Борис Акопов: «Молодость обязывает жить полной жизнью, несмотря ни на что»

Режиссер фильма «Бык» − о своем проекте-участнике «Кинотавра»

С начала 2010-х годов продюсерский центр «ВГИК-Дебют» во главе с Федором Поповым пытается взять на себя роль посредника между самым известным профессиональным вузом страны и киноиндустрией. И, надо сказать, это ему удается – не без поддержки государства. В его копилке РОК Ивана Шахназарова (участник «Кинотавра» 2017 года), нашумевший КАК ВИТЬКА ЧЕСНОК ВЕЗ ЛЕХУ ШТЫРЯ В ДОМ ИНВАЛИДОВ Александра Ханта и нынешний кинотавровский конкурсант – БЫК Бориса Акопова. Этот фильм укладывается в важный современный тренд – попытку поколения 30-летних проанализировать эпоху 90-х, на которую пришлись важнейшие годы их детства и юности. БЫК возвращается во времена экономического коллапса и бандитских разборок, пытаясь разобраться, что приводило тогдашних молодых людей в криминальный мир, и понять, можно ли было оставаться человеком, когда правят искаженная мораль и культ насилия.

Как ваш сценарий попал в студию «ВГИК-Дебют»?

Летом 2016 года я защитился во ВГИКе своей дипломной короткометражкой «Рай». После этого оказался в некотором вакууме: институт я закончил, а что делать дальше, было неясно. Я уехал к маме в Балашиху, чтобы «перезагрузиться», и там взялся за написание полнометражного сценария. Я даже не понимал, что мой диплом чего-то стоит: когда работаешь над картиной, взгляд замыливается и ты не осознаешь, получилась она или нет. А в октябре состоялся вгиковский фестиваль, где мой дипломный фильм наградили призом за режиссуру. Сразу после этого мы заговорили с Федором Максимовичем Поповым, который поинтересовался, чем я занят, и я рассказал про сценарий. Так мы начали работу над фильмом. Оператором я взял тоже выпускника ВГИКа, Глеба Филатова, с которым мы снимали эту самую короткометражку. На следующем вгиковском фестивале, когда я уже был в комиссии, Глеб, кстати, тоже получил приз – за лучшую операторскую работу. Мы оба понимали, что на нас лежит ответственность как на вгиковских призерах, и боялись снять плохо.

Почему вас заинтересовала тема 90-х? Сегодня многие возвращаются к ней – но получается, что это уже не взгляд современника, как, скажем, БРАТ, а эпоха, увиденная из сегодняшнего дня.

Справедливый вопрос. Когда я писал сценарий, то не думал ни о каких трендах и не собирался вписываться во всеобщий интерес к этому времени. Именно на 90-е пришлось мое детство, когда я начался как человек, стал рефлексировать, осознавать себя и отчетливо помнить действительность. Я тогда жил как раз в городе Балашихе и был свидетелем каких-то сцен, показанных в фильме. То есть своим первым полнометражным сценарием я решил вернуться к самому началу: своим воспоминаниям, истокам моего понимания о жизни и о ситуации в стране. Да и время интересно само по себе – это наша последняя серьезная смута. К сегодняшнему дню прошел некий виток, за 25 лет сменяется поколение – и люди обращаются к ближайшему прошлому, в котором жили их родители и в котором они сами воспитывались. В итоге это проявляется и в музыке, и в одежде, и, как показывает практика, в кино.

А какие все-таки ваши личные воспоминания об этом времени?

Слушайте, я был мелким – а мелкому все равно, в каком мире он живет. Мне было классно: я бегал по крышам гаражей, лазал по деревьям. Детство – это такой мир, где что бы тебя ни окружало, все обалденно. Но когда, повзрослев, я стал вспоминать, что попадалось тогда мне на глаза, я увидел все по-другому. Мой отец был следователем в маленьком подмосковном городе – и это кладезь самых сумасшедших историй, часть из которых вошла в сценарий фильма.

Поэтому вы выбрали криминальный аспект, чтобы рассказать о 90-х?

Наверное, мне просто близок сам криминальный жанр, он всегда меня привлекал как зрителя. Там есть все самое важное: жизнь, смерть, любовь. Хоть я и закончил киновуз, но пытаюсь оставаться честным зрителем и получать удовольствие от просмотра кино. Криминал, драма, детективная составляющая – мне просто все это нравится. Я грешным делом решил, что было бы самым честным сделать фильм, от которого сам бы получил удовольствие. Уже на этапе написания сценария я был намерен снять зрительское кино. В БЫКЕ я изначально использовал все его составляющие: герои, любовная линия, темпоритм, даже какой-то юмор. Получился многослойный пирог. Мне вообще кажется, что сегодня не стоит упираться в какой-то конкретный жанр, а снимать так, чтобы каждый мог найти в фильме что-то для себя. Это должен быть эмоциональный аттракцион, маятник, метроном, чтобы было и смешно, и грустно – мы ведь идем в кино, чтобы получить эмоциональную разрядку или зарядку. Я хотел сделать эмоциональный фильм, а это, по-моему, и определяет суть зрительского кино.

Несмотря на то, что речь идет о криминале, вы не осуждаете своих героев, а пытаетесь войти в их положение, понять их.

Безусловно. А как иначе? Мы должны правильно раскрыть персонаж, построить его «скелет», чтобы его поняли, чтобы ему сочувствовали, сопереживали, даже если он делает вещи, которые мы не готовы принять. Другое дело, что бывают и герои с отрицательным обаянием – которые делают ужасные вещи, а мы их все равно любим. Я сочувствую главному герою, потому что жизнь поставила его в патовую ситуацию. Оказавшись в такой социальной прослойке, в таком окружении, в такое время, он просто не имеет другого выхода. На нем семья, братья, сестры, отца нет – а на завод не пойдешь, потому что все закрыто. Я в принципе сочувствую людям, попавшим в эту историческую ситуацию – все криминальные события тогда происходили по большей части потому, что не было иного выхода: не было ориентиров, не было работы, а молодость требует удовольствий, развлечений, обязывает жить полной жизнью, несмотря ни на что.

Вы выбрали молодого героя, потому что он вам понятнее?

Разумеется. В какой-то степени я поставил себя на его место, перенес свои 20–25 лет в ту эпоху.

Тогда вам важно было точно подобрать актера на главную роль.

Все сложилось благодаря цепочке удачных совпадений. Получилось так, что главная роль, которую сыграл Юра Борисов, из-за несовпадений и недопониманий чуть не ушла к другому актеру, но в итоге все прояснилось, и Юра раздвинул свой график специально, чтобы сыграть в нашем фильме.

Вы тщательно воспроизвели обстановку 90-х. Насколько это было сложно? Ведь, наверное, трудно абстрагироваться от субъективного восприятия, личных воспоминаний.

Сначала я думал, что будет очень сложно. Я помню атмосферу запустения, энтропии, заброшенности – страна в состоянии вечной осени, и боялся, что это будет очень трудно передать. Но потом мы стали ездить по городам вокруг Москвы: Ярославль, Тула, Тверь – и в Твери нашли замечательные объекты. Оказалось, что Тверь находится примерно в таком состоянии, какое я представлял нужным для атмосферы фильма. Время, мне кажется, мы смогли воспроизвести так, как я задумывал.


17.06.2019 Автор: Макс Туула

Самое читаемое

Сопродюсерами фильмов стали Валерий Федорович и Евгений Никишов

ТНТ-Premier эксклюзивно покажет «Верность» и «Грозу»

Подробнее
«История игрушек 4» и все остальные

Прогноз кассовых сборов в России на 20–23 июня

Подробнее
К защите допущено 72 проекта

Минкультуры проведет питчинги авторского и детского кино 19 и 20 июня

Подробнее
«Дылда» попадает на седьмое место

Предварительная касса четверга: «История игрушек 4» стартует спокойно

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100