Леонид Верещагин: «Экипаж всегда должен быть готов к принятию решений и в конце концов победить»

Продюсер фильма «Экипаж» о своем детище и индустрии в целом

Интервью было опубликовано в печатной версии журнала «Бюллетень кинопрокатчика» (№ 3, 2016).

Три года назад букеры со скепсисом ожидали к росписи картину про Валерия Харламова, а потом посмотрели фильм на Кинорынке, и ЛЕГЕНДЕ №17 был дан зеленый свет по всем направлениям. Нынешней весной подобное должно повториться с ЭКИПАЖЕМ от этой же «легендарной» команды. С той разницей, что отечественный зритель теперь уже легче готов поверить в высокое качество нашего кинопрома. Тем выше ответственность. О ней, о создании фильма ЭКИПАЖ и о текущем состоянии отрасли мы побеседовали с генеральным директором студии ТРИТЭ Никиты Михалкова, продюсером Леонидом Верещагиным.

В этот Новый год произошло снижение традиционно высокой для данного периода посещаемости – в том числе и российских фильмов. Станет ли ЭКИПАЖ маркером в отношении того, готов ли сегодня, в кризисные времена, наш зритель платить за отечественное кино? Что заставляет вас верить в лучшее?

Сейчас наша экономика, в том числе и кинематограф, на фоне массы факторов испытывает трудности. Однако мне всегда казалось, что кино – это отрасль, способная выживать в любой кризис. Относительно недорогая цена билета позволяет людям потратить деньги на двухчасовое погружение в мир иллюзий. При этом драйвером кинопросмотра, и не только в нашей стране, являются фильмы-события, направленные на самую широкую аудиторию, позволяющие заинтересовать все слои населения, которые ходят в кино. Такие фильмы двигают вперед всю индустрию. И когда выходит подобный российский проект, он так или иначе притягивает к себе внимание. Я убежден, что любому зрителю в любой стране интересно смотреть про свое. И пусть мы не можем соперничать с Голливудом на мировой арене, но у себя дома мы обязаны выигрывать. Один или два российских фильма должны быть в топ-10 или в топ-5 по кассовым сборам. И это реально – вспомним успехи ДОЗОРОВ, 9 РОТЫ, ИРОНИИ СУДЬБЫ, ЛЕГЕНДЫ №17 и СТАЛИНГРАДА. С моей точки зрения, кино достигает значимого успеха в одном из двух случаев. Либо это произведение искусства, которое получает признание коллег или компетентного жюри в виде участия, номинации или приза на крупнейших кинофестивалях. Либо фильм должен собирать значительную кассу. А тогда, как правило, это масштабное зрительское кино, в котором есть аттракцион (спецэффекты, значительный объем сцен с компьютерной графикой, большие массовки), есть хорошо рассказанная история, есть вызывающий симпатию, близкий и понятный зрителю герой. У этого героя должны быть внятные цели, достигнуть которые он может, пройдя через испытания. Все это и присутствует в нашем фильме ЭКИПАЖ, который 21 апреля выйдет на экраны страны.

Получается, курс на патриотизм, взятый нашей страной в последнее время, должен поспособствовать тому, что зритель придет на ЭКИПАЖ?

Для граждан любой страны, и мы не исключение, это естественное желание – гордиться своей родиной, понимать, что ты живешь в самой сильной, самой процветающей, самой замечательной стране мира. Это естественно и нормально для любого человека. Именно поэтому яркие в художественном смысле фильмы о наших победах, как, впрочем, и о наших проблемах, притягивают зрителя. И это было всегда. Поэтому я про какой-то новый курс здесь не говорил бы, равно как не говорил бы про курс на патриотизм в отношении кино, поскольку это открывает возможности для ненужных спекуляций из серии «мы хотим делать фильм про Александра Невского – дайте нам денег». Или про Гагарина – денег нам дайте. А какое это имеет отношение к художественному кино? В художественном кино курс должен быть не на якобы социальную значимость, а на художественную, заложенную в сценарии, в именах исполнителей, режиссера, продюсеров, в репутации компании, которая за этим стоит. Любое плохое с художественной точки зрения воплощение патриотической темы приводит к обратному результату. Ну сделаешь ты плохой фильм про Александра Невского, и все будут плеваться, смотря на русскую историю. Зачем это нужно? У нас другой расчет, другие надежды – сделать хорошее кино, во время просмотра которого люди смогут ассоциировать себя с героями, побеждающими стихию, обстоятельства, преодолевающими самих себя; смогут после просмотра почувствовать себя чуть-чуть сильнее, чуть-чуть увереннее. С моей точки зрения, ЭКИПАЖ снят режиссером Лебедевым с той художественной силой, которая заставит зрителя испытать эмоцию. Тогда те, кто придет на первый уикенд, а для этого мы сделаем вместе с партнерами, дистрибьютором, кинотеатрами все от нас зависящее, станут о картине говорить. И дальше зритель пойдет. Как это всегда и бывает.

Сегодня художественная значимость кинематографа тесно переплетена с его высокотехнологичностью. Именно для этого вам был нужен IMAX?

IMAX – это дополнительные возможности для фильма. В России сегодня порядка пятидесяти кинотеатров, оснащенных этими залами. Все большие картины пытаются заполучить данный формат. Однако IMAX идет не только за сценарием, который ему предлагают, он ориентируется еще и на тех профессионалов, кто собирается этот сценарий воплощать – на режиссеров, продюсеров, на кинокомпании. Предложив компании IMAX ЭКИПАЖ, мы через короткое время получили согласование. Часть фильма мы снимали на экспериментальные 3D-камеры IMAX, которые впервые использовались для съемок проекта Майкла Бэя ТРАНСФОРМЕРЫ 4. По завершении этих съемок камеры направили к нам на ЭКИПАЖ. Другая часть фильма будет переведена в формат уже из готового материала. Кроме того, у нас еще будет звук Dolby Atmos. Так что ЭКИПАЖ – это оснащенное современными технологиями кино.

ЭКИПАЖУ 1979 года тотально не везло на съемках именно с эффектами. У вас, как мы понимаем, все происходило сложно, но, тем не менее, не столь трагично. Можно ли сказать, что это реванш за тот ЭКИПАЖ? И вообще, проясните, пожалуйста, какие взаимоотношения связывают эти две картины. Приходится ли новый фильм советской классике римейком? Как вообще возникла идея заняться этим проектом?

Мы заканчивали ЛЕГЕНДУ №17, уже шел монтаж. А в нашем коллективе сложилась очень хорошая атмосфера взаимопонимания, любви к проекту. Фильм еще не вышел, но мы уже видели, что он получается. А это очень радостное чувство. Мне было очень жалко расставаться с командой, поэтому я все время думал: что же дальше? И вот во время Каннского кинофестиваля 2012 года я увидел материалы фильма Роберта Земекиса FLIGHT, на меня они произвели впечатление, и тут в голову пришла идея сделать картину про летчиков гражданской авиации. Я вспомнил, как в одном из разговоров Николай Лебедев обмолвился, что хотел когда-то делать фильм-катастрофу. С моей точки зрения, для зрительского кино такие жанры, как хорошо сделанная комедия, фантастика, фэнтези и фильм-катастрофа, всегда выигрышные. И я тут же, пока не ушла эмоция, набрал Николаю, и мы беседовали больше часа. Конечно, у нас возникли ассоциации с ЭКИПАЖЕМ 1979 года, это был поколенческий фильм, его смотрела вся страна – сто миллионов зрителей. И мы сразу же оговорили, что это не будет римейком. Что надо написать новую историю. А название ЭКИПАЖ нам нужно, чтобы вызвать соответствующие ассоциации и привлечь аудиторию, которая смотрела тот самый фильм Митты. Вот в чем была идея. Я с жаром тогда убеждал Лебедева, что надо взяться и сделать захватывающую картину про эту романтическую профессию, которая сопряжена с разными рисками, нештатными ситуациями. Договорились подумать. Через некоторое время Николай принес к нам в ТРИТЭ заявку для совсем другого фильма, и я ахнул – мы говорили про одно, а заявка другая. Никита Сергеевич Михалков, которому идея ЭКИПАЖА понравилась, убедил Николая, и через некоторое время мы уже очертили контуры будущей картины. Я тогда еще не понимал, насколько постановочно сложным окажется этот фильм. Для начала – непросто шла работа над сценарием, но у нас была уникальная ситуация, когда режиссер-постановщик, будучи сам сценаристом, вместе с соавторами получает возможность разрабатывать сценарий под себя, под то, как он видит и чувствует будущий фильм. И пока разрабатывался сценарий, а на это ушло почти два года, в центре этого процесса всегда находился Николай Лебедев, он придумывал историю и писал. Продюсерам же, Никите Михалкову и нам с Антоном Златопольским, оставалось только терпеть, ждать, вносить предложения и правки, убеждать, спорить. В результате получился, на мой взгляд, отличный сценарий. И тут я еще раз должен повторить. Это не римейк и здесь нет ничего общего с последними римейками знаменитых советских картин. Это абсолютно другая история. Отдельные сцены нашей картины навеяны тем ЭКИПАЖЕМ, я бы так это определил, но только потому, что в любом фильме о гражданской авиации взлетают и садятся самолеты, экипаж подолгу оторван от дома, от семьи, от нормальной человеческой жизни и есть риск нештатной ситуации. Экипаж всегда должен быть готов к принятию решений и в конце концов победить.

Вы сказали, что поначалу не до конца представляли себе производственный масштаб проекта. В чем была сложность?

Само производство ЭКИПАЖА даже для такой студии, как наша, специализирующейся на больших проектах, было вызовом. Одно дело, когда ты взаимодействуешь с большим количеством людей – это одна организация съемок и определенные деньги. Когда у тебя погоня и большое количество автотранспорта (а у нас и в этом есть опыт: ПРЕВОСХОДСТВО БОРНА, например, наша студия снимала на улицах Москвы – это было огромное количество машин) – это другая организация, гораздо сложнее и дороже. Но самолеты… Я даже представить себе не мог, какие здесь сложности. Любое движение самолета – по полосе, в аэропорту и, конечно же, взлет и посадка – требует прохождения процедуры согласования, для этого есть целый регламент. Аэропорты, где у нас было очень много съемочных дней, предназначены не для съемок кино, а для пассажиров. Все это сложно технически, административно и стоит больших денег. Со всем этим мы реально столкнулись. Спасибо руководству аэропорта «Внуково», которое реально помогло – нам не только разрешили снимать, но и сопровождали весь процесс съемок. При этом нам же нужно было еще с нуля построить собственный аэропорт – в картине ведь и разрушения есть. А где это можно было сделать? Только вокруг бетонной взлетно-посадочной полосы. Взлетно-посадочная полоса – это очень сложное инженерное сооружение, дорогостоящее. Вот где найти такую полосу – чтобы ничего вокруг не было, а самолеты могли приземляться и взлетать? Нам разрешили снимать в ЛИИ имени М.М. Громова, нам там тоже очень помогли. Мы построили там свой аэропорт, стянули огромное количество техники, самолетов, пожарных машин, машин скорой помощи, вертолетов, тягачей, пиротехники, рекламных щитов, большие массовки. Мы выкупили старые самолеты, потому что у нас в кадре они должны были гореть. Все, что вы видели в тизере и в первом трейлере, было вообще без компьютерной графики. Но вы видели, что там творилось? Это была огромная работа.

Получается, что ЭКИПАЖ – это в первую очередь продюсерский проект?

Кино – дело коллективное, и от идеи до ее воплощения огромная дистанция. Без единомышленников ты ничего не сделаешь. С моей точки зрения, ЭКИПАЖ – это и продюсерский, и, конечно же, авторский проект. Продюсерский – из-за своего производственного масштаба, ведь в любом масштабном проекте роль продюсера возрастает. Это всегда ответственно, это всегда большой бюджет. Это всегда сложнейшая организация, огромное количество элементов, которые должны быть стянуты в едином месте в одно время. Но ЭКИПАЖ, вне всякого сомнения, и абсолютно авторский проект, потому что в нем, как и в любом другом фильме-катастрофе, помимо других художественных задач, очень важно состояние саспенса, и эту тревогу, это нарастающее напряжение создать может только режиссер вместе со своими артистами. Кстати, как выяснилось позже, Николай Лебедев решил стать режиссером, посмотрев тот, первый ЭКИПАЖ. Он мне приносил потом свои юношеские раскадровки, рисунки – такое впечатление на него произвела та картина 1979 года. И вот эта любовь к тому фильму накладывала на него колоссальный груз ответственности, поскольку тот ЭКИПАЖ для Николая был вехой в жизни. А сегодня Николай – очень глубокий, серьезный режиссер, настоящий большой профессионал. Таких в нашей индустрии единицы. Он досконально вникает в каждый аспект производства, продумывает до мельчайших деталей не просто каждый кадр, но и все нюансы работы над ним, умеет предвидеть и предупредить продюсеров о надвигающихся потенциальных проблемах. Не упуская при этом главного – тех художественных задач, которые он поставил перед собой, приступая к работе над фильмом.

В комментариях к трейлерам ЭКИПАЖА интернет-пользователи отмечали схожесть новой работы Николая Лебедева с ЛЕГЕНДОЙ №17. Мол, по тем же лекалам сделана. Что вы думаете на этот счет?

Это совсем другое кино. Да, и там, и там очень яркий герой. Соответствующие ассоциации могут возникать из-за того, что и там, и там герой в исполнении Данилы Козловского. Но что здесь не так? Данилу Козловского после блестящей работы в ЛЕГЕНДЕ №17 стали приглашать везде. К его чести, я должен сказать, он абсолютно лишен заразы, которая называется звездная болезнь. Он как был до ЛЕГЕНДЫ и своих первых картин, так и остался абсолютно открытым, работоспособным, исключительно ответственно относящемся к своей профессии человеком. Мы долго думали, кто должен сыграть эту роль в ЭКИПАЖЕ, подходит ли Данила. Пробы показали и нам, и режиссеру, что это так. В итоге он был утвержден. 

Дело не только в Козловском. И там, и там в центре, помимо героя, яркая история взаимоотношений «учитель – ученик».

Опять же – во многих фильмах есть эта линия отношений. А здесь герой Машкова совсем не учитель. Молодой пилот попал в экипаж, где командиром является более опытный летчик. Между ними возникают какие-то отношения, как в любом коллективе. Этой аналогии я не вижу. То, что, как и в ЛЕГЕНДЕ, нашему герою придется преодолеть себя и совершить нечто такое, к чему его готовит сама жизнь, наверное, это есть во многих картинах. Если это хорошо сделано и герой вызывает любовь и сопереживание, то, как показывает практика, это работает. 

Почему картина сдвинулась c 14-го на 21 апреля? 

Здесь многое зависело от расписания IMAX. В какой-то момент мы вместе поняли, что при старте 21 апреля и КНИГА ДЖУНГЛЕЙ, которая выходит 7 апреля, и ЭКИПАЖ будут иметь по две недели в залах IMAX. Так производственно сложилось, что наш фильм мы будем выпускать с колес, по нему еще идет работа. Плюс мы физически должны перевести картину в стереоформат 3D и в формат IMAX. И лишняя неделя работы нам не повредит.

А что вы думаете про желание государства регулировать график выхода российских проектов в кинотеатральный прокат? 

А в чем выражается это желание? В том, что в редчайших случаях государство призывает прокатчиков и продюсеров сесть за стол переговоров? Роль государства может быть в создании условий, при которых продюсеры, прокатчики и кинотеатры станут договариваться между собой. В целом же государственное регулирование проката – это нонсенс, с моей точки зрения. Понятно, что когда на проект выделена господдержка, государство заинтересовано в том, чтобы интегральные показатели отрасли, такие как сборы и посещаемость, достигали максимальных значений. Важно только не переборщить. Поэтому, например, продюсеры последовательно выступают против квот. Кинотеатры не могут показывать любое плохое, в том числе и российское кино в ущерб себе, потому что это бизнес. А хорошее русское кино они будут держать. Да, есть хорошее русское кино, которое не приносит кассы. Мы знаем такие случаи. Но, как правило, прокатчики всегда договариваются с основными киносетями, потому что их руководство не только ощущает свою социальную ответственность, но и понимает и любит кино. И продюсеры, бывает, договариваются между собой, договариваются с другими дистрибьюторами. Пример с ЛЕГЕНДОЙ №17 хорошо известен в наших кругах – еще раз спасибо Марине Жигаловой из Disney, которая помогла российскому фильму, оставив релиз ЖЕЛЕЗНОГО ЧЕЛОВЕКА на 2 мая 2013 года. Если бы они вышли 25 апреля, на втором уикенде ЛЕГЕНДЫ №17, не было бы у нас тех посещений и тех сборов. Такие договоренности – это абсолютно нормальный рыночный процесс. Поэтому хорошо сделанному отечественному фильму, даже не кассовому, всегда найдется свое место.

Почему столь масштабный проект, как ЭКИПАЖ, не мог бы выходить летом? Возможно, зря уже продюсеры опасаются засилья голливудских блокбастеров в это время – больших студийных проектов теперь и весной, и осенью полно.

Если говоря про голливудские блокбастеры, мы употребляем слово «засилье», то получается, что это как будто бы плохо. Я же считаю, что большие американские картины, которые идут на экранах всего мира и нашей страны в том числе, не только дают зрителю возможность посмотреть новейшие технологические достижения (а зрителю нужно разнообразие, он ничем не хуже, чем зрители в других странах), но и приводят этого зрителя в кинотеатры. В этот Новый год не было американских фильмов, а публики на наших картинах больше не стало, и общие сборы упали на 15 процентов. Так что мы говорим не о засилье, а о том, что любой продюсер, любой прокатчик ищет оптимальную дату для своего фильма. Продукт с меньшим зрительским потенциалом, но также, безусловно, имеющий право на существование, ищет для себя дату с меньшей конкуренцией, там, где нет пересечения по аудитории, где ему попроще. Были примеры, когда продюсеры сочли летний период удачным временем для выхода своей картины в прокат. НОЧНОЙ ДОЗОР, который выходил в июле 2004 года, побил все мыслимые рекорды того времени. Потому что это был первый фильм с компьютерной графикой и про нас, потрясающе сделанный, с хорошей маркетинговой кампанией. Наш фильм, сделанный вместе с «Красной стрелой», ПОДДУБНЫЙ выходил 10 июля 2014 года и прекрасно собрал в прокате. Дата была подходящая, мы нашли окно и поставили туда фильм. Что касается ЭКИПАЖА, то этим летом мы такой даты не увидели. А искусственное движение может привести к большой беде. Как только кинотеатры начнут понимать, что они недобирают зрителей в силу внешних причин, это скажется и на российском кино.

Можете ли вы уже сейчас рассказать о маркетинговой стратегии ЭКИПАЖА?

Вместе с нашими партнерами, каналом «Россия 1» и компанией «Централ Партнершип», мы разработали рекламную стратегию. Наша кампания только началась, а своего пика достигнет в начале апреля и продолжится как минимум до конца майских праздников. Могу лишь сказать, что мы задействуем все каналы информации, которые только возможны, и наша кампания по объему будет сродни рекламным кампаниям ЛЕГЕНДЫ №17, СТАЛИНГРАДА – проектов такого уровня.

Вы показываете картину на Кинорынке. Это успех ЛЕГЕНДЫ вас научил?

Я считаю, что лучше показать товар таким, какой он есть, это признак уверенности в картине. На этом показе еще не будет целого ряда кадров компьютерной графики. Да, в свое время мы показали ЛЕГЕНДУ №17, и это сработало – я рассчитываю на этот же импульс сейчас. Я помню, что так же на Кинорынках показывали СИБИРСКОГО ЦИРЮЛЬНИКА и СТАТСКОГО СОВЕТНИКА, а потом тоже очереди выстраивались в кассы кинотеатров. Мы показывали фильм 12 – он вначале был на фестивале, а потом с большим интересом российский зритель смотрел его на экранах страны. Так что это не первый опыт для нашей студии, впрочем, как и для других компаний. Кинотеатры должны понимать, с каким продуктом им предстоит работать. В зависимости от того, что они увидят, они будут более-менее уверены в том, как они смогут расписать кино, как оно будет работать на первой неделе, на второй. Зачастую многие считают, что кинотеатр – это такой инструмент, которым можно распоряжаться как угодно, что в кинотеатрах может в любое время стоять любое кино. Не любое. Я очень надеюсь, что после просмотра они разделят с нами наш оптимизм по поводу ЭКИПАЖА. И я не говорю сейчас про результат – сейчас другая покупательская способность, другое посещение кинотеатров, другое конкурентное окружение. Я говорю про то, насколько кинотеатры, убедившись в фильме, смогут помочь в его продвижении и показе. Не просто за деньги забрендировать кассы, поставить стенди, а именно переживать за кино, продвигать его как свое собственное. Ведь те представители кинотеатральных сетей, с которыми мы работаем уже много-много лет, болеют за все фильмы, которые они показывают. Не просто взял, поставил, посчитал деньги. Я это знаю, поэтому рассчитываю на их поддержку. Между Кинорынком и выходом картины будет более месяца. Уверен, мы сможем использовать это время, чтобы оптимальным образом выпустить фильм. 

Сегодня многие продюсеры видят необходимость выходить со своими проектами на международные рынки. Вы разделяете это мнение?

Задача каждого продюсера – не только сделать хороший фильм, но и окупить расходы. А в идеале еще и заработать. Мы начали снимать в сентябре 2014 года, а закончили в феврале 2015-го. Мы попали в самую турбулентность, курс галопировал на наших глазах, при том что в картине есть большая часть расходов, связанных с привязкой к иностранным валютам. Теперь, чтобы эти расходы компенсировать в рублях, надо заработать в три раза больше. И международные продажи – как раз то, что может помочь в этом. Я не обольщаюсь международными продажами и не рассчитываю на них в той степени, как рассчитываю на российский кинорынок. Но потенциал у ЭКИПАЖА есть, потому что это фильм универсальный. Посмотрим. 

Как вы в целом оцениваете текущую систему господдержки кинопроизводства?

Система господдержки в нашей стране постоянно совершенствуется, меняются ее формы и механизмы, а государство системно наращивает ее объемы. И очень важно, что в министерстве культуры и в Фонде кино к нашим проектам подходят не по-чиновничьи формально, а с искренним желанием способствовать тому, чтобы каждый запущенный фильм был сделан и доведен до экрана, чтобы в конечном итоге улучшить показатели посещаемости и кассовых сборов. Система распределения государственных денег в индустрии сейчас предельно прозрачна, потому что есть открытые питчинги, которые транслируются на широчайшую аудиторию. Защита проектов происходит в прямом эфире. Да, наверное, есть какие-то нюансы, которые еще совершенствуются, но прозрачнее не может быть. И, что очень важно, сейчас всем понятны правила. Единственное, что с моей точки зрения нужно делать, потому что всегда есть какие-то перекосы, это отслеживать и вести статистику: где ошиблось экспертное сообщество, где ошиблись участники рынка, а где – руководство отрасли, почему проект, который на питчинге предполагал определенный успех, вдруг в результате провалился. А такое, конечно же, с любой студией может случиться. И еще важно, чтобы государство, финансируя кинематограф, уделяло внимание именно потенциальным фильмам-событиям.

И, наверное, жанровым экспериментам?

Любой эксперимент приветствуется, если он осуществляется за свой счет. Когда эксперимент проводится за государственный счет, то боюсь, нас могут не все правильно понять. Так что я бы говорил скорее не про эксперименты, а о такой важной задаче, как дебюты. Очень важно находить новых людей. Новых режиссеров, сценаристов. А то ведь в этой области совсем плохо. Получить качественный сценарий очень тяжело.

Это вечная проблема.

У нас. В пресловутом Голливуде этой проблемы нет. Точнее, есть, но она решается эффективно, и на любую животрепещущую тему вы получаете море сценариев, из которых можно выбирать. 

А что не так? Вроде пишущая страна у нас.

Долгие годы у нас был авторский кинематограф, он не был обращен к зрителю, и самым большим успехом считалась победа на фестивале. Зритель, в свою очередь, тогда сидел возле новых видеоплееров и смотрел американские и европейские фильмы, которые недосмотрел в предыдущие годы практически полного отсутствия зарубежного кино. Наша страна действительно и пишущая, и талантливая, но чтобы создать индустрию, не только это нужно. Нужно кино, обращенное к массовому зрителю.

Ваша студия готова доверить проект дебютантам?

Таких примеров немало. Участники рынка это знают. А Никита Сергеевич Михалков уделяет этому особое внимание. Он создал свою академию. Там есть режиссерский факультет, есть продюсерский, операторский и актерский, который ведет лично Никита Сергеевич. Я уверен, что под руководством такого мастера вырастут и придут в индустрию молодые талантливые люди.

Вернемся к ЭКИПАЖУ. Есть ли у вас какие-либо прогнозы?

В кино сложно давать прогнозы. Могу лишь абсолютно честно сказать: мы сделали все, что могли. Теперь слово за зрителем.


04.03.2016 Автор: Мария Мухина

Самое читаемое

И это не 15 июля

Мэрия Москвы обозначила предварительную дату открытия кинотеатров

Подробнее
Хотя репертуар середины лета для них оставляет оставляет желать лучшего

Российские кинотеатры выразили готовность открыться 15 июля

Подробнее
Это 15 июля 2020 года

Вице-премьер Чернышенко подтвердил дату открытия кинотеатров России

Подробнее
Олег Березин выступил с этой инициативой на онлайн-встрече в Минкультуры

Глава АВК призвал продюсеров «Стрельцова» и «Пальмы» выпустить свои фильмы в августе

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru {C}{C}