Как снимали фильм «Убийство в Восточном экспрессе»

Локации, декорации, спецэффекты

Лента УБИЙСТВО В ВОСТОЧНОМ ЭКСПРЕССЕ снималась более тринадцати недель в студии «Лонгкросс» под Лондоном и на Мальте с ноября 2016-го по март 2017 года. Для режиссера Кеннета Браны творческая команда, работающая вместе с ним, была важнейшим моментом для поддержания того внимания к точности деталей, к которым он стремился. Он объясняет: «Самое важное, когда работаешь с людьми в разных ситуациях, это построить такой уровень взаимодействия, который позволяет понимать друг друга с полуслова, и такие художники, как Кэрол Хемминг, Александра Бирн, Харис Замбарлукос и Джим Клэй, всегда хотят знать все подробности сюжета, чтобы раскрыть его в своем мастерстве».

В фильме большая часть времени уделяется деталям. Детализация была особенно важна из-за того, что фильм снимался на 65-миллиметровую пленку. Этот формат подчеркивает все элементы процесса киносъемок. «В нашу цифровую эпоху фильмы очень редко снимаются на пленку, и большинство из тех, что на нее снимаются, сняты на 35-мм пленку, – говорит Брана. – Мы снимаем на пленку 65 мм. Поэтому, грубо говоря, наш негатив в два раза больше, чем 35 мм. Это позволяет достичь высокого уровня цветопередачи, оттенков и контраста в фильме, и некоторым нравится именно эта пленка, потому что они считают, что она больше соответствует восприятию человеческим глазом. Простым языком, изображение выглядит четче, насыщенней, более цветным, и вам кажется, что вы находитесь внутри него. Вот что для меня делает пленка на 65 мм, и я хотел пригласить зрителей внутрь поезда. Вот почему я выбрал такой формат».

Для исполнительного продюсера Мэтта Дженкинса выбор 65-мм пленки имел еще более далеко идущие планы. Он объясняет: «В наши дни редкость, чтобы снимали даже на 35 мм, поэтому мы просто сделали еще один шаг и нашли самый большой формат для фильма, какой только возможно. С точки зрения кинопроизводства это было очень проблематично, потому что в Великобритании нет лабораторий для обработки пленки. Единственная такая лаборатория есть в Лос-Анджелесе, а студия была против нас – и имела на это право, – потому что ей приходилось перевозить наш негатив через полмира каждую ночь. Так что в конце концов я открыл лабораторию в Лондоне с помощью «Кодак», которая была первой 65-мм лабораторией у нас в Великобритании, наверное, на протяжении 30 лет. Это было большое преимущество для продвижения нашей индустрии, и студии стало легче, потому что ей теперь не приходилось заниматься доставкой негативов через полмира, и наш съемочный материал был в безопасности».

У фильма есть еще несколько достижений. Брана решил, что картину должна закончить сложнопостановочная одноплановая сцена, снятая системой «Стедикам». На репетиции это сцены, включающей проход Пуаро через весь поезд, потратили целый день. Но снять так, как нужно, удалось только с последней попытки.

Кеннет Брана описывает съемку: «Одна из действительно мощных частей фильма, которая вызывает очень эмоциональную реакцию, это когда наконец раскрывается, кто же совершил это жестокое убийство, кто умер, кто умер на самом деле и кто ответственен за это, а затем мы сталкиваемся в лице Пуаро с действительно важным и морально тяжелым решением о том, что он должен сделать с этим. Таким образом, у нас получается кадр, который начинается с Пуаро в его вагоне, затем камера следует за ним по всему поезду, показывает всех актеров, каждого из них, поворачивается, дает нам понять, что Пуаро может делать и может не делать, и снова следует за ним наружу. Когда он выходит на станции Брод и встречается с молодым солдатом, который говорит ему, что здесь возникла еще одна проблема и другое убийство, с которым нужно разобраться, именно в этот момент Восточный экспресс – все в том же кадре – отходит. Пуаро приходится решать, вернуться ли ему обратно в поезд или идти расследовать другое убийство, если мы считаем, что это успешно раскрыто. Все это включает в себя много подвижных элементов. Все актеры, весь состав, спрятанный, настоящий поезд, действительно прибывающий, действительно отходящий, и съемка «Стедикамом», которая длится практически пять минут, с очень тяжелым оборудованием, наконец, заканчивается в ста футах в воздухе над землей. Я думаю, это сработало, и это было потрясающе снимать, но в основном потому, что это и оставляет вопросительный знак в конце фильма».

Фильм изначально снимался в помещениях студии «Лонгкросс» на западе Лондона. Это бывший танковый полигон Министерства обороны, у студии там несколько павильонов, испытательные пути и обширная натурная съемочная площадка, что дало огромные возможности художнику-постановщику Джиму Клэю строить свои декорации. Он построил полную декорацию вокзала в Стамбуле на 360°, две работающие копии поездов Восточного экспресса и 30-тонную полномасштабную копию локомотива, а еще огромную декорацию виадука.

Кроме того, Клэй построил гору высотой 35 футов с цифровыми расширениями, из-за которых она кажется гораздо выше. Декорации такого размера потребовали участия в проектировании инженеров-строителей, чтобы обеспечить безопасность, учитывая, что поезд должен двигаться и стоять на этих декорациях. Продюсер Мэтью Дженкинс добавляет: «Изначально удар лавины происходил в окружении деревьев, но в начале процесса Джим Клэй решил, что нашей лавине было бы хорошо происходить на виадуке. Учитывая, что достаточно большая часть нашего фильма происходит, когда поезд попадает под лавину, имело смысл потратить много ресурсов и сил для создания этого виадука, чтобы он был настолько большим и эпичным, насколько это вообще возможно. Так что Джим спроектировал его, и он получился длиной 200 или 300 м слева направо. Наверх него мы подняли четыре вагона плюс багажный вагон, наш тендер и локомотив, что должно было весить где-то 150 тонн. Вся область потом засыпалась снегом, летящим слева направо, и мы снимали в этих декорациях много недель и получили ценный результат из всего этого».

Снег тоже был логистическим подвигом. Декорации простирались на 100, 200, 300 метров влево и вправо, весь кадр заполнен снегом. Падающим снегом. Художнику Дэйву Уоткинсу пришлось много над этим потрудиться, так как мы использовали все виды снегопада – от пыльцы до снежных свечей. Кроме того, когда мы были на площадке сверху, ему приходилось придумывать способ заставить снег лететь за окнами бесшумно, так что он сконструировал очень сложную систему каналов, которые проходили по всей площадке, чтобы снег и ветер неслись мимо окон нашего вагона, и никто этого не слышал».

Декорации вокзала Стамбула были построены в павильоне 1-й студии «Лонгкросс». Рассказывает художник-постановщик Джим Клэй: «Павильон 1 –самый большой павильон в «Лонгкросс», и мы решили, что именно там мы построим вокзал». Исследование, проведенное постановщиками, позволило установить, что сам стамбульский вокзал на самом деле намного меньше, чем сначала думала съемочная группа. Постановщики заполнили площадку огромными колоннами и платформами с двумя путями. Так как «Лонгкросс» изначально был заводом по изготовлению и испытаниям танков, у павильона были две огромные двери в конце, что позволило построить пути на полную длину. На самом деле, декорации вышли за павильон на стоянку, и нам даже пришлось закрыть часть подъездной дороги к студии. Это позволило нам вывезти весь состав поезда со станции».

Великий и роскошный Восточный экспресс отходит из Стамбула, идет через Динарское нагорье (бывшая Югославия), где его останавливает лавина. В конце концов его освобождают, и он проходит через Брод, Италию, Швейцарию, Францию и заканчивает свое путешествие на вокзале «Виктория» в Лондоне. Когда съемочная группа начала обсуждать логистику реальных съемок фильма, стало очевидно, что лучше будет построить свой собственный Восточный экспресс. 

«Я работал с поездами раньше, – вспоминает Брана. – И ушло бы больше времени в реальных горах в Швейцарии на то, чтобы остановить поезд, отправить его обратно, имея один путь и пятьдесят других поездов с настоящими пассажирами, которые будут ждать своей очереди проехать, чем на постройку стамбульского вокзала в «Лонгкроссе». Пусть это амбициозный, но такой интересный проект». 

«С самого начала работы, – рассказывает Клэй, – мы отправились в поездку на Восточном экспрессе, просто чтобы понять, насколько реально снять фильм в настоящем поезде. Конечно, сразу стало очевидно, что ограничения огромны. Коридоры узкие, а мы снимаем на 65-мм пленку, так что большая камера и рельсы для тележки невозможно разместить в настоящем поезде. Поэтому мы приняли решение построить поезд, причем на самом деле мы построили его дважды. Сначала мы полностью построили вагоны и локомотив внутри и снаружи, сделали их полностью перемещающимися по рельсам. Потом мы построили то же самое снова, только с такими интерьерами и стенками, которые могут сдвигаться и давать возможность удобно снимать».

Кроме того, Клэй спроектировал несколько отдельных блоков, отдельных спальных купе, где все стенки и крышу можно было снять, чтобы внутри них было легче снимать сцены. Купе Пуаро, как и купе Рэтчетта и Хаббарда, были полностью сделаны таким образом.

Относительно точности воспроизведения поезда Клэй говорит: «На самом деле, Восточный экспресс проходит через Восточную Европу и меняет локомотивы на границах государств. Для нашего фильма это было неудобно, поэтому мы выбрали один локомотив. Он сконструирован на основе французского паровоза, который сейчас находится в Цюрихе, и наш – абсолютно точная копия, сделанная в натуральную величину, и если прибавить специальные и визуальные эффекты, то со всех сторон наш поезд – настоящий».

Дэвид Уоткинс, постановщик спецэффектов, и его команда отвечали за конструирование локомотива для Восточного экспресса так, чтобы он мог на самом деле двигаться. Для этой цели он отправил своих начальников цехов Джима Мачина и Джейсона Марша в Швейцарию, чтобы они пообщались с хранителем единственного работающего поезда №484 в мире.

Уоткинс и его группа построили локомотив и тендер, и этого было достаточно, чтобы все выглядело как настоящие работающие части поезда, и съемочная группа не зависела от визуальных эффектов. Тим Паркин был консультантом фильма по поездам, его задача состояла в том, чтобы обеспечить, чтобы воссоздание поезда постановочной группой было максимально точным. Помимо локомотива и тендера, Дэвид Уоткинс и его команда также полностью построили багажный вагон, спальный вагон, вагон-ресторан и вагон-салон.

Паркин объясняет: «Каждый из них весит приблизительно 25 тонн, а локомотив весит около 22 тонн, тендер немного меньше. Когда мы перемещали поезд, мы использовали пару маневровых тепловозов, которые сцеплялись с нашим макетом локомотива, который выглядел как настоящий, хотя это обманка, созданная нашей прекрасной командой по визуальным эффектам под руководством Дэйва Уоткинса».

Исполнительный продюсер Мэттью Дженкинс добавляет: «Мы приняли решение почти сразу, что мы хотим попытаться максимально снять все на камеру в реальном помещении. Понятно, что мы делали фильм-путешествие на территории студии, поэтому это было непростое испытание. Мы не хотели просто поставить вагон на площадку и натянуть зеленый экран, мы хотели сделать все максимально аутентичным».

Главный оператор Харис Замбарлукос и его группа посетили Новую Зеландию до съемок и отсняли много часов из поезда, идущего через горные ландшафты Новой Зеландии. Постановщик визуальных эффектов Джордж Мерфи затем склеил их вместе цифровым способом, и на съемочной площадке было установлено два светодиодных экрана с боковой качкой по обеим сторонам вагонов, после чего на них воспроизводился отснятый материал. Кроме того, постановщик спецэффектов Дэвид Уоткинс сделал так, чтобы поезд мог как-то двигаться, с помощью специальной установки под вагоном, в которой были пневматические опоры и гидравлика, которая выталкивала воздух, двигая поезд влево и право, а также вперед и назад. 

Съемка на 65-мм пленку также столкнула Клэя и его группу с многочисленными проблемами. Он объясняет: «65 миллиметров – это как высокое разрешение, то есть, когда вы смотрите на большой экран, вы видите каждый гвоздик. Поэтому итоговый вид должен быть реальным, и постановочная команда сумела создать инкрустацию и шпон поразительного качества, который абсолютно и убедительно реален, когда ты сидишь в вагоне. Мы хотели, чтобы зритель почувствовал, что это был очень шикарный вид путешествия. Мы хотели подарить залу хотя бы часть такой поездки и сделать ее особенной».

Клэй продолжает: «Настоящие интерьеры Восточного экспресса сделаны в стиле арт-нуво, но нам нужен был более чистый вид, чтобы не отвлекать зрителя от действия. Мы использовали более минималистический подход и скорее взяли стиль арт-деко в обшивке деревянных панелей и оформления. Мы все это немного урезали, чтобы создать более чистый фон для наших актеров».

Съемочная группа также ездила на Мальту, чтобы снять там ключевую начальную сцену. Средиземноморский остров «изображал» Иерусалим.

 

Еще больше интересного – в нашем официальном канале в Telegram


10.11.2017 Автор: Артур Чачелов

Источник: Fox

Самое читаемое

Канал заменит его шоу и сериалами собственного производства

ТНТ отказывается от показа зарубежного кино

Подробнее
На втором месте драма «Чудо»

Касса США: «Лига справедливости» стартует с $96 млн

Подробнее
Но собирает меньше «Бэтмена против Супермена»

Предварительная касса четверга: «Лига справедливости» захватывает лидерство

Подробнее
«Лига справедливости» нацелилась на высокий результат

Прогноз кассовых сборов в России на 16–19 ноября 2017 года

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100