рывком пользуются не только продюсеры с деньгами, которые теперь могут производить фильмы «с иголочки», но и любой обладатель айфона. Привело ли это к какому-то идейному расцвету? Скорее нет. Но на разнообразии ландшафта это обстоятельство уже сказывается – в частности, в этом году в конкурсе «Окна в Европу» будет представлен фильм СМЕРТЬ НАМ К ЛИЦУ – вторая полнометражная работа режиссера Бориса Гуца, снятая им на айфон. Думаю, фокус на частной жизни в картинах нашей программы отчасти связан с этой доступностью технологий, которая позволяет создавать малобюджетные проекты. Ситуацию в кино сейчас можно сравнить с ситуацией в русской литературе во второй половине девятнадцатого века, когда доступ к книгам стал появляться у людей из самых разных социальных слоев, а на смену сильному романтическому герою с мятущейся душой и глобальными устремлениями пришел тот самый «маленький человек». Российское авторское кино вновь начинает исследовать «маленькие» биографии и вслед за нашими великими литературными реалистами снова и снова говорит о ценности каждой человеческой жизни. Конечно, тут нет никакой революции с идейной точки зрения, но столь настойчивая артикуляции мысли о важности человеческого существования мне представляется знаком нашего времени.

Главной темой «Кинотавра» в этом году стало противопоставление маскулинности и феминизма. Половина фильмов основного конкурса Сочи была снята женщинами, практически каждая картина так или иначе лила воду на мельницу «войны полов». В Выборге это гендерное противостояние продолжится?

Признаться, только после завершения формирования программы я обратила внимание на то, что у нас только одна картина, снятая женщиной. Однако это не значит, что Выборг как-то ущемляет права женщин-режиссеров – видимо, почти все «женские» фильмы просто оказались в конкурсе «Кинотавра». Но, если честно, я не вижу смысла долго обсуждать пол режиссера. Вне зависимости от того, снято кино мужчиной или женщиной, оно оценивается исключительно как произведение искусства. Безусловно, существует некий женский взгляд, но он, кстати, присущ далеко не всем картинам, сделанным женщинами. Например, в проекте Натальи Назаровой ПРОСТОЙ КАРАНДАШ, который будет представлен в нашем конкурсе, нет какой-то специфической женской оптики, специального художественного решения, которое как-то указывало бы на гендерную принадлежность автора. Да и тематически «война полов», видимо, останется в Сочи – в большинстве фильмов, безусловно, есть линии любовных отношений, но общая тема работ из нашего конкурса – про другое. Если на «Кинотавре» главным образом БОЛЬШАЯ ПОЭЗИЯ и БЫК говорили о современных социальных проблемах, то у нас – практически каждый фильм. Определенная перекличка с «Кинотавром» у нас проходит по линии проектов студии «ВГИК-Дебют». В Сочи поехал БЫК Бориса Акопова, в Выборге состоится премьера картины ПЕЧЕНЬ Ивана Снежкина. И объединяет их не только студия, но и время – действие обоих фильмов происходит в 90-е. Правда, все остальное в них очень отличается – и жанр, и интонация, и метод. Но сравнить их будет очень интересно.

Есть ли у вас ощущение, что режиссеры авторского кино стали больше держать в уме широкого зрителя, пытаться говорить с ним на одном языке?

Не могу этого сказать. Безусловно, в программе 2019 года есть жанровые картины, которым будет проще найти дорогу к широкой аудитории, но все остальное – кино довольно бескомпромиссное. В этом смысле все авторы, представленные в нашей программе, достаточно честны с самими собой и не стремятся в первую очередь кому-то понравиться. Для них самое главное – высказаться, средствами кино выразить то, что они чувствуют и переживают сегодня. А по высказыванию Толстого, искусство – это когда один человек сознательно известными внешними знаками передает другим испытываемые им чувства, а другие люди заражаются этими чувствами и переживают их. Надеюсь, и зрители, и жюри «заразятся» чувствами наших авторов.

Как, по-вашему, меняется место «Окна в Европу» в иерархии российских фестивалей? Не чувствуете ли вы конкуренцию со стороны новых кинофорумов, то и дело появляющихся в нашей стране?

Уверена, что у Выборга есть свое лицо, свой шарм и свои традиции, которые располагают продюсеров отдавать свои картины именно в наш конкурс. Понятно, что есть «Кинотавр» с несколько иными медийными и бюджетными возможностями, который проходит на юге в июне. Есть Московский международный кинофестиваль, который переехал на апрель и тоже способен оттянуть на себя часть российских картин. Наш фестиваль существует уже почти тридцать лет, за это время у него сложилась репутация, которая тоже на него работает. Мы не единожды доказывали, что внимание прессы и индустрии к тому или иному проекту в Выборге может быть удачнее и точнее, чем на других смотрах, где фильм показывают среди прочих в первый день, а к концу фестиваля могут благополучно забыть. Продюсеры все это понимают, оценивают контекст и окружение, а потом делают выбор. «Окно в Европу» любят, каждый год его ждут.


30.07.2019 Автор: Александр Нечаев

Самое читаемое

Лидеры останутся прежними

Прогноз кассовых сборов в России на 10–13 октября

Подробнее
Дмитрий Сычугов назначен вице-президентом по коммерции

Татьяна Калита назначена на должность генерального директора AMEDIA TV

Подробнее
В репертуарном плане прокатчика проекты разных жанров и калибров

Capella Film провела большую презентацию пакета 2019–2020

Подробнее
Но похвастаться этим могут не все новинки

Предварительная касса четверга: «Гемини» стартует в рамках ожиданий

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru