Где и как снимали фильм «Конек-горбунок»

Локации, спецэффекты, особая работа с актерами

КОНЕК-ГОРБУНОК – это не только яркое семейное кино, но и очень сложный с технической точки зрения проект. «Представляете − живой, не мультипликационный, живой Конек-Горбунок! Живая Жар-птица и Чудо-Юдо рыба-кит! Прекрасные актеры! Восхитительные костюмы и декорации! И всякие чудеса! Это сказка», − делится впечатлениями продюсер картины Сергей Сельянов.

Съемки ленты проходили в самом большом в России съемочном павильоне под Санкт-Петербургом (его площадь более 7000 кв.м.). Здесь были построены отдельные декорации и условные объекты зеленого или синего цветов, которые впоследствии достраивались и воссоздавались с помощью компьютерной графики. Ее на себя взяла студия специальных эффектов CGF, а ее руководитель Александр Горохов стал одним из продюсеров картины. CGF была основана в 2004 году и сейчас является одной из крупнейших российских компаний, производящих визуальные эффекты и анимацию для кино- и телеконтента. Среди самых известных работ CGF – фильмы ДНЕВНОЙ ДОЗОР, МОНГОЛ, ОСОБО ОПАСЕН, ОН – ДРАКОН, ЭКИПАЖ, ВРЕМЯ ПЕРВЫХ и ДВИЖЕНИЕ ВВЕРХ.

«Когда мы начали сыграла роль моя экспертиза в визуальных вопросах − было понятно, что без мощной визуализации рассказать эту историю нельзя, − отмечает Александр Горохов. − Поначалу разработка шла легко, а когда начали прорабатывать детально, то поняли, что в этом чемодане не одно дно − это как сказочная история про сундук, внутри которого − заяц, внутри зайца − утка, в утке − яйцо и так далее». Сейчас, когда фильм готов, в нем больше 95% компьютерной графики – то есть кадров без CG почти нет.

Горохов рассказал, что для создания визуальных эффектов его компания почти не пользуется готовым софтом. Большинство инструментариев − это собственные разработки. «У нас на площадке была использована наша разработка «Вьюга», она позволяет «достраивать» пространство − увидеть, что в нем примерно будет, чтобы правильно выстраивать кадр, − рассказывает продюсер. − Ее можно было использовать не во всех случаях, но было много эпизодов, снятых при помощи «Вьюги», и мы примерно понимали, где и что будет происходить, что будет на фоне и как правильно взять ракурс по фону».

«Когда ты снимаешь не «кино людей», а «кино технологий», то они диктуют тебе чуть ли не каждый шаг, − говорит режиссер и со-автор сценария фильма Олег Погодин. − Хочешь двинуть, например, камеру влево или вправо, а нельзя – не совпадешь с утвержденным технологическим решением, с превизом. В другой раз напрашивается более раскованное действие артистов в кадре, а мне их, наоборот, приходится зажимать в силу того, что с ними «работает» анимационный персонаж. Структурируешь так, что они не могут лишнего шага ступить. Потому что компьютерно-анимационная фигура в кадре требует от живых партнёров точно определенных взаимодействий. В общем, в производственном смысле это был фильм очень непростой».

Вместо на нарисованных на компьютерах персонажей на площадке снимали кукол, мячики или осветительные приборы. «Мы полагались просто на фантазию и графические разработки, которые впоследствии появятся и все вымышленные пустоты превратятся в персонажей, − рассказывает оператор-постановщик Владимир Башта. − Осветительный шар, который носится по павильону, превратится в Жар-птицу с крыльями, зеленое бревнышко − в Конька и так далее − вот таинство, которым овладели мастера компьютерной графики». 

«На съемках у нас был габаритный Конек, был Паша (Деревянко), были сняты технические плэйты − кадры, куда мы должны были его инспирировать, − вспоминает Александр Горохов. − Случайный поворот камеры на 2-3 см очень сильно менял кадр».

Исполнитель главной роли Антон Шагин вспоминает, что взаимодействие с куклой вместо живого актера стала для него одним из самых интересных опытов в жизни. «Я про Конька. На площадке за него был такой зеленый Конек, игрушечный, и вот тут, конечно, какие-то новые чувства из актерского багажа достаешь, − смеется Шагин. − Или, когда взаимодействуешь с воображаемым Китом, или с Жар-птицей. Тут, конечно, без юмора сложно подступиться. Но если со стороны взглянуть на процесс, то все это работает, как часы. И, конечно, − чем непредсказуемее, тем интереснее. Что нас ожидает на выходе, конечно, никто не знает. Думаю, в итоге, каждый из нас очень удивится, в хорошем смысле этого слова».

Павел Деревянко был единственным человеком в проекте, чье имя прозвучало сразу, как только продюсеры задались вопросом − кто был мог сыграть Конька. Другого актера и не искали. «Всю эмоцию мы брали с него − как он реагирует, какие паузы держит, как проносит текст, хмурится, улыбается... – говорит Александр Горохов. − Мы пытались сделать его фотореалистичным персонажем, как будто существует такой в природе зверь, и он пришел к нам на площадку, у него осмысленный взгляд, поставленная речь и с ним можно договариваться. Конечно, материал прошел определенную обработку аниматорами, но в Коньке можно узнать Пашу, его характерные мимические жесты».

Технология работы с Павлом Деревянко была непростой: сначала артиста отвозили в специально оборудованное место, обклеивали его лицо датчиками и в затемненной комнате фотографировали со всех сторон: со всеми ухмылками, улыбками, гримасами. Это было необходимо для того, чтобы «снять» с лица актера все возможные эмоции. «Это было долго и утомительно, − вспоминает Деревянко. − Но на самих съемках мне уже не надо было работать лицом, там на меня надели облегающий костюм с кучей датчиков и мне нужно было совершать определенные движения. Поскольку Конек маленький − он должен быть намного ниже Ивана − мне все время приходилось ходить на корточках и в раскоряку, это было тяжело». 

«От съемок я в шоке − в хорошем смысле, − делится впечатлениями актер Ян Цапник, игравший Спальника. − Мы привыкли, что современные картины снимаются на хромакее, костюмы из подбора. А здесь каждый костюм шили специально для этой картины. И какие! Нужно отдать должное художнику по костюмам Надежде Васильевой − они не просто нас дополняют, они имеют какое-то решающее значение. Картинка будет сочная. А павильоны! В одном − поле, в другом − дворцы, где натерты полы в колонных залах. Это невероятно здорово! Такое отношение и такой подход к проекту бывает редко, раз в жизни. Когда мы попали в павильон, то первые минут 15 были как дети, которые впервые попали в кондитерскую лавку». 

«Когда я на съемки приехал, сразу стало ясно, что это проект голливудского размаха, что это крупнобюджетный фильм, подобный СОКРОВИЩАМ НАЦИИ, в котором я снимался, − рассказывает Олег Тактаров, играющий в фильме Воеводу. − Проект с масштабными декорациями и скрупулезно созданными костюмами... Очень профессионально все отработали на этом проекте. Меня часто спрашивают, просят сравнить с работой в Голливуде. Раньше были отличия и очень заметные, то сейчас нет той разницы в работе людей, только в бюджетах. И вот, на этом проекте было все выстроено в «голливудском формате», начиная от работы ассистентов заканчивая работой режиссера на площадке».

Еще больше интересного в нашем официальном канале в Telegram

Подписывайтесь на наши каналы в Яндекс.Дзене и Instagram


19.02.2021 Автор: Артур Чачелов

Источник: Sony Pictures, СТВ, CGF

Самое читаемое

За расширенный уикенд он может заработать более 550 млн рублей

Предварительная касса уикенда: «Конек-горбунок» вне конкуренции

Подробнее
«Родные» преодолевают 400-миллионную отметку

Предварительная касса расширенного уикенда: «Конек-горбунок» летит к 1 миллиарду рублей

Подробнее
Продолжаем подводить итоги ушедшего киногода

БК составил рейтинг главных российских кинопродюсеров 2020 года

Подробнее
Продолжаем публиковать топы кинопрофессионалов по итогам прошедшего года

БК составил рейтинг главных российских режиссеров 2020 года

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru