Алексей А. Петрухин: «Результаты «Тайны печати дракона» не вызвали у нас суперудивления»

Продюсер фильма − о том, что произошло с картиной в России и Китае

Самый дорогой российский фильм с такими международными звездами в актерском составе, как Арнольд Шварценеггер и Джеки Чан, работает в прокате с показателями, далекими от эстимейтов, ранее озвученных продюсерами. О том, как такое могло произойти, что случилось с картиной в Китае и что надо сделать, чтобы такого больше не повторилось, БК рассказал продюсер фильма ТАЙНА ПЕЧАТИ ДРАКОНА Алексей А. Петрухин.

Перед стартом ТАЙНЫ ПЕЧАТИ ДРАКОНА вы озвучивали очень высокие прогнозы по фильму, но сборы оказались гораздо ниже эстимейтов. Что, на ваш взгляд, повлияло на результаты проекта? Почему сборы и прогнозы оказались настолько далеки друг от друга?

Действительно, у нас были оптимистичные прогнозы и были пессимистичные – тот минимум, на который мы могли рассчитывать. Эстимейты складывались не просто из наших соображений и амбиций, а из анализа рынка, гарантий партнеров, в том числе и китайских, понимания того, что мы делаем и что получается. Надо признать, результаты оказались гораздо ниже самого пессимистичного прогноза. Всему этому есть ряд причин. Прежде всего надо отметить, что показатели фильма не вызвали у нас суперудивления, так как, к сожалению, все к тому и шло. Какие-то наши попытки избежать такого исхода, попытаться вырулить из ситуации продолжались в течение последнего года, но не привели к результату. Важно отметить, что, говоря об этом, мне как эмоциональному человеку, участнику и руководителю процесса, идеологу всей этой истории обидно и хочется назвать эти причины, они очевидны и на поверхности для нас, но с другой стороны, на фоне провала это будет выглядеть так, как будто я обвиняю других в своих неудачах. Я привык брать ответственность за свои дела на себя, это мне тяжело дается и в последнее время как раз и приходится за все это отвечать, в этом смысле я несу потери – и репутационные, и материальные. Я готов назвать какие-то из причин только для того, чтобы мой опыт стал кому-то уроком в индустрии и где-то послужил предупреждением, обратил внимание на какие-то вещи, чтобы коллеги не повторяли моих ошибок и не наступали на те же грабли.

На результаты фильма повлияла в первую очередь задержка выхода проекта на два года. Это основное, в чем мы проиграли. Я хотел бы сразу оговориться, что, называя сейчас причины задержки, никого не обвиняю. Прежде всего это моя ответственность как руководителя проекта. Задержка выхода картины была вызвана возникшими разногласиями между партнерами. Сначала китайская частная компания China International, известная своей активностью в России, переоценила свои силы – они старались, стремились, но потерпели какое-то свое фиаско и ополовинились. И в самый неподходящий момент, в разгар производства, их финансирование дало сбой, а потом и вовсе прекратилось. Для наc эти трудности были очень существенными, нам приходилось преодолевать дефицит бюджета за счет компенсации из собственных средств, которые предназначались для другой работы. Это деньги компании СТВ и наши собственные. Мы заложили все имущество и пытались вырулить из этой ситуации. Вторым ударом стало то, что возникло полное взаимное непонимание с нашими партнерами, компаниями «Фетисов Иллюзион» и «Форсети», на стадии реализации достигнутых договоренностей. К сожалению, большое желание Глеба Фетисова взять контроль над проектом и еще большее стремление контролировать китайский прокат фильма привели к огромному сбою и удорожанию процесса. Конечно, он не выполнил наших договоренностей, но со своей стороны пытается максимально требовать компенсации. Я допускаю, что сам Глеб может не вникать в какие-то вещи, а действовать по советам своего окружения. За кинопроизводство и кинопродвижение в его компании отвечает Сергей Беспалов, мне очень жаль, что от близких отношений мы моментально перешли в конфронтацию. Насколько мне известно, Фетисов обанкротил Беспалова в Лондоне, но при этом Беспалов стал его ближайшим партнером по кинопроизводству. Я надеюсь, на фоне провала Фетисов нас тоже обанкротит и возьмет к себе на работу (улыбается). При этом необходимо отметить, что благодаря ему стало возможно участие в картине таких звезд, как Арнольд Шварценеггер и Джеки Чан, но сейчас могу сказать, что лучше бы этой возможности не было и мы по-другому привлекли бы Арнольда, без участия Глеба. Однако тогда были другие договоренности с Фетисовым и большие перспективы, ради этого мы пошли на такое сотрудничество и риски.

Все это вызвало двухлетнюю задержку, все вытекающие последствия которой только усугубляли и усложняли историю. В своих творческих амбициях мы взяли слишком высокую планку и не выполнили ее и наполовину из-за нехватки средств. Самое главное – это развитие специалистов и базы обучения. Для графики мы привлекли очень большие силы в России. Ребята сильно прокачались в графике на нашем фильме. Надо отдать им должное, выражаю им огромную благодарность. Многим из них мы еще остались должны денег. Мне важно отметить, что каждый участвовал в картине, по сути, как соинвестор, партнер, продюсер, вел свое направление для того, чтобы она состоялась и вышла. Конечно, у нас получился негативный и печальный опыт работы со студией Никиты Аргунова. Вся работа по задачам обернулась в абсолютное непонимание и часто выглядела непрофессионально. Из всего, что изначально было оговорено и отгружено, две трети пришлось доделывать собственными силами спустя какое-то время. Я это говорю, только потому что слышал мнение Аргунова о том, что он находится в затруднительном финансовом положении якобы из-за нашего проекта. На самом деле ситуация обратная: работа не была выполнена, сделана не в том качестве, все это только повысило нам стоимость и дало большую задержку – в итоге мы не смогли сдать вовремя картину в Китае. На протяжении всего сотрудничества мы пытались найти взаимопонимание, но не получилось. Думаю, причина в том, что на самом Никите лежит большая нагрузка и ответственность, так как он делает фильм КОМА. Желаю картине успеха, но работа над двумя большими проектами привела к тому, что компания не смогла угнаться за двумя зайцами. А на волне после ЗАЩИТНИКОВ мы искали студию по визуальным эффектам, мы поддержали его, дав работу и обеспечив финансирование. Но потом начались сбои в сдаче материалов, наши сбои в финансировании, одно цеплялось за другое. Опять же, я не обвиняю Никиту, он тоже прокачался на этом проекте, но тем не менее его заявления в индустрии требуют моего комментария. У нас также большие претензии к нему, в том числе и финансовые. Так что здесь будут еще впереди какие-то разбирательства, разговоры и поиски компромиссов.

Очень хочется отметить, что компания Виктора Лакисова Asymmetric VFX Studio профессионально, долго, ради творчества и амбиций занималась драконом. Конечно, у нас были колоссальные вопросы и компромиссы. Вообще весь наш фильм построен на компромиссах. Мы мало что смогли сделать так, как задумали и как это видели. Да, получилось неплохо, даже очень хорошо, сильно для российского кино, но мы много потеряли в эффектах, истории только потому, что не смогли доделать сцены, сцепки и так далее. Спасибо Лакисову за то, что не бросал проект и вел его, несмотря на наши вечные трения по качеству и по всему. Большое спасибо всей команде – Леше Гусеву, Ивану Лебедеву и особенно Юрию Литвинову. Насколько я знаю, он действительно пострадал из-за веры в проект, веры в то, что мы «выстрелим» в Китае и в России, сполна рассчитаемся, поэтому вел работу – по сути, сам инвестировал в наш фильм. И, конечно, самое главное – картина не состоялась бы без Артура Абидинова, благодаря которому мы ее закончили. Ну и, уж если я начал говорить слова благодарности, хочется отметить юридическую помощь, благодаря которой мы справлялись все эти трудные годы производства. В России это «Лемчук, Крупский и партнеры», а на международной арене – компания «Трубор», специалисты которых очень прокачались с нами по части юрисдикции в кино. Смело рекомендую их для индустрии!

Расскажите, пожалуйста, что произошло с картиной в Китае? С одной стороны, фильм вроде вышел, но с другой – вы называли это «техническим выпуском». Как такое могло произойти с проектом, имеющим статус национального фильма в Китае? И особенно если учесть, как долго вы откладывали премьеру, дожидаясь наиболее подходящей для китайского проката даты.

Не могу еще открыть всех подробностей, могу только сказать, что для нас в Китае ситуация выглядела следующим образом. Еще в начале лета рассматривался вопрос о постановке картины на 1 октября – празднование Дня образования КНР. Это очень знаковая дата, мы бы и сами хотели выйти тогда, но и август тоже является привлекательным месяцем, когда расчищают все релизы. Однако китайским партнерам стало известно о судебных исках Глеба Фетисова и Сергея Беспалова, стремившихся получить контроль над китайским прокатом фильма. Они подали в Гонконге иски по обеспечению, запрещающие распределять выручку China Film Group в китайском прокате. Даже до сегодняшнего дня нет еще никаких решений, но тем не менее сам факт судебных разбирательств в период празднования семидесятилетия КНР вызвал негативную реакцию китайских партнеров. Конечно, сами они не скажут откровенно об этих причинах. По сути, фильм пробыл только один день в прокате и только в сети China Film Group. То есть не было ни одного сеанса в сети Wanda, которая на этапе производства и завершения картины вообще рассматривала вопрос о покупке части прав, доли в картине. И в двух других крупнейших сетях тоже не было ни одного сеанса. Фильм вышел очень быстро, на ночных и утренних сеансах пятницы, и дальше, по сути, картину свернули. Доход в первый день составил 2,4 миллиона долларов, во второй – уже 30 тысяч. А ведь рядом особо не было никакого прокатного окружения для того, чтобы чего-то опасаться. Прокат прекратили, видимо, чтобы не участвовать в судебных разбирательствах и не заниматься делением сборов.

Фильм вышел в онлайн-кинотеатрах Китая, и все это время (прим ред. - разговор был в начале октября 2019 года) держится в топ-3 самых покупаемых и просматриваемых картин, в том числе за счет того, что сейчас там праздничные дни. В Китае действуют три самые популярные онлайн-платформы: Youku, iQiyi и Tencent. На Youku на 2 октября было 24 миллиона просмотров фильма. Зрителям понравилось, как сделана CG, но не все остались довольны деталями проработки жизни китайцев в деревне. На iQiyi на 2 октября было более 30 миллионов просмотров. Некоторые пишут о множестве линий в сюжете, что их сбило с толку и было тяжело смотреть, из плюсов отмечают милую зверюшку Хо Чая. На Tencent на 2 октября картину посмотрели 47 миллионов раз. Все обсуждают Джеки Чана и Арнольда Шварценеггера. Там же есть и ВИЙ 3D. За неделю релиза ПЕЧАТИ ДРАКОНА у ВИЯ увеличилось количество просмотров на 12 миллионов, то есть многие захотели посмотреть приквел. Сейчас в Китае мало кто смотрит «пиратки», так как все уже есть на официальных платформах в классном качестве и недорого. Ну и просто боятся наказания, так как с этим стало жестко, и к пиратам приравниваются не только торговцы, но и зрители. Большинство китайцев берет только в аренду на iQiyi, стоимость любого фильма составляет 5-6 юаней. Покупка фильма в онлайне достигает 12–20 юаней и зависит от качества формата. Таким образом очевидно, что ТАЙНА ПЕЧАТИ ДРАКОНА за первую же неделю онлайн-релиза заработала порядка 600–700 миллионов юаней минимум. То есть все наши эстимейты в принципе подтверждают, что мы не ошибались и шли правильно. Тем не менее получилось то, что получилось. Китай поступил мудро, по-своему правильно, мы будем с ними еще встречаться после праздников и обсуждать результаты, потому что два месяца жизни у них отняла подготовка к празднованию 70-летия КНР.

Будет ли у фильма дальнейший международный прокат?

У фильма был большой потенциал для международного проката и на этапе создания, и на этапе первых кадров еще в 2016-2017 годах. У проекта оказалось очень много покупателей, и были заключены предварительные контракты. Те минимальные гарантии, которые выплачивались для российского рынка, были впервые не то что максимальные, а на уровне голливудских фильмов первой категории. Но дальше произошло то, что произошло. К сожалению, все эти права на продажу переданы компанией «Форсети» по цепочке уже много раз, и, по сути, как я понимаю, Глеб Фетисов по советам Сергея Беспалова совершил ряд профессиональных ошибок, которые повлекли за собой значимые последствия. Сейчас мы находимся в ситуации абсолютно никому не нужных судебных разбирательств, которые каждый день причиняют картине все больше вреда. Но это предмет дальнейших отдельных разговоров. Состоится ли международный прокат, станет известно в ближайшее время. Конечно, результаты в Китае и России окончательно понизили интерес к фильму в мире. Разумеется, на небольших территориях, где очень любят Джеки Чана и Арнольда Шварценеггера (на Ближнем Востоке и в Азии), прокат обязательно состоится. Хотя ранее обсуждались большие сделки с Германией, Испанией и Францией. В каком они сейчас состоянии, не знаю, это как раз предмет разбирательств с компанией «Форсети». Я надеюсь, что разум все-таки восторжествует, мы найдем в себе силы достигнуть понимания и сделаем правильные шаги с партнерами для того, чтобы удовлетворить интересы тех стран и байеров, которые давно интересуются проектом и делают свои предложения.

Как в этом свете выглядят перспективы третьей части? На каком этапе сейчас находится фильм?

Часть триквела ПУТЕШЕСТВИЕ В ИНДИЮ: НА ПОРОГЕ БЕССМЕРТИЯ мы сняли – небольшую, но тем не менее. Есть сложные и дорогие моменты в декорациях, мы отсняли их. Фильм давно разработан до мелочей и деталей. Мы очень сильно его оптимизировали, и он будет гораздо мощнее и эффектнее, чем ТАЙНА ПЕЧАТИ ДРАКОНА, но при этом мы сделаем его дешевле. Сейчас стараемся учесть наши ошибки с ТАЙНОЙ ПЕЧАТИ ДРАКОНА, выправляем какие-то вещи, понятное дело, у нас меняются и инвесторы, окружение, сопродюсеры. Сейчас идет подготовка к завершающим съемкам, потому что мы очень многое делаем на постпродакшне. Вообще, на второй неделе проката мы совместно с «КиноПоиском» планировали премьеру первого тизера НА ПОРОГЕ БЕССМЕРТИЯ, но, учитывая кассовые сборы, отложили это. Однако тизер лежит и ждет своего часа, а мы готовимся к съемкам, потихоньку ведем компьютерную графику, создаем локации. Надеюсь, в следующем году мы закончим снимать, и картина выйдет во второй половине 2021 года. Здесь нужно отметить, что на ТАЙНЕ ПЕЧАТИ ДРАКОНА мы получили колоссальный опыт, развили технологии, наработали и разработали свои приемы, даже создали собственные программы, поэтому нам сейчас очень нужна поддержка, которая продвинула бы нас еще дальше. Коммерческий результат ТАЙНЫ ПЕЧАТИ ДРАКОНА зависел во многом не от кино, а от других факторов, которые мы частично затронули, но есть и другие. Поэтому неправильно думать, что третья часть повторит опыт второй, другое дело, что нужно правильно разработать дальнейшую стратегию по продвижению проекта. Так что мы надеемся, что наша третья часть состоится и мы исправим все допущенные на ТАЙНЕ ошибки.

В интервью Сарику Андреасяну вы назвали бюджет картины – 2,6 миллиарда рублей – и сказали, что, кроме проката, есть и другие пути получения дохода от проекта. Можете ли вы назвать эти пути в случае с ТАЙНОЙ?

Интервью Сарику состоялось несколько месяцев назад, за три месяца до релиза в Китае – в мае или начале июня. Тогда еще была надежда исправить ситуацию, я все-таки был настроен оптимистично. Но дальше начали развиваться события, а интервью вышло в сентябре, и оно, конечно, отличается по настроению от того, что я бы сказал сейчас. По бюджету картины все так и есть, единственное, нужно понимать, что гонорар Джеки и Арнольда занимает значительную часть бюджета. Все, кто видел производство, вряд ли сказали бы, что можно было сделать дешевле. Картина стоит дороже не только за счет того, что мы растянулись во времени. Мы делали своими силами, тянули своими технологиями и разработками. Нам это вышло в такие деньги, а так картина стоила бы гораздо дороже. Все равно это полезно для индустрии, все, кто работал на проекте, получили колоссальный опыт, который будет использоваться ими и дальше. С Сариком мы говорили о вариантах монетизации, кроме кинотеатрального проката. Каждая из сторон на своих территориях имеет свои права. Некоторые инвесторы закрываются даже в плюсе. Онлайн-продажи на Китай поражают, учитывая, что они легализуют онлайн-платформы, там идет жесткая борьба с пиратством. При этом неправильно говорить, что у нас сейчас минус 2,6 миллиарда рублей, потому что бюджет формировался по-разному для всех территорий, у всех были разные доли, разные рынки. Надо признать, что мы не получили то, что хотели, но тем не менее перспективы на дальнейшую работу у картины еще остаются.

Как вы позиционировали ТАЙНУ ПЕЧАТИ ДРАКОНА при продвижении? Почему не стали делать акцент на том, что это продолжение ВИЯ, а только указывали, что проект «от создателей ВИЯ»?

С этим вопросом лучше всего обратиться к компании «Наше кино», потому что они полностью выпускали эту картину и вели этот процесс. Конечно, сейчас мы анализируем, что было сделано правильно и неправильно. Есть ошибки, но есть и удачные решения. Я был занят завершением картины, изо всех сил пытался не подвести по дате выхода, сдачи в Китае, в России, в IMAX. Китайская, русская, английская версии фильма разные по монтажу, звуку, это как сделать несколько фильмов сразу. Поэтому я был полностью погружен в процесс. Нельзя сказать, что у меня есть какой-то опыт и я мог быть чем-то полезен, я, естественно, смотрел и слушал, что предлагает «Наше кино» и как они видят продвижение. Мне тоже казалось, что это должно сработать. У режиссера были свои взгляды на все, многое он не принимал и в какой-то степени где-то был категорически против. Мы доверились профессионалам, которые знали лучше, чем мы, поэтому я не могу рассказать, как проходила промокампания. На мой взгляд, мы сделали очень хорошие постеры к фильму. Но мы не адаптировали их, к примеру, для наружной рекламы, потому что в этом формате постеры смотрелись как какой-то ювелирный салон, абсолютно было непонятно, что это такое. Название не считывалось. Но это, к сожалению, понимаешь уже постфактум и делаешь выводы на будущее. Здесь могут быть только сожаления, что сделали так, а не иначе.

На какую аудиторию вы рассчитывали? Удалось ли вам, на ваш взгляд, донести до зрителей, что это в большей степени семейная картина? По данным «Кинозрителя», фильм больше привлек семьи с детьми и аудиторию старше 35 лет. 

В этом тоже есть одна из больших ошибок для российского рынка. Наверное, мы выбрали не ту целевую аудиторию. Действительно, читая сейчас рецензии и отзывы зрителей, мы четко видим свою публику. И жаль, что мы не уделили ей внимание на самом начальном этапе. 

Это первый российский фильм с участием звезд такого масштаба, как Джеки Чан и Арнольд Шварценеггер, только одним этим можно было привлечь большую аудиторию. Как, на ваш взгляд, на прокат фильма повлияло то, что конкурсный управляющий «Русской Фильм Группы» подал на них в суд? Нужна ли была такая шумиха в прессе перед премьерой?

Сейчас это больной для нас вопрос. Надо понимать, что конкурсные управляющие – это бывшие рейдерские компании. Все их методы по-прежнему используются, только в легальных рамках. Этот иск в суд очень негативно повлиял на выход фильма. Адвокат Арнольда за один день получил множество запросов от уважаемых и больших российских СМИ, от главных российских информагентств. Это было забавно – серьезные агентства ищут подтверждения и просят комментарии Шварценеггера по идиотскому иску. Конечно, он никак не отреагировал, мы это обсудили, но иск привел к тому, что Арнольд отказался от своего визита в Россию. А так как у Арнольда и Джеки один адвокат, который их представляет в Голливуде, то Джеки тоже решил не приезжать. В силу наших личных отношений Чан пытался вырулить в этой ситуации и приехать, но ему настоятельно, я так понимаю, не рекомендовали, поэтому в последний момент он тоже отказался, сославшись на подготовку к празднованию семидесятилетия КНР. Это худший урон, который могли нанести на стадии выхода картины два конкурсных управляющих, действующих в интересах Руслана Устинова, нашего единственного кредитора, не согласного с доходами от проката первого ВИЯ. Началось все с непонимания, так как он в суде пытался распределить 1,2 миллиарда рублей сборов. Я помню вопрос его адвоката в суде по поводу того, что кто нам разрешил отдавать 50 процентов выручки кинотеатрам. Они хотели расторгнуть все договоры с показчиками на основе того, что они слишком много себе забирают.

Мы собрали сильнейший актерский состав. Сцены с Джеки подразумевали гораздо большее развитие, они должны были проводить его через весь фильм, но мы приняли непростое решение и сократили кулачный бой Арнольда и Джеки в связи с тем, что несколько дней просто простаивали на площадке из-за нехватки финансовых средств на тот момент. Тогда мало кто об этом знал, и нельзя было говорить, а теперь уже можно сказать, что нам это далось сединой не только на голове, но и на всех частях тела.

Пытались ли вы найти партнеров среди телеканалов? Если да, то почему не вышло? Вы долго ждали подходящую дату выхода в Китае, но в России фильм стартовал в сентябре, традиционно одном из самых слабых месяцев для кинопроката. Рассматривали ли вы другие даты? К примеру, Новый год?

Этими правами и направлением занимается компания СТВ. Были свои предположения, были обсуждения, искали лучший вариант для этой картины. Конечно, фильм больше всего подходит Новому году – выйди он тогда, вызвал бы фурор. Это просто мечта – стартовать на Новый год с такой картиной.

Какова судьба вашего дальнейшего сотрудничества с Сергеем Сельяновым? В целом как вы оцениваете прокат фильма «Нашим кино»?

Я, конечно, всегда мечтал поработать с Сергеем Михайловичем. Надо признать, что я его достаточно сильно подвел. И вообще в целом индустрию. Есть, конечно, какие-то свои плюсы для нее, но в целом опыт получился неоднозначный. Мы попытаемся это исправить, надеюсь, у Сергея Михайловича останется на нас немного мудрости и терпения. В любом случае мы должны вместе выруливать эту ситуацию и уже разрабатываем соответствующий план. Оценивая прокат, нужно учитывать множество различных факторов. В первую очередь я благодарен всей команде «Нашего кино», которая жила и болела проектом. Конечно, у всех есть ошибки, здесь они очевидны, но есть и свои достоинства. Время расставит все по местам, думаю, мы и дальше будем вместе делать следующие картины.

Значит ли результат ТАЙНЫ, что следующие амбициозные проекты «Русской Фильм Группы» будут заморожены? Какова вообще теперь ее судьба, так как Алена Мареева в своем интервью говорила о том, что во многом дальнейшая деятельность компании зависит от ТАЙНЫ ПЕЧАТИ ДРАКОНА?

Алена Мареева действительно все правильно говорила, во многом развитие нашей компании и наших планов зависело от ТАЙНЫ ПЕЧАТИ ДРАКОНА.  Речь идет об ориентирах на Китай и нескольких проектах, которые уже находятся в запуске с ними. Через пару недель, после китайских праздников, мы будем обсуждать там условия в новом ключе, хотим много чего поменять, думаю, у них тоже будут изменения. За этот месяц мы уже предприняли какие-то действия. В очередной раз отложили запуск RFG-лаборатории, развитие которой уже замораживали год назад. Мы полностью пересмотрели вопросы с развитием дистрибуции, потому что сейчас эти инвестиции слишком тяжелы, они непросто давались и раньше, но были рассчитаны под определенный результат фильма. Есть сокращения с точки зрения производства. Необходимо пересматривать и оптимизировать те направления, которые мы рассматривали и развивали как дополнительные для нас. Сейчас важнее закрывать долги, поэтому мы сосредоточимся на работе над теми проектами, которые нужно завершить, над правильным их выпуском. Нужно реализовывать накопившуюся за эти два года библиотеку, как-никак, пока мы делали ТАЙНУ ПЕЧАТИ ДРАКОНА, выпустили шесть других картин. Очень не хочется потерять накопившийся за это время опыт, команду, которая у нас собралась за пятнадцать лет, а за последние 5–7 лет вообще укрепилась. Жалко проводить даже какие-то сокращения, потому что мы точно научились эффективно делать большие и малые проекты, оптимизировать, в разы экономить и время, и деньги, поэтому мы пытаемся сохранить команду, пересматриваем наши отношения. С инвесторами тоже не все просто, но тем не менее мы надеемся на положительный исход этой истории. Мы ищем возможности в этой ситуации, по крайней мере, сможем миновать так называемую болезнь роста, стадию становления любой компании. Думаю, в ближайшие 2-3 месяца мы будем понимать, на каком свете находимся. Неуверенности добавляют возникшие вокруг на ровном месте судебные разбирательства, когда люди тратят большие деньги, чтобы мы что – перестали работать, делать картины? Это мы сейчас стараемся понять и противостоять этому.

Фильм снимался специально для IMAX и в 3D. Как вы оцениваете результаты проекта в премиальных форматах? 

Мы снимали фильм в настоящем 3D. Сколько бы мы ни смотрели сейчас комментариев, где по-разному честят фильм (за сценарий, историю, сюжет), но ни один человек ничего плохого не сказал про трехмерный формат. Наоборот, почти каждый говорит, что 3D классное и картинка отличная. Это по-настоящему то 3D, которое должно было развиваться, но его в мире практически убили некачественным форматированием. Сейчас это все будет меняться. Когда мы увидели картину на огромном экране в IMAX, стали понятны какие-то вещи, которые мы не учли. Все-таки и по сюжету, и по монтажу нужно всегда отдельно ориентироваться на IMAX и на 2D. Все это имеет значение. Теперь мы это знаем уже наверняка. Мы развиваем свое, надеемся, что в дальнейшем будем не немцев поддерживать, а все-таки появятся наши компании по стерео. Лучше мы будем наше российское развивать и поддерживать. Также мы выпустили фильм в 4DX, что тоже произвело впечатление. Но, к сожалению, наши зрители мало ценят этот формат. IMAX в какой-то момент пересмотрел свое отношение к картине, премиальной эксклюзивной недели как таковой не получилось – никто ее не рекламировал, никто о ней не сообщал. В IMAX на этой неделе было всего несколько сеансов, что, видимо, тоже связано с какой-то переоценкой после Китая. Это первый опыт такой крупнобюджетной российско-китайской копродукции.

Как в целом вы его оцениваете сейчас, когда фильм вышел в прокат? Все больше российских компаний стремятся сотрудничать с Китаем. Какие советы вы могли бы им дать?

Это действительно первый опыт копродукции – и крупнобюджетной. Это вообще единственная государственная копродукция, потому что копродукции между частными компаниями выглядят абсолютно по-другому – там все гораздо проще и легче. По идее, это давало большой карт-бланш, но, с другой стороны, во многом очень ограничивало. В рамках интервью вряд ли можно поделиться этим опытом, но если кто-то выходит на рынок в Китае, мы всегда готовы к разговору, я лично открыт к общению. Это в целом все равно дало нам положительные моменты, мы много что узнали, много чему научились. Я имею в виду не производство, потому что в этом они у нас учатся, а другие очень важные моменты, более философские. Российскому кино этот проект тоже дал возможность повысить планку, обратить на себя внимание. Все равно фильм посмотрят в Интернете во всем мире, все равно Джеки и Арнольд сделают свое дело. Другой вопрос – монетизация проекта. Первая и быстрая – в кинопрокате, остальное все будет долго и трудно контролируемо. Но самое главное – люди посмотрят и поймут, что российское кино может быть таким, и мы умеем это делать.

Выходя в Китае, надо всегда помнить, что мы им не нужны. Мы как кинорынок для них неинтересны. Наши фильмы им ни к чему. Если понимать это, то необходимо искать такие крючки в переговорах, чтобы заинтересовать их чем-то и как-то. Основная наша ошибка в том, что мы идем и предлагаем им совместные проекты, на что у них возникает один вопрос: зачем им это? Сейчас в России очень много заказов на компьютерную графику из Китая. Они сами производят картины, делают ремейки наших фильмов, а графику все равно просят сделать здесь. Даже графика лидирующего в их прокате проекта делалась в нашей стране. Они тоже считают каждую копейку, поэтому не переплачивают, но все равно это выгоднее, чем внутри здесь, и все равно это приток инвестиций в российскую индустрию. Пусть и слаборазвивающуюся пока, но, думаю, сейчас она будет быстро набирать обороты. Надо сотрудничать, развиваться, продолжать отношения с Китаем. Мы готовы консультировать, чтобы коллеги точно избежали каких-то ошибок и не наступали на те же грабли. Никого не хотел винить в своих ответах, еще раз повторюсь, но тем не менее какой-то разбор полетов необходим, мы все должны понимать это и знать об этом. Есть правило, что в индустрии всегда надо говорить о коллегах либо хорошо, либо никак, но бывают исключения, когда приходится обсуждать больные вопросы для дальнейшего развития.

В завершение я хотел бы выразить большую благодарность всем тем, кто нас поддерживал на этапе производства картины, и особенно Сергею Михайловичу Сельянову за его терпение, доверие, за все риски, которые, к сожалению, в какой-то части не оправдались, но с какой-то стороны все равно несут плюс в развитие. Без него мы бы точно не справились. Большое спасибо за терпение Фонду кино, которому нам придется сейчас возвращать пусть и небольшую часть бюджета, но это существенные, важные, действительно возвратные деньги. Наше развитие тоже будет зависеть от фонда, который, надеюсь, даст нам шанс и возможность отработать то доверие и те деньги, которые у нас были на этом проекте. Мы надеемся на новую поддержку. Конечно, хотелось бы еще раз извиниться перед всеми нашими подрядчиками, поблагодарить их. Мы будем дальше сотрудничать и работать, а также обязательно закроем все наши долги. Еще вместе победим, удивим и порадуем зрителей.


18.11.2019 Автор: Рая Башинская

Самое читаемое

«Джуманджи: Новый уровень» с превью-сеансами − второй

Предварительная касса уикенда: «Холодное сердце 2» вновь на вершине

Подробнее
Но на вершине чарта вновь «Холодное сердце 2»

Предварительная касса четверга: сразу шесть новинок в десятке лучших

Подробнее
На суд экспертов представили 18 проектов

Питчинги Фонда кино 2019: детское и семейное кино

Подробнее
Новинок в топ-5 нет

Американская касса: «Холодное сердце 2» снова на первом месте

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru