Антон Малышев: «Пока еще отрасль тестирует «Кинопрайм» на прочность»

Исполнительный директор нового кинофонда − о целях и задачах организации и потенциале российского кино

В марте начал свою работу Фонд развития современного кинематографа «Кинопрайм» – первая в России частная институция, нацеленная на системные инвестиции в российское кино. До конца 2021-го фонд собирается вложить в отечественный киноконтент 6 млрд рублей – примерно столько же ежегодно распределяется министерством культуры и Фондом кино. Мы поговорили с исполнительным директором «Кинопрайма» Антоном Малышевым о задачах фонда, инвестиционном потенциале российского кино и перспективах появления других заинтересованных в качественном контенте игроков на все еще непростом отечественном рынке.

За полгода работы «Кинопрайм» поддержал пять проектов. Когда фонд запускался, вы анонсировали, что в течение года будет вложен 1 миллиард рублей. Насколько эта сумма остается актуальной? Вообще, насколько «Кинопрайму» важно распределить именно эту заявленную сумму?

Поскольку средства фонда «Кинопрайм» небюджетные, то у нас нет строгого временного ограничения, за которое мы обязаны распределить те или иные деньги. У нас есть согласованный объем инвестиций – это 6 миллиардов рублей на три года. При этом сверхзадачи вложить четко 1 миллиард в этом году, 2 миллиарда в следующем и 3 миллиарда в 2021-м, нет. Есть цель найти достойные и качественные проекты – интересные с точки зрения кинематографии и имеющие определенный инвестиционный потенциал, поскольку для нас по-прежнему важно показать, что на российском кино при грамотной экспертизе можно зарабатывать. Может быть, это не сумасшедшая прибыль, но тем не менее. Так что в плане распределения денег мы никуда не торопимся.

Из какого числа проектов вы в итоге выбирали?

Пока статистика, может быть, не самая радужная. Для второго пакета нам поступило более шестидесяти заявок, из них мы выбрали только пять проектов.

Почему, на ваш взгляд, так мало?

«Кинопрайм» – институция достаточно новая, и, конечно, отрасль еще не до конца понимает, как наш фонд работает, для чего он нужен. Так что в каком-то смысле все тестируют «Кинопрайм» на прочность, присылая разного качества и разной степени тяжести проекты. Экспертов, конечно, жалко, но нам нужно общими усилиями это время пережить – чтобы взвесь немного осела. Для нас прежде всего важен вопрос качества, эксперты у нас очень ответственные и профессиональные, они относятся к заявкам без скидок. Думаю, ситуация в скором времени сбалансируется и будет попроще. Тем более что «Кинопрайм» работает в режиме 24/7 с точки зрения приема заявок и экспертизы – нет какой-то необходимости торопиться, если проект недостаточно готов. Мы пока нащупываем правильную стратегию, находясь в контакте с отраслью, постоянно разговариваем с коллегами о том, чем мы могли бы им быть полезны и интересны. Например, изначально мы говорили, что будем заходить в проекты «на хвосте» производства, но сейчас принято принципиальное решение, что если у экспертов нет сомнения в качестве, мы будем подтверждать свою заинтересованность и финансирование практически на старте. При непременном условии, что продюсер обеспечит финансирование картины и полностью подтвердит формирование бюджета. Насколько я знаю, это общеевропейский опыт работы частных фондов. Посмотрим, как эти правила будут действовать в наших реалиях. Надеюсь, что это как минимум расширит предложение качественных проектов и даст возможность поддержать большее количество интересных картин.

Раз уж вы упомянули экспертный совет, то каким образом сложился его состав?

В Фонде кино формирование советов проходит по результатам достаточно широкого опроса представителей отрасли. В «Кинопрайме» с учетом того, что он не такой масштабный, мы отталкивались от собственных предпочтений и понимания задач организации. В экспертах у нас представлены очень уважаемые и талантливые режиссеры, авторитетные продюсеры, журналисты, исследователи рынка и кинокритики. Потому что, безусловно, мы ставим перед собой задачу развития современного кинематографа и повышения его качества, а это ровно те люди, которые в состоянии оценить тренды и понять, где лучше применить ресурс «Кинопрайма». Несмотря на то, что у каждого эксперта есть субъективная позиция по проектам, в целом мы видим, что на выходе решение принимается объективное. Те проекты, которые, предположим, у меня вызывают сомнения, как правило, не проходят сито экспертов. И наоборот – что очень здорово. Правда, иногда проекты, которые я рискнул бы поддержать, эксперты тоже останавливают.

Но вы лично вмешиваетесь в этот процесс?

Технология «Кинопрайма» подразумевает независимость экспертов. Сотрудники фонда могут влиять на них лишь предоставлением качественной аналитики. Они оценивают прокатные перспективы и просчитывают экономическую модель. Здесь мы действительно можем добавлять свое мнение к имеющемуся мнению экспертов. Но не наоборот. Задача фонда – понять, насколько реально вернуть средства инвестора и с точки зрения экономики, и с точки зрения имиджа.

Будут ли происходить какие-то изменения в составе экспертного совета в последующие годы?

Мы предполагаем определенную ротацию. Но это связано только с тем, что люди в нашем экспертном совете – занятые. Одно дело, когда ты раз в год участвуешь в такой работе, и совсем другое – когда тебя постоянно подгружают просьбами смотреть проекты. Тем не менее ротация не будет носить глобальный характер. Пока я глубоко удовлетворен работой экспертов и, пользуясь случаем, хотел бы сказать им огромное спасибо за то, что они тратят свое время и вместе с нами рассуждают о том, как лучше «Кинопрайму» двигаться дальше.

Они вам предлагают какие-то идеи?

Каждое заседание экспертного совета – это в том числе обсуждение роли «Кинопрайма» и того, где он мог бы быть полезен, а где справиться с поставленными задачами могут другие институции. Так что наш совет занимается не только экспертизой проектов, это некий дискуссионный клуб, состоящий из профессионалов отрасли, которые подсказывают нам вектор движения.

Какие задачи перед вами ставят инвесторы? Есть ли какие-то показатели KPI?

Единственная концепция, заложенная при запуске «Кинопрайма», – это инвестирование в пакет качественных проектов, которые на круг должны выйти в плюс. Размер прибыли мы специально не оговаривали, потому что само по себе получение прибыли при инвестировании в российское кино – на мой взгляд, уже достижение. Соответственно, устанавливать какие-то границы имеет смысл, когда мы будем прогнозировать работу «Кинопрайма» на следующие три – пять лет. Мы понимаем, что производственные сроки в кино не позволят подвести первые итоги раньше, чем через два-три года.

Судя по первым поддержанным фильмам, «Кинопрайму» сейчас важнее сделать себе имя, чем инвестировать в кассовый хит. Так работают зарубежные фонды, которые поддерживают фестивальное кино, чтобы, грубо говоря, показать свою плашку в титрах и вписаться в большие копродукционные проекты. Стоит ли перед вами такая цель?

Цели самопиара у «Кинопрайма» точно нет.

Даже не самопиара, а создания фестивального имиджа.

Если есть картина, которая экспертами признается качественной и у нее имеются определенного рода проблемы с финансированием, «Кинопрайм» может ее поддержать. Конечно, мы хотели бы поддерживать и проекты для более массового зрителя – тоже качественные, интересные, но при этом не претендующие на включение в конкурсы международных кинофестивалей. В том числе поэтому мы сдвигаем планку по вхождению в проект ближе к началу производства. Нам кажется, что для больших фильмов участие крупного инвестора лучше прописывать заранее.

Почти все поддержанные «Кинопраймом» фильмы имеют финансирование со стороны государства. Насколько частному фонду в России важно, чтобы была такая «господушка безопасности»? Продюсеры же на протяжении многих лет говорили о том, что без бюджетных средств частные в кино не приходят в принципе. Так ли это?

Они не приходят, потому что в нашей отрасли ситуация выстроена таким образом, что риски превышают уровень разумного. Государственные деньги компенсируют потери от пиратов, недостаток количества экранов, полностью открытый, в каком-то смысле даже анархичный рынок, где абсолютно спокойно присутствуют произведения кинематографа всех стран мира вне зависимости от производственных и промобюджетов. Поэтому, конечно, наличие такой подушки безопасности делает поддержку проектов проще. Тем не менее во втором пакете у нас есть фильмы, которые создаются без господдержки.

Рассматривал ли «Кинопрайм» сотрудничество с Минкультуры или Фондом кино? Может быть, вас привлекали для консультаций или каких-то экспертных советов?

Пока такого разговора не было, и, честно говоря, не думаю, что он своевременен. «Кинопрайм» только встает на ноги. Мы, безусловно, очень амбициозны, но пока нельзя сказать, что наш фонд стал заметным игроком. Полгода работы в киноотрасли – это очень мало. Если вдруг мы покажем, что «Кинопрайм» начал работать эффективно и своей компетенцией, экспертизой может помочь в решении важных государственных задач, то, думаю, никто против нашего участия не будет возражать. Но пока, повторюсь, об этом еще рано говорить.

Могут ли, на ваш взгляд, вслед за «Кинопраймом» появиться другие частные фонды? Или вокруг вас на данный момент сконцентрирован основной пул инвесторов, готовых работать с российским кино?

Я очень надеюсь, что такого рода фонды появятся – и чем больше их будет, тем лучше. У меня есть внутреннее ощущение, что в отрасли имеется огромное количество интересных проектов, а ресурсов по-прежнему не хватает. При этом мы видим, что крупные интернет-площадки («Яндекс», ОККО, ivi и многие другие) начали аккуратно прощупывать вопрос поддержки отдельных проектов, так как все заинтересованы в качественном контенте. Так что это направление тоже можно считать появлением интересных инвесторов.

Интернет-платформы, которые вы упомянули, проявляют интерес и к сериалам. «Кинопрайм» сконцентрирован только на полном метре?

Как я уже говорил, фонд сконцентрирован на поддержке качественного продукта. И если он вдруг примет форму сериала, то мы можем его рассмотреть. Но, откровенно говоря, эксперты нас очень просили не устраивать массовую поддержку телесериалов, потому что их объем огромен, и поддержка в данном случае не повлияет на повышение качества российского кинематографа. Однако если это будет потенциально качественно и событийно, мы можем это обсудить.

Стоит ли обращаться в «Кинопрайм» производителям короткометражного кино?

С этим сегментом сложнее, в нем непонятна монетизация. Попытки выпустить альманахи пока к хорошим результатам не приводили. Как только там появится ясная экономика, на основе которой аналитики фонда дадут свой прогноз, благодаря чему мы сможем что-то предложить инвестору, тогда разговор на эту тему будет возможен.

А если говорить о фестивалях и акциях, направленных на популяризацию отечественного кино?

Есть огромное количество просветительских, благотворительных проектов, которые очень важны для развития современного кинематографа. Но пока мы сосредоточены на том, чтобы наладить технологию экспертизы и поиска качественных кинопроектов. Может быть, когда «Кинопрайм» начнет получать многомиллиардные прибыли, мы задумаемся о том, чтобы поддержать что-то в формате благотворительности.


30.09.2019 Автор: Маша Токмашева

Самое читаемое

Бывший лидер «Ford против Ferrari» остался в топ-3

Официальная касса России: у «Холодного сердца 2» лучший старт среди мультфильмов в истории

Подробнее
Но на вершине чарта вновь «Холодное сердце 2»

Предварительная касса четверга: сразу шесть новинок в десятке лучших

Подробнее
«Джуманджи: Новый уровень» с превью-сеансами − второй

Предварительная касса уикенда: «Холодное сердце 2» вновь на вершине

Подробнее
Ее первым проектом станет сериал по мотивам романов Жюля Верна

НМГ и Star Media создали совместную кинокомпанию

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru