Как снимался фильм «Балканский рубеж»

Подготовка сценария, актерские тренировки, локации, трюки

Идейным вдохновителем создания фильма БАЛКАНСКИЙ РУБЕЖ о секретной операции в Косово выступил Гоша Куценко. Немногие знают, что популярный актер на протяжении уже более 10 лет работает в кино и как продюсер. Куценко заручился поддержкой госкорпорации «Ростех» и продюсера Вадима Быркина, и они вместе занялись разработкой проекта. Кинематографисты узнали, что спецоперацией в Приштине руководил Юнус Бек-Евкуров, и добились встречи с ним. Однако бывший разведчик, а ныне политик, отказался раскрывать продюсерам подробности тех событий, ссылаясь на секретность. Он предложил им самим придумать сюжет, похожий на правду, а также согласился выступить консультантом фильма.

Когда к проекту присоединился режиссер Андрей Волгин, он вместе с Куценко и Быркиным стал обсуждать, как они видят проект на экране. Несмотря на встречи со множеством топовых сценаристов, никто долго не мог сказать, что сценарий удовлетворяет всех на сто процентов. Текст дорабатывался, даже когда начался первый блок съемок в Сербии. Именно эта поездка в страну, где происходили события фильма, помогла многое понять и переосмыслить. По возвращении из экспедиции при предварительной сборке отснятого материала режиссер монтажа Андрей Анайкин предложил: «А давайте я попробую что-нибудь написать!». К удивлению всей съемочной команды, написанный Анайкиным текст оказался настолько рабочим, что он был взят за основу и доработан всей командой.

«В первоначальном сценарии не было группы спецназовцев, был один герой, который, как Рэмбо, спасает планету, остальные были лишь «движками», чтобы помогать персонажу развиваться, − вспоминает Андрей Волгин. – Я прекрасно понимал, что зрителю нужны разнообразные, характерные персонажи, за которыми будет интересно следить, сопереживать и смотреть на их развитие. Потому что взять аэропорт – это командная история, а не подвиг одного супермена! В сценарии у Андрея Анайкина появилась команда, это было как раз тем, на чем я настаивал».

Творческая группа начала общаться с консультантами, искать прототипов, выяснять детали работы реальных команд спецназовцев, чтобы сценарий обрастал необходимыми правдоподобными подробностями, которые заставят зрителей поверить в реальность происходящего на экране и сопереживать героям. «Мы узнали много интересного от участников тех событий, — рассказывает Волгин. — В итоге наши персонажи – настоящие, это собирательные образы из разных историй и из реальных людей». Для достоверности воссоздания событий на экране консультанты продолжали работать с кинематографистами не только на этапе написания сценария, но и присутствовали на съемочной площадке.

Современное военное кино – это всегда для зрителей не только пронзительная история, но и потрясающее зрелище, использующее последние кинотехнологии, что позволяет погрузиться в события и еще острее переживать ужасы войны. Создатели БАЛКАНСКОГО РУБЕЖА подошли со всей серьезностью к визуальному воплощению, чтобы фильм смотрелся на уровне или даже выигрывал у других подобных фильмов последних лет. Но вместе с тем они хотели избежать того, чтобы фильм превратился в аттракцион, и пиротехника и чудеса съемки затмили главное – трагедию произошедшего 20 лет назад. «Это все-таки изначально военная драма, мы не ставили задачу сделать только боевик, − говорит оператор Вячеслав Лисневский. – Нам было важно совместить экшн и показать эмоции людей. Соответственно, и ритм повествования мы брали такой, чтоб в драматических сценах мы уходили в плавность и постепенно наращивали динамику. Поэтому зритель будет успевать и сопереживать нашим героям, и в то же время чувствовать динамику в боевых сценах».

Зачастую создатели военных лент умело используют многокамерные съемки и затем монтаж, чтобы добиться нужного эффекта. Режиссер Андрей Волгин, наоборот, попытался некоторые эпизоды снимать одним кадром, чтобы зрители находились не в стороне от событий, а будто собственными глазами видели происходящее вокруг. «Честно скажу, у меня до этого не было масштабных однокадровых съемок, − признается Волгин. – Безусловно, это было безумно сложно постановочно, когда идет один персонаж, к нему все прибегают, вокруг происходят взрывы, рядом каскадеры, все вокруг летает, камера поворачивается, здесь пиротехники сработали, здесь ты знаешь, что будет графика, и т.д. Это все очень долго готовится, а потом быстро снимается. Например, одну из первых сцен бомбардировки, под которую попадает белградский роддом, мы готовили неделю. Три дня мы выезжали с оператором, смотрели по плановости, что где у нас будет происходить, потом приезжали пиротехники-каскадеры все это заряжали несколько дней, готовили, и в итоге мы снимали. Эта сцена оказалась не очень сложной, потому что она была максимально подготовленной».

Еще одной особенностью в визуальном представлении фильма стало активное использование коптеров и вертолетов для съемки. «Мы хотели передать воздух, показать атмосферу, представить Сербию, чтобы люди почувствовали просторы этой страны и свободолюбие этого народа, − говорит Вячеслав Лисневский. – На мой взгляд, это получилось, фильм, несмотря на тяжелейшую тему, не душит зрителя».

Желание погрузить зрителя в гущу событий порой вынуждало кинематографистов рисковать: падать в грязь, бегать хоть и не под настоящими, но автоматными очередями, отпрыгивать от фейковых взрывов. «Наш главный пиротехник, гениальнейший Миша Марьянов каждый раз, когда нас инструктировал и говорил, что все будет хорошо, отгонял всех на безопасное расстояние, а сам уходил еще дальше раза в три, и мы понимали, что это все небезопасно, − вспоминает Лисневский. – Я много снимал ручной камерой, потому что мне так удобнее передавать эмоции, я понимаю, где какая крупность должна быть, как двигаться с актером во время таких сцен. Один раз я не рассчитал, и подо мной взорвался пироснаряд, ничего страшного не произошло, но было неожиданно».

Все актеры, сыгравшие военных, перед началом съемок провели два месяца в довольно изнурительных тренировках. «Боец в спецгруппе должен уметь все, − говорит Андрей Волгин. – То есть он должен спокойно себя чувствовать и на танке, и на подводной лодке, стрелять из разного оружия, уметь маскироваться, хорошо бегать, правильно ложиться, знать язык специальных знаков и многое другое. Поэтому актеры проводили много времени в тирах и спортивных залах, общались с консультантами, ставили драки с каскадерами». 

Слова режиссера подтверждает Антон Пампушный: «Поскольку члены спецподразделения обязаны владеть различными видами стрелкового оружия, поэтому в тире мы провели достаточно времени: глохли мы там прилично, но потом это уже стало привычно. На съемках нам предстояло превратиться в солдат, поэтому отрабатывали методы движения одиночно и в группе». Равшана Куркова уверена, что, благодаря консультантам, в правдоподобность происходящего на экране будут верить не только простые зрители, но и профессиональные военные. «У меня была одна главная просьба к нашему консультанту, офицеру спецназа Андрею Лобанову, я ему сказала: «Андрюш, если за актерские сцены я спокойна, то мне важно не выдать пластикой гражданского человека, чтобы я правильно держала оружие, чтобы те, кто разбирается, не посмеялись, посмотрев на то, какие мы в кадре». Равшане пришлось тяжелее всего, но она признается, что хоть в кадре все на равных, когда камера выключалась, партнеры давали ей возможность восстановиться. «Но тем не менее мне тоже приходилось таскать многокилограммовое оружие, по 12 часов валяться в пыли, рядом с собой ощущать взрывы», − говорит Равшана. 

Несмотря на обилие сцен, снятых с помощью пиротехников, постановщики фильма утверждают, что красочные взрывы и яркие экшн-сцены не были самоцелью, чтобы создать блокбастер, весь снятый материал имел под собой драматургическую основу и был лишь подспорьем для рассказа истории. Десятки локаций в Сербии и в России, часть из которых является закрытыми объектами, новейшее съемочное оборудование, до 400 человек, занятых при съемках отдельных сцен, – все это было подчинено возможности донести до зрителей гуманистический посыл фильма. «Каждый зритель сам решит, сам сделает выводы, о чем фильм, − говорит Андрей Волгин. − Для кого-то он о любви, для кого-то — о мужестве, для кого-то — о мире. И хотя кино о войне, оно не про войну. Я хотел, чтобы люди поняли, что такое просто не может происходить в современном мире».

Еще больше интересного в нашем официальном канале в Telegram


22.03.2019 Автор: Артур Чачелов

Источник: Fox

Самое читаемое

Сделка заключена на MIPCOM в Каннах

НТВ продал сериал и права на его адаптацию во Францию

Подробнее
«Гемини» стартует ниже ожиданий

Американская касса: «Джокер» остался лидером

Подробнее
«Гемини» не оправдывает надежд

Предварительная касса уикенда: «Джокер» вновь первый

Подробнее
Новости от UPI, «Каро Премьер», «Экспоненты», «Парадиза», «Престиж кино» и других

Обзор изменений графика релизов России за неделю с 7 по 13 октября

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru