Василий Соловьев: «Если «Хэппи-энд» возьмет 80 млн рублей – это будет большим достижением»

Продюсер первой российской комедии посткарантинного проката − о фильме, планах и перспективах

К выходу в прокат планируется комедия ХЭППИ-ЭНД, новая картина Евгения Шелякина, режиссера фильмов Ч/Б, ПЯТНИЦА и ВЕЧНАЯ ЖИЗНЬ АЛЕКСАНДРА ХРИСТОФОРОВА. ХЭППИ-ЭНД – история мужчины средних лет по имени Ксенофонт, который неожиданно сам для себя оказался в Таиланде, не помня кто он и откуда. Поначалу фильм студии «2Д Целлулоид» был заявлен на дате 14 мая, но режим самоизоляции внес в эти планы свои коррективы. Теперь ХЭППИ-ЭНД станет первым отечественным посткарантинным релизом широкого проката. Он выходит 1 августа. БК пообщался с продюсером Василием Соловьевым, чтобы узнать о подробностях продвижения, фильмах-референсах и почему создатели не продали фильм онлайн-платформам.

Расскажите, как вы включились в этот проект? Что вас как продюсера привлекло в этой истории?

Мы сразу с моей коллегой Юлией Мишкинене почувствовали в этом сценарии силу любви, очарование. На начальном этапе сценарий Константина Чармадова представлял собой скорее литературную зарисовку, но в нем сквозила романтика, которая заставила нас в него влюбиться. Романтика была обусловлена тем, что Чармадов писал историю о своем отце. Он хотел подарить ему волшебную старость, с новыми впечатлениями, друзьями, любовью. Чармадов, будучи известным рекламным режиссером, сначала хотел снимать сам, но когда мы предложили эту историю Евгению Шелякину, после череды уговоров он согласился уступить режиссерское кресло.

Как и почему вами было принято решение выходить сразу после снятия ограничений на работу кинотеатров? Каковы ваши текущие эстимейты?

В этих наших решениях, как и в случае со съемками самого фильма, тоже больше романтики, чем расчета. У нас есть ощущение, что это правильный момент. Если говорить о конкретных благоволящих нам факторах, то, во-первых, сейчас у нас меньше конкурентов, чем будет осенью – там нас просто затопчут. Во-вторых, зрители в принципе соскучились по отечественным комедиям, ведь еще до закрытия кинотеатров их не выходило довольно долго. Мы станем первой российской комедией после карантина. Данная флагманская роль нас вполне устраивает. В-третьих, мы делаем ставку на «сарафан». Были у нас и фокус-группы для простых зрителей, и фестивальные показы, и показы для профессионалов, и всегда и везде мы получали теплые отклики. Даже BadComedian'у режиссер фильм показывал, и тому понравилось. 

Также нам на руку, что наш план продвижения предполагает скорость и мобильность. Рекламное агентство заряжено на быстрый запуск уже давным-давно, когда мы собирались выходить еще 14 мая. Таким образом, мы можем развернуть продвижение за месяц до старта. Тратить баснословные деньги на телерекламу, когда от телевизора сейчас все устали, да и не будут перед ним летом сидеть, нет никакого смысла. Будем использовать повод, что мы первые после карантина, и продвигать наш фильм преимущественно через рекламу в Интернете. 

Ограничения по рассадке и количеству сеансов нам не страшны. Мы и в обычных условиях не могли рассчитывать на высокую заполняемость залов и львиную долю сеансов, пусть об этом беспокоятся те, кто выпускает блокбастеры. Мы рассчитываем, что в прокате мы будем жить не одну неделю, и за это время зрителей на фильм подтянет «сарафан». До пандемии мы собирались разогнаться до 120 млн финальных сборов. В текущих условиях, если возьмем миллионов 80 – это будет большим достижением. Наш фильм создан при поддержке Министерства культуры, и отрадно, что государство конструктивно отреагировало на наше стремление выйти первыми и пока всеми нефинансовыми способами помогает. Я считаю, что мы – продюсеры, кинотеатры, прокатчики, государство – все вместе должны возродить прокат. Лично я нахожусь в дружеских отношениях со многими представителями АВК и знаю, как они считают каждую копейку. Пусть это будет не самое прибыльное для всех мероприятие, но выкарабкиваться из текущей ситуации надо.

На какие референсы вы ориентировались при работе над фильмом?

Так как у нас немолодой человек в главной роли, то мы много ориентировались на ПОКА НЕ СЫГРАЛ В ЯЩИК с Джеком Николсоном и Морганом Фриманом. Также 1+1 был нашим ориентиром в плане душевности и динамики отношении двух героев. В ходе работы над фильмом наши референсы значительно изменились. Например, другой фильм с Николсоном, ЛУЧШЕ НЕ БЫВАЕТ, теперь лучше подходит для характеристики персонажа и обстоятельств. От истории отношений главного героя с местным рыбаком мы сместились в сторону его романтических отношений с русской эмигранткой, хозяйкой местного отеля. Но основное настроение фильма мы создавали с оглядкой на вышеупомянутые фильмы. Когда немолодой человек ведет себя, как молодой, это поражает воображение как тинейджеров, так и взрослых зрителей. Все на это смотрят, открыв рот, представляют себя в этой ситуации.

Ориентировались ли вы на предшествующую работу Евгения Шелякина ВЕЧНАЯ ЖИЗНЬ АЛЕКСАНДРА ХРИСТОФОРОВА?

Этот фильм получил теплые отзывы зрителей, но в кино его смотрели не слишком охотно. Я не стал бы сравнивать ВЕЧНУЮ ЖИЗНЬ АЛЕКСАНДРА ХРИСТОФОРОВА с нашим фильмом. Внешнее сходство – комедийные приключения немолодого героя на фоне курортных красот – это именно сходство поверхностных признаков. В плане отношений зрителя с героем, нашей интриги, содержания фильма, начиная от внутреннего детективного движка (герой ведет расследование того, кем он был до амнезии) и заканчивая финалом, у нас нет пересечений с АЛЕКСАНДРОМ ХРИСТОФОРОВЫМ. У Шелякина достаточно творческого потенциала, чтобы сделать два совершенно разных фильма, пусть даже и в похожем сеттинге.

На какую аудиторию вы планируете нацеливать фильм? Согласно опросам, возвращаться в кино в первую очередь планирует молодежь, тогда как у вас возрастной главный герой.

Результаты проведенных фокус-групп нас удивили. Очень хорошо фильм приняли зрители обоих полов до 24 лет и, что предсказуемо, женщины старше 35-ти. Но тут важно понимать, что когда молодые люди получают удовольствие от какого-то трогательного, проникновенного фильма, они редко рекомендуют его своим сверстникам, так как думают, что те подобный фильм не поймут. Поэтому в прямом продвижении мы будем стараться ориентироваться, в основном, на женщин 35 лет. И тем не менее, через ки-арты и ролики мы будем целиться в молодежь, в основную массу киноходящей аудитории, так как именно зрители моложе 24 лет, как вы отметили, придут в кино первыми после возобновления проката. Мы тестировали разные варианты ки-артов: и более артовые, и, наоборот, с несколькими девушками на пляже. Последние воспринимались хуже, вызывая, скажем так, не самые культурные ассоциации.

Фильмы, снятые на курортах – практически отдельное направление в нашем комедийном кино. При этом курортные комедии дружно недобирают последнюю пару лет, включая ваши же ТРУДНОСТИ ВЫЖИВАНИЯ. По-вашему, в чем причина?

У ТРУДНОСТЕЙ ВЫЖИВАНИЯ были определенные просчеты и на этапе создания фильма, и на этапе промокампании, так что я бы не стал здесь выискивать тенденцию и причислять наш фильм к курортному кино. Подоплека вашего вопроса подталкивает меня к анализу качества фильмов, но я сейчас не рискну его проводить. Но спасибо, что задали этот вопрос, потому что в коммуникации с потенциальными зрителями мы постараемся их убедить, что наш фильм – это не какой-то там вторичный продукт отдыха кинематографистов на море. Наш режиссер все жилы вытянул из группы для достижения результата.

Расскажите о специфике рекламной кампании фильма. Какие партнеры у фильма?

У нас благодаря прокатчику в партнерах подтверждены «Одноклассники», «Русское радио» и «Комсомольская правда». Мы продолжаем искать телевизионного партнера. Стараемся задействовать все ресурсы, но здесь ты вынужден ходить по замкнутому кругу. Приходишь на Первый – тебя отправляют на СТС и ТНТ, так как у нас, по их словам, развлекательное кино для молодежи. А на тех каналах тебе говорят, что это кино для женщин 45+ и отправляют назад на Первый канал. Странно и тяжело действовать в подобном круге, понимая, что тебе на все не хватает ресурсов. Наш производственный бюджет 80 млн рублей, а рекламный не превысит 20 млн. До пандемии мы планировали потратить на продвижение до 30 млн, но вынуждены были эту сумму по понятным причинам сократить. Очень ждем, что Фонд кино успеет провести конкурс на поддержку фильмов в летнем прокате.

На каких условиях вы получили в свое время поддержку Министерства культуры?

Мы вышли на конкурс ровно в тот момент, когда выиграли «Кинотавр» с ХОРОШИМ МАЛЬЧИКОМ, и нас очень радостно везде принимали. Минкульт выделил нам 35 млн – стандартную сумму для среднего игрока, коим является наша компания. Еще 45 млн бюджета мы смогли привлечь через частные инвестиции.

Почему вы решили сотрудничать по выпуску картины с компанией SPPR?

Я безмерно уважаю Антона Сиренко, с которым у меня исторически сложились и доверительно-профессиональные, и просто дружеские взаимоотношения. Формально наша компания три года назад сотрудничала с Disney, как с частью прежнего WDSSPR, но отношения закрепились именно с Антоном, ведь он был там директором. После успеха ХОРОШЕГО МАЛЬЧИКА я пообещал Сиренко, что следующий фильм принесу сначала ему. Он очень волновался, так как не верил, что у меня получится кино не хуже ХОРОШЕГО МАЛЬЧИКА. Но когда он посмотрел новый фильм, то очень обрадовался и согласился взять ХЭППИ-ЭНД в свой пакет. Так что, считайте, выбора у меня не было. Мы быстро договорились о прокате еще в декабре 2018 года. Ну и когда тебя поддерживает такая структура как SPPR, совершенно не хочется смотреть в какую-либо еще сторону. Тяжело было попасть в нужную нам дату – когда эти вопросы решались, как раз шел развод Sony и Disney, но я был готов ждать хоть вечность.

Был ли соблазн в разгар режима самоизоляции продать фильм какому-нибудь онлайн-сервису, как это сделали некоторые ваши коллеги?

Когда ты предлагаешь фильм платформам, их все равно в первую очередь волнует, сколько он собрал в кинотеатрах. В зависимости от этого они готовы больше или меньше заплатить. То есть им крайне важна экспертиза как дистрибьютора, так и зрителей, которые голосуют за контент рублем. Для них эта экспертиза важнее, чем показатели собственной платформы. В этом смысле нет никакой разницы между масштабным боевиком и любым другим камерным фильмом – им обоим требуется широкий прокат для большей цены на цифровом рынке. И если масштабная картина построена на спецэффектах, и именно за этим приходит зритель, то в хорошем камерном кино все держится на нюансах, от которых ты не отвлекаешься во время сеанса в темном зале. Я считаю, что в этом смысле наш фильм сделан для большого экрана. Возвращаясь к вашему вопросу, предложения от онлайн-платформ не выходить в прокат были, но я их вежливо отклонил. Хотя некоторые из них были внушительными, и могут оказаться выгоднее того, что мы получим в итоге в прокате. Сегодня у нас уже есть неподтвержденный партнер для цифрового релиза (с момента взятия интервью прошло некоторое время и теперь известно, что партнером фильма стала плаформа START − прим. ред.) – мы планируем вместе продвигать фильм в прокате, так как от этого косвенно зависит и интерес к нему зрителей уже на самой платформе.

ХЭППИ-ЭНД победил в зрительском голосовании на прошлогоднем фестивале «Окно в Европу». Тем не менее в позиционировании вы уходите от фестивальной направленности картины. На какой аспект будет сделан наибольший акцент при продвижении?

Мы не будем делать акцент на нашем фестивальном бэкграунде. В нашем прокате, как мы знаем, фестивальный уклон отталкивает публику, и новость о том, что фильм победил на том или ином фестивале, очень редко становится инфоповодом, от которого выстраивается промокампания. Редкий такой удачный пример – АРИТМИЯ. Между нами говоря, наш фильм вообще не фестивальный. Из-за своей легкости он даже отпугивал отборщиков, которые всегда ждут спорных тем и «социальщины». Вместе с тем он достаточно качественный, чтобы присутствовать на любом из российских фестивалей. Мы понимали, что мы можем съездить на один из ключевых наших смотров и там получить какой-нибудь из призов. В итоге так и вышло.

Почему для постановки фильма был выбран Евгений Шелякин?

Он удивительный режиссер, очень тонкий, при этом профессиональный и дотошный. Один из немногих, которых постоянно хвалит уже упомянутый мною резонансный блогер BadComedian (Евгений Баженов). Но настоящего кассового успеха у Шелякина пока не было. Даже ПЯТНИЦА, самая что ни на есть зрительская картина, не выстрелила, хотя могла собрать и 300, и 500 млн, выйди в более подходящий момент, когда российская комедия бывает на подъеме. Я Евгения полюбил за фильм Ч/Б, после которого мы и договорились, что следующую картину мы будем делать вместе. Я уверен, что есть такое явление, как мертворожденный фильм, а бывает, что фильм получает некую живую энергию от создателей. ХЭППИ-ЭНД получил свой эмоциональный заряд от Константина Чамрадова, а Евгению Шелякину удалось его преумножить. 

Кроме Шелякина, внимательных зрителей в титрах вашего фильма могут привлечь имена суперопытного композитора Алексея Айги и молодого оператора Ксении Середы, снявшей ДЫЛДУ и КИСЛОТУ. Чем вам удалось привлечь их и других профессионалов в съемочную команду своего фильма?

С каждым из участников связана интересная история, как он попал к нам. За Мишей Гомиашвили Шелякин ездил в Грузию, нам важно было найти героя, похожего на понтийского грека. Мы рассматривали на роль даже Роберта де Ниро, Аль Пачино, Жана Рено, но их агенты в 2017-м нам говорили, что готовы обсуждать предложение о съемках только в 2020-м, то есть мы никак не совпадали графиками. Алексей Айги появился на фильме в самую последнюю очередь, когда я уже отчаялся найти композитора, Евгений даже уже успел смонтировать фильм полностью под готовые треки. А Ксения Середа прошла довольно суровый отбор из числа очень серьезных операторов. В 2017 она еще не была так известна, но соотношение гонорара и профессионализма было неубиваемым. В общем, как и любой фильм с живой энергией, ХЭППИ-ЭНД – из числа проектов, которые сами собирали себе команду.

Поделитесь прогнозом, какой сценарий предстоящего возобновления кинопроката вам представляется наиболее реалистичным?

Я сейчас наблюдаю за тем, как открываются веранды ресторанов, и вижу, как люди стоят в очередях, чтобы вновь приобщиться к тем простым радостям, которых они были лишены несколько месяцев. Верю, что примерно то же самое будет наблюдаться и в кинотеатрах. Как только откроются кинозалы и будет дан четкий сигнал, что можно их посещать, зрители ринутся смотреть кино. Возможно, ажиотаж спадет через пару недель, но к тому моменту уже заработают рекламные кампании МУЛАНА, ДОВОДА и других крупных фильмов, которые смогут привлекать зрителей целенаправленно. Когда к осени маховик проката уже раскрутится, там начнется, мне кажется, настоящая мясорубка, когда в целом прокат будет бить рекорды, но конкретные фильмы будут недобирать. Поэтому мы и хотим успеть выйти первыми.


13.07.2020 Автор: Никита Никитин

Самое читаемое

Лента станет ближе к мировому релизу

«Довод» снова поменял дату выхода в России

Подробнее
Дистрибьютор предложил увеличить свою долю в сборах фильма

Российские кинотеатры столкнулись с особыми условиями проката «Довода»

Подробнее
Проекты 123 Production, «Марс Медиа», Yellow Black & White, «Централ Партнершип» и «Дирекции кино»

Питчинги Фонда кино 2020: кинокомпании-лидеры. Часть 1

Подробнее
Среди российских релизов таковым стал новый «Последний богатырь»

«Мулан» стал самым ожидаемым кинорелизом года по данным исследования Фонда кино

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru