Где и как снимали фильм «Миссия невыполнима: Последствия»

Локации, трюки, декорации и спецэффекты

Несмотря на то, что режиссер Кристофер МакКуорри решил целенаправленно снимать новый фильм франшизы в другом визуальном стиле, основные правила киносерии им были соблюдены. «Фильмы франшизы снимались преимущественно на реальных локациях и с использованием практических эффектов, хромакей задействовали лишь в крайних случаях, – утверждает режиссер. – Том был готов выполнить сам почти любой трюк, который был в состоянии выполнить. Нам оставалось только найти правильный ракурс, чтобы нашу звезду было хорошо видно. Фактически мы планировали свою работу, ориентируясь на Тома».

В каждом фильме МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА Круз выполняет незабываемый, смертельно опасный трюк. В картине ПРОТОКОЛ ФАНТОМ он взбирался на самый высокий в мире небоскреб «Бурдж Халифа» в Дубае, в ПЛЕМЕНИ ИЗГОЕВ висел на двери военного транспортного самолета Airbus A400M Atlas в момент взлета. В фильме МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА: ПОСЛЕДСТВИЯ Круз и МакКуорри решили снять целую серию головокружительных трюков, которые гарантированно впечатлят зрителей.

«Том готовился к съемкам этой картины более года, – говорит МакКуорри. – В Интернете ходили самые разные слухи о том, каким же будет тот самый трюк. Пришло время развеять эти слухи – это будет целая серия трюков, самая опасная, какую я только видел в жизни. Том постоянно находился на грани жизни и смерти». Координатор трюков и режиссер второй съемочной группы Уэйд Иствуд уточняет, насколько бы невероятными и захватывающими ни были трюки, кинематографисты не переступали черту, отделяющую обычного человека от супергероя.

Как и в предыдущих фильмах франшизы, сюжет картины МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА: ПОСЛЕДСТВИЯ проведет главных героев по самым завораживающим локациям. «Отличительная особенность фильмов франшизы в том, что они чем-то напоминают путеводитель, – говорит продюсер Джэйк Майерс. – Первый фильм снимался в Чехии и других европейских странах. Мы намекнули американской аудитории, куда можно отправиться в отпуск, показали места, которые зрители, возможно, никогда прежде не видели. По мере развития франшизы фильмы стали международными и ориентированными на зрителей всего мира». Всю важность в выборе живописных локаций МакКуорри прочувствовал, работая над фильмом МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА: ПЛЕМЯ ИЗГОЕВ. «Я был просто одержим этим, – признается режиссер. – Я беспощадно гонял менеджеров по подбору локаций по всему миру в поисках локаций, которые бы сделали фильм максимально зрелищным».

Задачу по визуальному оформлению фильма возложили на плечи художника-постановщика Питера Венама и супервайзера по подбору локаций Бена Пилтца. Заключив контракт, Венам первым делом отметил на карте все локации, которые так или иначе фигурировали в прежних фильмах франшизы МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА. «Нам не хотелось повторяться, – объясняет он. – Мы стремились работать на неизведанной территории». При этом Плитц утверждает, что МакКуорри был готов работать практически с любой найденной локацией: «Он нам недвусмысленно сказал: «Найдите мне крутую локацию, и я напишу для нее сцену».

Съемки фильма МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА: ПОСЛЕДСТВИЯ начались в марте 2017 года в Париже. «Мы с Томом обожаем Париж и хотели показать город во всей красе, – говорит МакКуорри. – Мы как-то увидели восьмиминутную короткометражку «Рандеву» [Rendezvous] – самые завораживающие виды города были сняты на камеру, закрепленную на бампере гоночной машины. Мы черпали вдохновение в этой короткометражке. Нам удалось запечатлеть все знаковые достопримечательности Парижа, и мы бесконечно благодарны властям города за то, что нам это разрешили».

Впрочем, кинематографисты решили показать Город Огней с необычной для кинематографа стороны. В том числе, по словам Венама, часть фильма снималась с воздуха. «Мы привлекли к работе военных, добившись разрешения использовать вертолет для съемок, – рассказывает художник. – Мы получили совершенно фантастические кадры всего Парижа, которые редко увидишь в кино, поскольку разрешение получить не так-то просто».

По сюжету первая захватывающая трюковая сцена снималась именно в Париже – Итан Хант оказался в центре динамичной погони. В кадре появлялись мотоцикл, классический BMW M5 1986 года, и бронированный грузовик. Для съемок кинематографистам пришлось на время перекрыть самые популярные туристические места в центре Парижа, включая площадь Триумфальной арки и проспект Оперы, ведущий к самой Опера Гарнье. Разумеется, не обошлось без трудностей. «Возникла неполадка с устройством, обеспечивавшим мне безопасность на мотоцикле, а время неумолимо утекало, – вспоминает Круз. – Крис подошел ко мне и спросил, что я намерен делать. Я завел мотоцикл и ответил: «Друг мой, надо снимать. Пусть камера работает, а я проеду этот поворот так быстро, как только смогу». И, кажется, все получилось».

Даже Иствуд, за плечами которого около семидесяти фильмов с трюками и спецэффектами, признает, что нервничал, когда снимали сцену погони. В съемках участвовали 70 водителей-каскадеров, а Круз лавировал между их машинами на мотоцикле без шлема. «Достаточно было малейшей ошибки, чтобы сцена превратилась в фатальную катастрофу, – говорит Иствуд. – Я очень волновался, но понимал, насколько важна сцена для фильма, поэтому постарался сделать ее как можно более безопасной. Когда съемки закончились, у меня словно гора с плеч упала».

В определенный момент погони Итан оказывается за рулем винтажного седана BMW M5 и должен спуститься по каменной лестнице. Иствуд рассказал актеру о том, как правильно выполнить этот трюк: машина должна сделать поворот на 180 градусов и на последних 10 градусах водителю необходимо вывернуть руль, выжать сцепление и включить первую передачу, находясь в воздухе. «Каскадеры и профессиональные водители тренируются всю жизнь этому трюку, но, учитывая сложность, даже у мастеров он не всегда получается идеально, – признается Иствуд. – А Том выполнил трюк четырежды, и три дубля из четырех были идеальными».

По сюжету фильма Хант и Уокер выпрыгивают с парашютом из военного самолета C-17 Globemaster на высоте около 7,5 километров и приземляются на стеклянную крышу здания, спуститься с которого невозможно. Итан отсоединяет высокопрочный провод, раскачивается, хватает Уокера и преодолевает 35 метров до земли дюльфером. Это был первый трюк Кавилла на съемках картины. «Мне казалось, что будет весело, – вспоминает актер. – Пока не окажешься на краю здания, страх высоты не ощущается. Прочувствовать всю прелесть сцены я смог лишь во время репетиционного прогона».

Следующей остановкой съемочной группы стал город Квинстаун на красивейшем Южном острове Новой Зеландии. Актеры и съемочная группа прибыли сюда в июне 2017 года, чтобы снять захватывающую сцену с вертолетом. «На Южном острове есть множество обширных, но неосвоенных локаций, куда добраться можно только на вертолете, – утверждает продюсер Джэйк Майерс. – При этом на острове очень развит туристический бизнес – есть и вертолеты, и профессиональные пилоты». В южном полушарии была зима, и дни были крайне коротки, поэтому транспортировка актеров и съемочной группы из базового лагеря на локацию начиналась затемно.

Первой локацией в Новой Зеландии стала долина Риз Вэлли неподалеку от города Гленорки, расположенная в полутора часах езды от Квинстауна. На этой локации художник-постановщик Питер Венам построил большой мобильный медицинский лагерь и часть кашмирской деревеньки. После захода солнца в первый съемочный день племя маори во главе с вождем Дэвидом Хиггинсом исполнило пофири – традиционный танец, которым местное население встречает почетных гостей. 

Первую трюковую сцену, снимаемую в Новой Зеландии, кинематографисты назвали «конвейер». Крузу пришлось карабкаться по тросу, свисающему с вертолета на высоте 600 метров, а затем сорваться, пролететь 12 метров и удариться о груз на конце троса. «Это было страшновато, – говорит Майерс. – Фактически Том совершал банджи-джампинг с вертолета. Главная опасность состояла в том, что он мог запутаться в веревке, так что нам пришлось продумать специальную систему, не говоря уже о стандартной страховке. У нас был замечательный пилот, поднаторевший в банджи-джампинге и отлично знавший местную карту ветров. Когда Том добрался до вертолетных салазок, он не вышел из роли, и мы продолжали снимать. В результате сцена получилась немного дольше, чем мы планировали изначально».

Кавилл вспоминает, как наблюдал за съемками этой сцены: «Когда Том карабкался по тросу, а затем срывался, у меня внутри что-то екало. От неминуемой смерти его спасала лишь страховка, соединяющая его с вертолетом. Порыв ветра или что-то еще – и трюк мог обернуться трагедией. Специалисты съемочной группы, не сговариваясь, сходились во мнении, что никогда прежде не видели столь опасного трюка. Когда Том прыгнул, мы все ахнули, а это – именно то, чего Том добивался».

Круз утверждает, что трюк продумывался и просчитывался на протяжении двух лет. «Вне всяких сомнений, это был один из самых экстремальных трюков в этом фильме, но снимать его на хромакее было нельзя, – считает актер. – Достаточно было учесть все технические параметры: поднимаемый вертолетом вес, форма груза, ракурсы съемки, места крепления камер и так далее. Следовало также тщательно проверить все крепежи, чтобы ничего не разболталось в дороге и не засосало в винты – вот тогда бы у нас были серьезные проблемы. Кроме того, нам нужен был пилот-мастер и проверенная команда каскадеров, и все они отлично справились со своими задачами».

Разумеется, сцена была очень сложной в физическом плане для самого Круза. «Я тренировался и готовился к этой сцене довольно долго, – рассказывает он. – Подниматься по канату было очень сложно. Дыхание сбивается, и ощущается нехватка кислорода, потому что под винтами воздух разрежен. Кроме того, на такой высоте достаточно холодно, а на мне была страховочная обвязка, перекрывшая кровоток, так что ноги у меня совершенно онемели. Потом было свободное падение с 10-метровой высоты, которое неизвестно чем закончится. Во время падения мне следовало удаляться от камеры, и в определенный момент нужно было разжать руки. В первый дубль руки перестали меня слушаться и не хотели отпускать веревку. Необычные ощущения».

Трюк оказался более сложным, чем тот, когда Круз висел снаружи взлетающего военного транспортника в фильме МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА: ПЛЕМЯ ИЗГОЕВ. «Трюк с самолетом A400 был сложен и опасен, – вспоминает Майерс, – но тогда Том был крепко зафиксирован. Тот трюк был отнюдь не таким рисковым, как падение с вертолета, особенно с учетом погодных условий, ветра и других вертолетов, находившихся поблизости».

Еще одной из многих захватывающих сцен фильма стала погоня на вертолетах по извилистому каньону Южных Альп Новой Зеландии. Круз окончил специальные курсы пилотирования, начав свое обучение в Техасе. Его инструктором был Тим МакАдамс, главный пилот компании Airbus Helicopters, предоставившей вертолеты для этой гонки. Круз продолжил оттачивать навыки пилотажа в Великобритании, изучив некоторые трюковые элементы, которые потом выполнил на съемках. МакАдамс последовал за Крузом в Новую Зеландию и работал с ним над каждой сценой вертолетной погони.

В Новой Зеландии Круз также тренировался с Саймоном Спенсер-Бауэром, одним из ведущих инструкторов по пилотированию в мире. Актер летал на последней модели вертолета Airbus H125 – мощной одномоторной машине, которая часто используется правоохранительными органами. Круз был в полном восторге от управления машиной с застекленной кабиной, предоставлявшей широкий обзор, и полностью цифровой панелью управления. «Этот вертолет называют «Белкой», – рассказывает актер. – Это очень красивая и мощная машина – именно такая, какая нам была нужна для съемок».
По сюжету сцены Уокер в исполнении Генри Кавилла управлял вертолетом Airbus BK17. На самом деле за штурвалом сидел пилот Марк Вульфф, который также выполнял функции координатора воздушных трюков на съемках фильма.

«Это была самая сложная задача за всю мою карьеру, а за 48 лет я успел поработать на съемках нескольких сотен фильмов, – признается Вульфф. – Сцена получилась довольно продолжительной и снималась на разных локациях, каждая из которых была по-своему опасна. В воздухе постоянно находилось несколько машин. В один из съемочных дней нам нужно было вести всю группу из 13 вертолетов в довольно узкий горный каньон, так что пришлось тщательно распланировать весь полет, чтобы свести риск к минимуму».

МакКуорри в шутку замечает, что не может себе представить ни одну воздушную сцену, которая не была бы в той или иной степени опасной. «В случае с Томом он один стоит трех: он и пилот, и оператор, и актер. Сочетать все три амплуа невероятно сложно. Не говоря уже о том, что нам приходилось летать в весьма узком каньоне с непредсказуемо меняющимся ветром».

Кульминация сцены снималась в Милфорд-Саунде. Уокер начал стрелять в Итана, а тому пришлось выполнить опасный маневр под названием «полубочка». После этого вертолет Круза пролетал над поверхностью озера и на вираже скрывался за водопадом. «Движение по спирали достаточно сложно, – отмечает МакКуорри. – Я летал с Томом и его инструктором, который показывал нам эту фигуру высшего пилотажа. У парня невероятный опыт за плечами. Я не представлял, как Том сможет выполнить такой трюк без длительной подготовки. Я был с Томом все три или четыре дня, которые он посвятил этому упражнению, и в конечном итоге Том смог выполнить движение по замкнутой спирали, и это было реально страшно. Когда мы смотрели отснятый материал, ощущение пространства терялось, и казалось, что вертолет того и гляди разобьется».

Отработав смертельно опасные трюки в Новой Зеландии, съемочная группа и актеры вернулись в Англию в августе 2017 года. Необходимо было снять сцену погони по крышам. Менеджеры по подбору локаций подобрали несколько мест, которые должны были появиться в кадре, включая Собор святого Павла, станцию Блэкфрайарс лондонского метрополитена и Современную галерею Тейт. На самом деле, сцена была довольно короткой и должна была связывать две части фильма. Однако, как нередко бывает на съемках фильмов франшизы МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА, масштаб и сложность сцены увеличились в разы непосредственно во время работы. Часть погони была существенно изменена.

«Во время выполнения трюка Том сломал лодыжку, – вспоминает МакКуорри. – В этот момент его снимало четыре камеры. Он подтянулся, поднялся и постарался выбежать из кадра, опираясь на сломанную ногу. Только оказавшись за пределами кадра, он упал». Круз говорит, что выкладывался по полной программе, чтобы зрители чувствовали отчаяние Ханта, который рискует всем в попытке добиться поставленной цели. «Я чувствовал, что не долетаю до края, и понимал, что переломаю себе все ребра, – рассказывает об инциденте актер. – Я выставил вперед ногу за долю секунды до столкновения с крышей, чтобы смягчить удар. В первую секунду после удара я подумал: «О, черт!» Надо было как-то двигаться дальше, поскольку дубль не был завершен, и мне как-то удалось проковылять мимо камеры».

МакКуорри был шокирован такой самоотдачей актера. «Он держался за ногу и сказал: «Я уверен, что она сломана», на что я ответил: «Без паники, рентген покажет». Я побывал с Томом во многих приключениях и сталкивался со многими злоключениями, поэтому знал, что катастрофа может сыграть нам на руку». На рентгеновском снимке было видно, что одна из костей голеностопа была раздроблена. «Это была очень серьезная травма, – объясняет актер. – Поначалу доктора полагали, что на полное восстановление у меня уйдет не меньше девяти месяцев. Я делал все от меня зависящее, чтобы сократить этот срок – физиотерапия, тренировки по 10–12 часов в сутки. Через шесть недель я смог вернуться на съемочную площадку. Через 10 недель я начал бегать, правда не быстро, а через три месяца я мог выдержать спринт. Я вернулся на крышу станции Блэкфрайарс, чтобы доснять ту сцену. После двух дней активных пробежек я три дня не мог ходить вообще».

К счастью, к тому времени фильм был почти завершен, так что МакКуорри мог приступить к монтажу. «Инцидент помог мне придумать финал, который бы никогда не пришел мне в голову при ином стечении обстоятельств, – говорит режиссер. – Я переписал несколько сцен и закончил сценарий. В конечном итоге задержка пошла фильму только на пользу».

В финале вертолетной погони машины Ханта и Уокера сталкиваются и падают на вершину горы, где происходит кульминационный поединок между главными героями фильма. МакКуорри хотел, чтобы поединок состоялся на краю скалы, нависшей над обрывом. Однако команда по подбору локаций не смогла найти описанного режиссером места, несмотря на обилие гор в Новой Зеландии. Поиск локаций перешел в международную фазу. В итоге подходящая локация нашлась в Норвегии, ею стал Прекестулен (также известный как Скала-кафедра) – небольшое плато в 600 метрах над фьордом.

Место было очень живописное, но работать на локации было крайне сложно. Первой же скаутской команде пришлось столкнуться с недружелюбными погодными условиями. Град, снег, дождь и солнцепек сменяли друг друга иногда за один день. Когда менеджеры по подбору локаций вернулись на плато, ветер был настолько сильный, что им приходилось передвигаться ползком, иначе очередной порыв мог попросту сдуть их в пропасть. При этом надежды на улучшение погоды не было – приближалась зима с обильными осадками и еще более беспощадными ветрами. Время работало против Круза, который не до конца оправился после травмы.

Съемки периодически переносились из-за погодных условий, и в какой-то момент у кинематографистов появились сомнения в том, что фильм удастся снять до наступления зимы. Но в конечном счете удача была на их стороне: через 15 минут после того, как последний вертолет стартовал с плато, Прекестулен накрыла страшная метель, которая погребла всю локацию (включая часть оборудования) под толстым слоем снега. Оставленное оборудование удалось вернуть лишь следующей весной, когда снег растаял.

В воздушно-десантных войсках существует способ десантирования с большой высоты, при котором парашют раскрывается у самой земли. Этот способ позволяет избежать обнаружения десанта противником. В фильме МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА: ПОСЛЕДСТВИЯ Круз стал первым актером в истории студийного кинематографа, который совершил подобный прыжок из самолета Boeing C-17 Globemaster III на высоте 7,5 километров. Изначально трюк должны были снимать на военно-воздушной базе RAF Brize Norton в 120 километрах на северо-запад от Лондона, некоторые интерьерные и экстерьерные сцены уже были отсняты на этой базе. Однако задержка, вызванная травмой Круза, внесла коррективы. В Англии наступила зима, и тренироваться было невозможно.

«Мне нужно было пройти очень серьезное обучение, поскольку сцена была крайне сложной и, если быть до конца откровенным, опасной», – говорит Круз. Тренировки начались на студии Leavesden Studios в Англии. Там под руководством супервайзера по специальным эффектам Нила Корбулда была выстроена крупнейшая в мире вертикальная аэродинамическая труба. «В работе нам оказала существенную поддержку латвийская компания Aerodrome, – говорит Корбулд. – Ребята – настоящие мастера своего дела. У нас ушло около шести недель на дизайн трубы и пять месяцев – на строительство и сборку».

По окончании съемок в феврале 2018 года воздушная съемочная группа выехала в Абу-Даби, чтобы начать тренировки вместе с Крузом. Актеру необходимо было выполнить минимум 100 прыжков перед тем, как приступать к съемкам сцены. Кроме того, Крузу и Кавиллу пришлось научиться пользоваться кислородными масками, которые предназначены для затяжных парашютных прыжков.

Съемки сцены во многом зависели от арабской продюсерской компании twofour54. Руководитель компании Мэриам Альмхэйри договорилась с представителями ВС ОАЭ, и кинематографисты получили в свое распоряжение стратегический транспортник Boeing C-17 Globemaster III и двадцатиместный турбовинтовой пассажирский самолет DHC-6 Twin Otter компании Viking Air для репетиции прыжка. Выполнявшие на семикилометровой высоте трюковой прыжок Круз и Кавилл должны были пользоваться кислородными масками. Но стандартные маски практически полностью закрывают лицо, и не видно, кто именно скрывается за ними. Аллану Хьюитту и его команде пришлось самим придумать дизайн и сконструировать маски, которые бы открывали зрителям лица актеров.

График тренировочных прыжков был беспощаден. День за днем Круз совершал по четыре или пять прыжков из самолета Twin Otter, а вечером прыгал еще три раза из самолета C-17. Большинство парашютистов выдерживали в таком ритме всего две недели, после чего были вынуждены прерваться. К началу съемок Круз совершал прыжки на протяжении более четырех недель. Актер вспоминает: «Я решил, что нахожусь в хорошей физической форме и могу совершать по 10–15 прыжков в день. Но уже во время первого прыжка пришло осознание, насколько это будет трудно для всех нас».

Сложности начались еще на борту самолета – Крузу было не так просто выпрыгнуть. «Это огромный самолет, летящий со скоростью 260 км/ч, – говорит Хьюитт. – Под фюзеляжем образуется зона повышенной турбулентности. Необходимо принять удар встречного воздуха точно на грудь, при этом удар довольно ощутимый. Затем нужно поймать поток воздуха, чтобы спуститься к цели. Том падал со скоростью около 250 км/ч, когда поравнялся с Уокером, и в этот момент ему нужно было замедлить снижение. Это очень трудно, требуется большой опыт». 

Для работы над сценой продюсеры пригласили ветерана аэросъемки Крейга О′Брайена. У него за плечами более 23 000 прыжков, в большинстве случаев – в качестве оператора. Чтобы уловить все нюансы предстоящей сцены, он совершал репетиционные прыжки вместе с Крузом. На шлеме О′Брайена была закреплена тяжелая (около 9 кг) камера Red Weapon с линзами IMAX. Кроме того, оператору пришлось направлять камеру, не имея доступа к видоискателю, что само по себе было проблематично. Прибор был снабжен линзами Panavision, которые автоматически рассчитывали фокусное расстояние до цели и помогали О′Брайену настраивать фокус, когда Круз приближался и отдалялся. Линзы IMAX никогда прежде не использовались во время съемок свободного падения.

После очередного дубля вся съемочная группа и актеры собирались вокруг мониторов, чтобы посмотреть, что получилось. Сцена была разделена на три части, к каждой из которых нужно было серьезно готовиться. Каждую фазу предваряли тщательное планирование и многодневные тренировки. «Поначалу мы думали, что первая часть из разряда невыполнимых, но после перехода к второй фазе первая показалась нам простейшей, – смеется Круз. – Когда мы закончили со второй фазой, все чувствовали себя выжатыми. Третья часть оказалась архисложной. Нужно было придумать, как ее объединить со второй частью, в которой я, наконец, добираюсь до дублера Генри. Я пытался схватить его, но центробежная сила чуть не выдернула мою кисть из сустава. Напряжение мышц руки и плеча просто зашкаливало. Крейг, наш оператор, прошел через все эти тяготы со мной».

«Наконец, Крису, Джейку и мне понравился дубль последней части, и мы позвали всю съемочную группу посмотреть, что у нас получилось, – продолжает Круз. – Казалось, что мы приняли коллегиальное решение: «Снято! Мы закончили фильм!». Все были несказанно рады, что наша идея реализовалась, и фильм удался. Это замечательное мгновение, ради которого стоит снимать фильмы».

 

Еще больше интересного в нашем официальном канале в Telegram 


30.07.2018 Автор: Артур Чачелов

Источник: Централ Партнершип

Самое читаемое

Среди новинок лидирует «Ничего хорошего в отеле «Эль рояль»

Предварительная касса четверга: «Веном» снова впереди

Подробнее
Артем Михаенкин – «Kingdom of love»

Вышел клип на песню из саундтрека к мелодраме «Без меня»

Подробнее
Среди них – «Мажор» и «Спарта»

Компания Sreda продала в США пять своих сериальных форматов

Подробнее
Какая из новинок займет второе место?

Прогноз кассовых сборов в России на 11–14 октября

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100