Раздел «Ликбез для кинотеатров» предназначен для руководителей и сотрудников кинотеатров в малых городах, открывшихся по программе поддержки Фонда кино. Материалы раздела помогут показчикам, не имеющим опыта в кинопрокате, восполнить недостающие базовые знания по разным направлениям (репертуарное планирование, сотрудничество с дистрибьюторами, техническое оснащение кинотеатров, концешн и пр.), а также сориентироваться в актуальных тенденциях кинопрокатного рынка.


Минимальные гарантии: закон бизнеса или инструмент давления?

Как дистрибьюторы и кинотеатры относятся к практике гарантийных выплат

В ушедшем 2016 году в киносообществе, пожалуй, куда чаще, чем раньше, говорили о минимальных гарантиях – о давно практикующемся и уже, в общем-то, привычном формате взаимодействия дистрибьюторов с кинотеатрами. Обсуждение принимало разные формы – от кулуарных бесед на Кинорынках до посвященных конкретным прецедентам публикаций в индустриальной прессе. БК попытался разобраться, почему в Год кино вопрос минимальных гарантий встал особенно остро.

До недавнего времени практика минимальных гарантий не привлекала к себе особого внимания – по крайней мере, на общеиндустриальном уровне, а если и тревожила кинотеатры, то скорее в частном порядке. В основном же подобный формат взаимодействия прокатчиков и показчиков на российском рынке за время, прошедшее с повсеместного перехода на «цифру», успел устаканиться. С уходом пленки размер гарантийных выплат логичным образом сократился, поскольку снизились и расходы дистрибьюторов на производство копий. Если старожилы отечественного проката могут вспомнить случаи из доцифровой эры, когда размер гарантийной платы порой превышал полмиллиона рублей, то сейчас разговор чаще всего идет о суммах в пределах одной сотни тысяч (хотя исключения, безусловно, встречаются).

Ситуации, в которых дистрибьюторы применяют по отношению к кинотеатрам минимальные гарантии, тоже стандартизировались – в таком формате прокатные компании работают либо с новыми площадками, либо с действующими кинотеатрами, имеющими задолженности перед дистрибьютором или демонстрирующими, по мнению прокатчика, неудовлетворительные сборы. «Минимальная гарантия с предоплатой применяется либо в случае работы с заядлыми должниками, либо с абсолютно новыми кинотеатрами, у которых еще нет финансовой истории взаимоотношений с нашей компанией», – рассказывает директор по прокату компании «Вольга» Дарья Рязанцева. Некоторыми прокатчиками минимальная гарантия также может использоваться в качестве инструмента для корректировки и оптимизации росписи. «Бывают уикенды, когда среднее кино оказывается нужным всем. И на него может претендовать почти такой же список кинотеатров в городе, который обычно получает большое кино. Среднее кино можно дать всем существующим площадкам в городе, но тогда они все соберут ниже среднего уровня и останутся недовольны этими цифрами, – говорит генеральный директор UPI Вадим Иванов. – Правильнее предоставить фильм только тем площадкам, которые на нем точно соберут деньги, которые удовлетворят как их самих, так и дистрибьютора. В таких ситуациях зачастую приходится использовать в том числе и минимальные гарантии». В качестве недавнего примера здесь можно привести проект ПОД ПОКРОВОМ НОЧИ, в случае с которым минимальные гарантии отсекли показчиков, не уверенных в том, что это неоднозначное кино привлечет достаточное количество зрителей на их площадки. «Мы побоялись, что можем не вытянуть, и не стали брать ПОД ПОКРОВОМ НОЧИ, – рассказывает менеджер по кинопрокату дальневосточной компании «Мир кино» Андрей Пономаренко. – Конечно, дистрибьютора можно понять: у него есть план по валовым сборам на копию. А соглашаться или нет – это уже дело кинотеатра».

Среди дистрибьюторских компаний, практикующих минимальные гарантии, есть как мэйджоры, так и независимые прокатчики. Применительно к новым площадкам гарантийные выплаты обычно носят временный характер. «У нас много кинотеатров, и мы, конечно же, сталкиваемся с минимальными гарантиями, – рассказывает генеральный директор компании «Оптима кино» Елена Костюкович. – Обычно это происходит на запуске нового объекта (кинотеатра). Минимальные гарантии и предоплата обсуждаются двумя сторонами. После того как кинотеатр себя зарекомендует и предстанет в качестве надежного партнера, предоплата и минимальные гарантии снимаются». «Эта практика всегда существовала в отношении открывающихся площадок, – объясняет исполнительный директор кинокомпании «Люксор Дистрибьюшн» Сергей Сорочкин. – Хочется себя обезопасить и не заниматься, грубо говоря, частным дотированием. Как только мы понимаем, что кинотеатр нормально работает и зарабатывает, мы уходим от минимальной гарантии».

Отношение показчиков к практике минимальных гарантий довольно сильно разнится. Самым спорным моментом являются гарантийные выплаты, применяемые к уже действующим, а не открывающимся кинотеатрам (впрочем, ситуация с минимальными гарантиями для новых площадок в этом году получила новый виток развития – но об этом чуть позже). Показчики, не сталкивающиеся с минимальными гарантиями вообще или сталкивающиеся время от времени, но успешно выполняющие условия такого формата, убеждены, что ничего порочного в этой практике нет, главное – добросовестно относиться к документообороту и своевременно перечислять прокатную плату дистрибьютору, а также стремиться к достойным показателям сборов. По мнению показчиков, лояльных к минимальным гарантиям, кинотеатры, которые убеждены в обратном, определенно имеют проблемы по одному или нескольким из вышеперечисленных пунктов, а также, вероятно, не всегда способны найти компромисс с прокатчиком – в таком случае дистрибьютор назначает минимальную гарантию, руководствуясь принципом «любой каприз за ваши деньги». «По опыту нашей работы можно сказать, что часть независимых кинотеатров собирает на наших картинах до смешного незначительные деньги, – говорит программный директор компании «Синема Престиж» Михаил Додзин. – Вывод из этого простой: либо мы прокатываем настолько некоммерческие фильмы, либо эти кинотеатры как-то не так с ними работают, либо работают хорошо, но нам об этом не сообщают. Других объяснений здесь быть не может. Было несколько комичных случаев в нашей практике, когда кинотеатры, стабильно собиравшие сущие копейки, легко соглашались платить минимальную гарантию, в несколько раз превосходящую их обычные сборы».

«Никто так сильно не заинтересован в сборах и хорошей работе с прокатчиком, как сам кинотеатр, потому что ему нужны фильмы, доверие кинопрокатной компании, – считает букер нескольких региональных кинотеатров, пожелавший остаться неизвестным. – Думаю, ни один уважающий себя показчик не будет безответственно относиться к отчетности или, тем более, задерживать прокатную плату». К слову, опрос дистрибьюторов показал, что, несмотря на трудную экономическую ситуацию в стране, какого-то серьезного усугубления задолженностей не наблюдается – количество должников не увеличилось, разве что те, кто и раньше грешил задержками, стали сильнее ими злоупотреблять.

Между тем большинство показчиков, часто сталкивающихся с минимальными гарантиями, склонны считать их крайне дискомфортным, если не оскорбительным, форматом работы, который переводит кинотеатр из статуса равноправного партнера дистрибьютора в ранг его наемных работников. Однако прокатчики настаивают на том, что мингарантии призваны указать кинотеатрам не на их зависимое положение, а на те или иные проблемные места. «Минимальная гарантия – это следующая ступень после работы под процент, на который кинотеатры и дистрибьюторы договорились, – говорит Вадим Иванов. – Если результат такой работы неудовлетворительный, то в этой ситуации либо вариант один – не работать, либо вариант второй – рассмотреть работу под минимальную гарантию. Как правило, до этого присутствует промежуточный этап: давайте каким-то образом улучшим показатели, будем лучше работать с маркетинговыми материалами и так далее. Но если ничего не помогает, а кинотеатр по-прежнему претендует на фильм, то возникает минимальная гарантия. Точно так же происходит, когда дистрибьютор по тем или иным причинам сомневается, что кинотеатр на сто процентов правильно отчитывается». «Минимальная гарантия – это не давление или ультиматум кинотеатру, это формат сотрудничества, – отмечает директор по прокату компании «Двадцатый Век Фокс СНГ» Марина Бодягина. – Кто-то говорит, что дистрибьюторы их душат. Мы никого не душим – у нас нет такой цели. Наша задача – качественно прокатывать наше кино, чтобы его посмотрело как можно больше зрителей. И, конечно, нам, как любой коммерческой организации, необходимо снижать экономические риски, коими является работа с нестабильными в плане сборов кинотеатрами».

Принципиальное расхождение в восприятии минимальных гарантий показчиками и дистрибьюторами заключается в том, что первые зачастую трактуют такой формат работы как неуверенность прокатчика в своем релизе, а прокатчики, в свою очередь, таким образом скорее выражают неуверенность в потенциале кинотеатра, а не проекта. Доводы в этом противостоянии у каждого могут быть свои, однако трудно отрицать, что дистрибьюторы в отношении прогнозов и эстимейтов по своим релизам куда компетентнее многих показчиков. Об этом отчасти свидетельствуют наши ежемесячные опросы кинотеатров по прогнозам и итогам месяца, в которых порой встречаются то неоправданно завышенные ожидания и, как следствие, обманутые надежды, то, напротив, недооцененные проекты. В качестве наглядного примера здесь можно привести картину 28 ПАНФИЛОВЦЕВ. «На ПАНФИЛОВЦАХ мы столкнулись с определенным количеством комментариев со стороны кинотеатров, жалующихся, что им не дали фильм под проценты, – говорит Вадим Иванов. – Отчасти я могу объяснить это тем, что, вероятно, площадки не могли предоставить нам то, что мы хотели получить: либо это был вопрос росписи, либо же показчик неправильным образом оценивал потенциал фильма – уикенд был не самым легким. А в тот момент, когда картина начала показывать результаты и кинотеатры увидели свою упущенную выгоду, то некоторые начали говорить, что им не дали кино, хотя на самом деле запрашиваемая минимальная гарантия была подъемной».

Однако подъемность гарантийных выплат – это именно тот вопрос, из-за которого в глобальном смысле рынок вряд ли когда-нибудь окончательно примирится с практикой минимальных гарантий. «Я считаю, что проблема не в самой минимальной гарантии – она может использоваться как экономический инструмент для покрытия каких-то расходов дистрибьютора, – говорит Олег Березин. – Вопрос в ее разумном объеме. Пусть она существует, но будет составлять, условно говоря, 6 тысяч рублей – это двойная цена отправки DCP в кинотеатр, не важно, каким способом. То есть в принципе эта сумма априори покрывает непосредственные затраты дистрибьютора. Это было бы честно». Примерно о таких же суммах говорит и Сергей Сорочкин: «Минимальная гарантия рассчитывается с прицелом вернуть так называемые производственные затраты – стоимость и доставка рекламных материалов и логистика контента. Получается примерно 4-5 тысяч рублей плюс мы накидываем еще 1-2 тысячи, чтобы все-таки не работать совсем в ноль». Большинство же прокатчиков предпочитает не разглашать суммы своих минимальных гарантий, отмечая, что их объем определяется в индивидуальном порядке и в зависимости от проекта.

Так или иначе у каждого игрока, будь то кинотеатр или дистрибьютор, свое понимание адекватных сумм, и зачастую они просто-напросто не совпадают. «Все ведь относительно, – продолжает Олег Березин. – Для дистрибьютора, который, условно говоря, привык к миллиардным кассовым сборам, что 10 тысяч, что 20, что 100 – примерно одни и те же копейки. Поэтому он и говорит, что не заламывает каких-то нереальных сумм – мол, я же не прошу миллион, я прошу всего 100 тысяч. А что такое 100 тысяч рублей для однозального кинотеатра в не самом лучшем экономическом районе?» При минимальной гарантии в 100 тысяч рублей такой площадке необходимо собрать как минимум 200 тысяч, чтобы сохранить процентное деление сборов 50 на 50. Если же взглянуть на статистику распределения сборов лидеров уикендов текущего года по категориям городов, которую БК ведет еженедельно по данным comScore Rentrak, то можно увидеть следующую картину: в городах с населением от 100 тысяч до 250 тысяч жителей наработка на один кинотеатр в большинстве случаев колеблется в пределах 150–200 тысяч рублей, а там, где проживает от 50 тысяч до 100 тысяч человек – в районе 100–150 тысяч рублей. Это усредненные показатели, но их достаточно, чтобы понять, что те же самые 100 тысяч рублей минимальной гарантии могут оказаться неподъемными для большинства показчиков в этих категориях городов, и особенно – для кинотеатров, открывшихся по программе поддержки Фонда кино.

Собственно, именно в связи с выходом на рынок большого количества маленьких показчиков тема минимальных гарантий неоднократно поднималась за последний год. Олег Березин вспоминал о них еще в декабре 2015-го, когда в рамках V Санкт-Петербургского международного культурного форума предлагал целый комплекс мер, которые, по его мнению, должны были лечь в основу сотрудничества дистрибьюторов с кинотеатрами в малых городах – в частности, и запрет на установку крупных сумм минимальной гарантии. В начале 2016-го мы, пытаясь осмыслить итоги и возможные последствия первой волны субсидирования, выражали надежду на то, что ко второй волне правила игры, возможно, уточнятся, и найдутся способы нивелировать наметившийся на тот момент конфликт между законами бизнеса и чувством социального долга. Однако сейчас, когда позади уже третий конкурс на распределение субсидий для показчиков, приходится констатировать, что этот конфликт, увы, только усугубился. Для новых кинотеатров в малых и средних городах не то что 100 тысяч рублей, но и 50 тысяч могут оказаться неподъемными. Не стоит забывать и о том, что многие из субсидированных площадок являются муниципальными учреждениями и, среди прочего, имеют трудности с организацией кинобара на своей территории, то есть фактически лишены существенной части заработка коммерческого кинотеатра в его классическом виде. Известны случаи, когда непосредственно продажа билетов в ноль покрывала минимальную гарантию, но доход от концешна позволял кинотеатру оставаться на плаву и нарабатывать свою аудиторию, постепенно налаживая и контакт с дистрибьюторами. Однако многим субсидированным показчикам такой расклад, к сожалению, априори недоступен.

При этом прокатчики по-прежнему не готовы пересматривать свои условия работы. «На сегодняшний день у нас не возникает каких-либо проблем с этими кинотеатрами, потому что не так много таких площадок вышли на нас напрямую, – говорит Марина Бодягина. – Кто-то из них пытается работать через агрегатора, кто-то не успел открыться, кто-то просто до нас не дошел. Но в будущем проблемы с этими площадками могут возникнуть. Учитывая, что они расположены в малых населенных пунктах, очевидно, что они не смогут работать как мультиплексы – с 10 утра до 3 часов ночи. Скорее всего им придется показывать по 3-4 сеанса в день. Из этих сеансов 50 процентов должны быть отданы российскому кино. На весь остальной репертуар придется по 1-2 сеансам. И мы понимаем, что если это маленький город, то посещаемость и сборы от фильма скорее всего будут очень низкими. Так что вопрос о работе с такими кинотеатрами остается открытым».

К концу следующего года количество новых залов превысит 400 штук (а в 2018-м субсидирование, по словам Владимира Мединского, продолжится, и будет переоборудовано еще порядка 600 кинозалов) – цифра внушительная, и учитывая, что главная цель программы поддержки – это расширение географии кинопоказа, такой результат можно считать достойным. Однако с точки зрения общего бокс-офиса эти залы мало что изменят – по словам Олега Березина, даже кинофикация всех населенных пунктов страны от 10 тысяч жителей даст рынку прирост суммарных сборов не более 3–5%. «Когда дистрибьютор понимает, что все маленькие кинотеатры дадут ему в общей сложности не более 5 процентов кассового сбора, но потребуют от него каких-то усилий, то ему проще им отказать, – говорит Березин. – Это логично, если единственная цель существования компании на рынке – извлечение прибыли. Проблема в том, что цели развития рынка для дистрибьютора не существует».

Как и год назад, надеяться остается только на то, что прокатчики добровольно разделят социальную миссию по продвижению кинопоказа в массы. «Безусловно, законы рынка никто не отменял и прокатчики вольны работать так, как им выгодно, не в ущерб себе, – говорит исполнительный директор Фонда кино Антон Малышев. – В то же время открытие кинотеатров по программе поддержки фонда – это в большей степени социальная миссия. Возможно, применять к площадке в малонаселенном пункте те же требования, что и к кинотеатру в городе-миллионнике – не самая хорошая идея. Поддержанные Фондом кино показчики очень разные, но многих из них объединяет то, что они долгое время находились вне коммерческих реалий рынка. В конечном счете кто-то из них останется на плаву и будет работать, а кто-то может не выжить, но так или иначе им всем нужна возможность попробовать, нужен шанс проявить себя. Я сказал бы, что правильнее относиться к сотрудничеству с такими площадками как к венчурному инвестированию. Поэтому мы будем благодарны всем дистрибьюторам, готовым поприветствовать эти кинотеатры на рынке и поработать с ними в пилотном режиме».

Между тем министерство культуры в вопросе взаимодействия дистрибьюторов с субсидированными кинотеатрами на сегодняшний день занимает нейтральную позицию – по крайней мере, официально, хотя по тем же 28 ПАНФИЛОВЦАМ ведомство обратилось к прокатчику с просьбой посодействовать показчикам в малых городах. «После обращения министерства культуры мы предоставили копии 28 ПАНФИЛОВЦЕВ около ста дополнительных площадок, – рассказывает Вадим Иванов. – Сейчас мы посмотрим на их результаты и сделаем соответствующие выводы. Понятно желание этих площадок получать фильмы, и мы так же, как и минкульт, озабочены реализацией социальной функции российского кино, но, с другой стороны, есть и коммерческая составляющая, по которой мы несем ответственность перед продюсерами фильмов. И именно нам приходится отвечать за неудовлетворительные результаты, которые демонстрируют площадки, находящиеся в хвосте проката. Очевидно, что количество таких проблемных кинотеатров, открывающихся по программе Фонда кино, будет увеличиваться, и вопрос выработки критериев работы с ними будет становиться острее».

Приведет ли усугубляющийся конфликт между законами бизнеса и чувством социального долга к каким-либо решениям на государственном уровне, пока загадывать рано. По мнению Олега Березина, это может произойти, если маленькие кинотеатры решатся объединить свои усилия и заявить о проблеме на общеиндустриальном уровне, однако на данный момент эксперту видится другой сценарий развития событий. «Я думаю, что больше половины субсидированных кинотеатров через два года накроют свой цифровой проектор вязаной салфеточкой или, в лучшем случае, будут показывать несколько сеансов российского кино в год, формально выполняя свои обязательства. На мой взгляд, в маленьких населенных пунктах с действующим у нас режимом дикого капитализма существовать ничего не может. Нельзя раздать по 5 миллионов рублей и на этом успокоиться. Это первый шаг, за ним нужен второй. Но это не в наших традициях. У нас в традициях – отчитаться, заявить красивые цифры президенту, а как все это будет дальше развиваться – это уже никого не беспокоит», – говорит Березин, в очередной раз напоминая о том, что большинство кинотеатров в малых городах существует в совершенно особом режиме, который никоим образом не соотносится с коммерческим кинопоказом. Ведь многие из них являются государственными предприятиями, а не коммерческими структурами, которые должны сами генерировать деньги – о каких удовлетворительных сборах при таком раскладе может идти речь?

Тем не менее в отсутствие последующих шагов со стороны государства определенные шансы на то, что новые игроки (или хотя бы часть из них) вольются в существующую систему кинопоказа, пожалуй, все-таки есть. И здесь уже в пору вспомнить призыв к ответственности и сознательности, озвученный Екатериной Бордачевой на обучающем семинаре, состоявшемся в рамках зимнего индустриального слета. Программный директор Кинорынка рассказывала о посещении нескольких субсидированных кинотеатров, где она столкнулась с тем, что новоиспеченные показчики зачастую совершенно не понимают, как работает российский рынок кинопроката, и считают установку оборудования достаточным усилием, благодаря которому сборы должны посыпаться сами собой. Очевидно, что в сегодняшней реальности это невозможно. Очевидно также и то, что нельзя делить кинопрокатный мир на черное и белое – довольно странно, например, считать дистрибьюторов с их минимальными гарантиями или требованиями по количеству сеансов единоличным воплощением зла, препятствующим кинофикации страны. Да, хочется, чтобы игра с их стороны была более честной, а подход – более гибким. Но в глобальном смысле те же самые минимальные гарантии – это лишь одна из многих болевых точек, которые выявляют системные проблемы и наверняка еще дадут о себе знать в ближайшем будущем.


16.01.2017 Автор: Саша Плющ, Мария Позина, Дмитрий Некрасов

Самое читаемое

Телерейтинги фильмов в эфире федеральных каналов на неделе с 8 по 14 апреля

Кино на ТВ: «Гарри Поттер» снова всех победил

Подробнее
Опубликованы результаты мониторинга аудитории в первом квартале 2019 года

Фонд кино составил портрет российского зрителя

Подробнее
Режиссер и Минкультуры решили перенести релиз на другую дату

«Братство» Павла Лунгина не выйдет 9 мая

Подробнее
До «Миллиарда» и «После»

Прогноз кассовых сборов в России на 18–21 апреля

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100