Где и как снимали фильм «Мулан»

Локации, визуальная составляющая, декорации, трюки

Фильм, вдохновленный китайским эпосом «Баллада о Мулан», переносит на большой экран невероятное сказание, которое воспевает богатство китайской культуры и силу женского характера. Сочетая в себе высокий уровень сопереживания и захватывающие дух боевые сцены, это картина об общечеловеческих ценностях, поднимающая вечные темы достоинства, семьи, уважения к старшим и чувства долга. 

Впервые студия Disney экранизировала историю Мулан в жанре анимации в 1998 году. Тогда картина стала кассовым хитом и сразу полюбилась зрителям. «Поэма «Баллада о Мулан» была написана много веков назад и с тех пор остаётся крайне популярной, - говорит продюсер Джейсон Рид. - Анимационный фильм открыл эту историю для западного зрителя. Теперь мы надеемся взять элементы из легенды, а также из классическоего анимационного фильма Disney, чтобы создать нечто новое и захватывающее. Мы сосредоточились на том, как человек может найти в себе храбрость, преданность и чувство долга, при этом оставаясь верным себе». 

Съемки фильма МУЛАН стартовали в августе 2018 года в Окленде, Новая Зеландия. По словам режиссера Ники Каро, атмосфера на съемочной площадке была чрезвычайно позитивной. «Людям очень нравилось приходить на работу, − говорит она. − В первый день съемок в Новой Зеландии мы начали с того, что я всегда делаю, когда снимаю в Новой Зеландии, а именно с благословления народа Маори на рассвете. Это было прекрасно, но еще прекраснее был тот факт, что мы также провели китайскую церемонию воскурения благовоний, в рамках которой принесли наши подношения предкам. И после этого на протяжении всего съемочного процесса мы чувствовали защиту и внутреннюю связь между членами команды». 

Ники Каро и ее команда еще на ранних этапах подготовки приняли решение снимать как можно больше на натуре, нежели в павильоне. «Мы хотели, чтобы наш фильм выглядел максимально эпично и реалистично, так что естественно мы старались снять как можно больше на камеру в реальных локациях, − объясняет Каро. − Это означало, что нам предстоит проехать через весь Китай ради неповторимых пейзажей, которые просто не воссоздать с помощью компьютерной графики». 

Первоисточник, поэма «Баллада о Мулан», на протяжении многих веков своего существования была пересказана множество раз в самых разных формах и являет собой сплав сказаний из различных династий, но местом действия всегда был исключительно Северный Китай. Создатели картины хотели отразить эти исторические аспекты, но им также хотелось запечатлеть в фильме вдохновляющую красоту и разнообразие китайских ландшафтов, и поэтому, путешествие Мулан начинается на юге, и оттуда она отправляется на север, чтобы встать на защиту императора. 

Съемки происходили на 20 локациях в Китае, включая провинцию Хубэй в центральном Китае, так называемые поющие пески пустыни Миньша-Шан в провинции Ганьсу, на северо-западе Китая, Национальный геологический парк Чжанье Данься на севере центрального Китая, Огненные горы, деревня Мазар, а также города Дуньхуан и Цзюцюань в провинции Ганьсу и студийные павильоны в провинции Чжэцзян на востоке Китая. 

Огромная территория Китая не позволяла эффективно снимать там весь фильм целиком, и создатели картины решили перенести часть производства в Новую Зеландию. Это было креативное логистическое решение. Поскольку Новая Зеландия гораздо компактнее, команда могла быстро добраться до всех необходимых локаций, будь то горы, пустыни или бамбуковые леса. 

Новая Зеландия давно стала одним из важнейших центров мирового кинематографа с первоклассными специалистами и развитой инфраструктурой, показав свою исключительную эффективность на примере таких глобальных блокбастеров. «Фильмы снимаются повсюду, и нам могут потребоваться самые разные локации для того, чтобы рассказать историю, − говорит Ники Каро. − Большинство эпических сцен и ландшафтов были отсняты в Китае, но мы нашли несколько критически важных локаций Новой Зеландии, которые дополнили нашу историю. Одно из таких мест, и наиболее важное, − долина реки Ахурири на Южном Острове. Мы привезли 900 человек в долину реки Ахурири, чтобы поставить эпическое сражение. Это было невероятно, словно я оказалась на съемках масштабного итальянского фильма 50-х годов прошлого века». 

По завершении съемок, группа исполнила массовый ритуальный танец «хака». «Это было выражение максимального уважения для новозеландцев, и в тот момент я почувствовала всю силу их любви и уважения. Это было удивительно и очень лестно», − говорит Каро.

Как и в случае с локациями, которые должны были поражать воображение, художественное оформление фильма обязано было быть на высоте. При создании декораций, костюмов, макияжа и оружия, создатели картины черпали вдохновение из художественного наследия нескольких китайских династий, включая многие элементы из династии Тан, которая правила Китаем в период с 618 по 907 год нашей эры. Чтобы запечатлеть всю красоту нового фильма через объектив кинокамеры, была приглашена отмеченная наградами кинематографистка Мэнди Уокер, возглавившая команду осветителей и операторов. Также, она стала ключевым помощником Ники Каро в области разработки визуального стиля и тональности фильма с операторской точки зрения.

Уокер провела время в Китае, подыскивая локации и исторические места. «Я отсняла множество фотографий, они стали частью нашего визуального языка, вместе с предварительной визуализацией и концептуальным дизайном, − говорит Уокер. − Но я всегда воспринимаю фильм, как мозаику, собранную из разных источников влияния, что позволяет картине обрести своё лицо и оригинальность». 

Важным элементом поездки Уокер в Китай с операторской точки зрения была оценка освещения, чтобы по возвращении в Новую Зеландию иметь возможность воссоздать атмосферу Китая в Новой Зеландии. «Нам помогла работа с экспозицией, чтобы избежать излишней контрастности, потому что свет в Китае довольно мягкий», − комментирует Уокер.

Фильм был снят на широкоформатную камеру Alexa 65, а в одном из применяемых объективов была установлена линза, изготовленная из стеклянной линзы, которая использовалась еще на съемках шедевра Дэвида Лина ЛОУРЕНС АРАВИЙСКИЙ, который вместе с фильмами Акиры Куросавы служил ориентиром для Каро и Уокер. При съемках использовали два объектива: 85-миллимитровый портретный объектив Petzval, который применялся в основном для съемок Лю Ифэй, и 58-миллимитровый объектив, применявшийся во всех сценах с демонстрацией внутренней энергии и линза которого была изготовлена компанией Panavision согласно параметрам Мэнди Уокер из кусочков старинного стекла. «У этой линзы волшебная хроматическая аберрация, − говорит Каро. − У обеих линз фокус уходит на краях кадра, что приковывает взгляд к центру, но более важно то, что это эмоционально вовлекает вас в происходящее на экране». 

Ники Каро и Мэнди Уокер были твердо уверены, что фильм должен опираться на реализм и уходить от фэнтезийной составляющей. «Мы хотели, чтобы фильм получился красивым и эмоциональным, но не в жанре фэнтези, − говорит Уокер. − Так что большую часть фильма мы снимали в реальных локациях, и отправились на Южный остров, где сняли масштабные боевые сцены и эпические ландшафты. Там была совершенно удивительная погода во время этой экспедиции. В какие-то дни шел снег, потом стояла жара, а потом шли дожди. Но мы старались адаптировать наш съемочный график, чтобы снимать те сцены, которые подходили под ближайший прогноз погоды. С эмоциональной точки зрения все сложилось прекрасно. Я считаю, что мы подошли к съемкой этой картины в полной готовности». 

Скрупулезный подход распространился и на взаимодействие с руководителями других департаментов. «Мы удостоверились, что у нас полное единообразие в области палитры и текстур, − говорит Уокер. − Я снимала тесты с разным освещением на определенных участках декорации, чтобы обеспечить гармоничные переходы и визуальную преемственность. Мы очень строго придерживались определенной палитры и способа расстановки визуальных акцентов, чтобы избежать излишней фэнтезийности. Так что в фильме присутствует красота и приукрашенный реализм, который не конфликтует с историчностью, а подчеркивает ее». 

Перед съемками огромных батальных сцен Ники Каро и все руководители департаментов проводили кропотливую подготовку с превизуализацией, состоящей из раскадровок, рисунков и фотографий, чтобы у всех было четкое понимание структуры эпизода. «Для производства такого фильма нужна действительно особенная команда, − говорит Уокер. − У меня была удивительная группа, и Ники работает на площадке очень спокойно и организованно. Нет никакого крика, мы работаем эффективно, слушаем людей, и мы дополняем друг друга. Обстановка всегда была исключительно позитивной». 

Очень важным участником производственной команды был главный художник картины Грант Мейджор, который работал с Ники Каро с ее самого первого фильма ПАМЯТЬ И ЖЕЛАНИЕ 1997 года. Он тесно сотрудничал с оператором Мэнди Уокер на протяжении всего периода съемок. «У нас с Мэнди не прекращался диалог о цветовой гамме и точках пересечения операторской работы с художественным департаментом, − объясняет он. − По сути, мы старались создать для нее наилучшую композицию. Мы провели несколько тестовых съемок, чтобы посмотреть, как работают текстуры и цвета, особенно, в темное время суток и в интерьере. Естественно, потребовалось проектировать декорации так, чтобы элементы освещения устанавливались быстро и были незаметными». 

Поражающей воображение декорацией стал тронный зал императора. Сначала Мейджор изучил китайские источники, чтобы узнать побольше о том, как выглядели тронные залы в ту эпоху. «В китайской культуре существует очень четко установленная иерархия, где на вершине находится император, под которым находятся чиновники, обычно происходящие из благородных семей либо заслужившие свой высокий титул, и вместе они образуют структуру управления империей, − объясняет Мейджор. − Все государственные дела решались в тронном зале, и все указы императора тут же фиксировали писари. Дизайн зала был скопирован с двух или трёх зданий того периода, сохранившихся в Китае, но исполнен в более крупном масштабе, чтобы отражать могущество императорской власти и подчеркнуть контраст между тронным залом и окружающими помещениями. В процессе работы мы постоянно консультировались с китайскими экспертами». 

«Все в зале, кроме подвесных фонарей, которые были сделаны в Китае, было изготовлено в нашей мастерской командой ремесленников, в которую входили художники, мебельщики, столяры, плотники и скульпторы, − продолжает он. − Это касается и колонн с псевдо-бронзовыми основаниями, темных зеркальных полов, самого трона и окружающих его зон. Скульпторы проделали великолепную работу, изваяв драконов, которые были более крупной версией исторических изображений драконов династии Тан, найденных нами в процессе исследований». 

Тронный зал императора стал любимой декорацией оператора Мэнди Уокер. «Мы протестировали цвета облицовочной плитки, отражения от пола, свечи и фонари, − объясняет она. − Мы хотели, чтобы от императора, сидящего на троне, исходило сияние. Размер трона был очень важен, потому что мы хотели, чтобы Мулан, находясь рядом с ним, казалась очень маленькой в этом громадном пространстве». 

Для юрты Бори-хана, которая была построена в павильоне студии Kumeu Film Studios, Мейджор использовал дизайн реальной юрты, распространенной в восьмом веке нашей эры в Китае, но дополнил пространство несколькими характерными деталями, включая изображения волков на стенах, указывающих на то, что Бори-хан является вождем «Клана волка». Изображения волков также присутствуют на флагах и баннерах, с которым он и его войско идет в битву. Подобно другим декорациям, юрта должна была быть функциональной, поэтому Мейджор снабдил ее съемными стенами для доступа камер и участников съемочной группы, а в просвете на потолке были установлены осветительные приборы.

Внутри юрта была заполнена военными трофеями. Украшения, артефакты и предметы со всего Ближнего и Дальнего Востока были разбросаны повсюду, давая представление о широком разнообразии народов, которые пользовались Великим шелковым путем и которых грабил Бори-хан во время своих набегов. Мейджор также использовал в интерьере щиты, символизирующие воинственность Бори-хана. «Они являются частью кланового обмундирования, которое мы увидим во всей красе в батальных сценах, − говорит Мейджор. − Мы хотели подчеркнуть авторитарный принцип правления Бори-хана». 

Ключевым членом команды художников и декораторов был мастер-оружейник Джо Данкли. Перед ним стояла непростая задача, учитывая, что в данной картине 30 основным актерам нужно было иметь по несколько копий каждого вида оружия, а помимо этого необходимо было вооружить сотни актеров массовки. В совокупности было изготовлено более 4000 единиц оружия. Они были сделаны из нескольких разных материалов: некоторые были сделаны из алюминия с полиуретановыми рукоятями, другие были мягкими версиями для боев между главными героями. Было изготовлено две версии меча отца Мулан, который она забрала с собой, уходя в армию. Один меч был для крупных планов с бронзовой рукоятью и стальным клинком, на котором были выгравированы иероглифы «Верность. Отвага. Честность», а второй был изготовлен из легкой резины с углеродным волокном, чтобы с ним было легче управляться. «Стальной меч весил около пяти килограмм и был слишком тяжелым для Лю Ифэй при съемках боевых сцен, а его копия весила всего триста грамм, что позволяло ей легко фехтовать и выполнять сложные элементы, − говорит Данкли. − Также его было гораздо легче носить на поясе».

На съёмках картины свыше 40 человек работало над созданием костюмов на протяжении более чем трех месяцев; 2062 костюма были отправлены в Китай; было изготовлено 1104 головных убора; было пошито 1114 полных костюмов для актеров массовки; было пошито 590 полных костюмов для сцен в столице Империи и 100 полных костюмов для деревенских сцен; 281 набор доспехов китайской армии был изготовлен для армии Императора и 730 элементов доспехов для армии жужаней; для 50 главных актёров было пошито от 3 до 5 версии каждого костюма, то есть в совокупности порядка 1000 нарядов.

Для режиссера Ники Каро работа с таким громадным кинематографическим полотном с батальными сценами, основанными на боевом искусстве ушу, стала неповторимым переживанием. «У нас были гениальные постановщики трюков, и они очень плотно работали с мастерами кунг-фу, выстраивая хореографию боевых эпизодов», − говорит Каро.

Однако, поистине уникальными боевые сцены фильма делает главная героиня. «Отличительной чертой данной картины является тот факт, что она максимально приближена к реальности. Мулан не супергероиня. Она обычная девушка, но вместе с тем, она способна творить поразительные вещи со своим телом и сознанием, − объясняет режиссер. − Так что у нас масштабнейшие боевые сцены, взрывной экшен и сюжет, стремительно уносящий нас к эпическому сражению». 

Актерам пришлось изрядно потрудиться, чтобы подготовиться к этим сценам, требующим высочайшей физической подготовки. Рид комментирует: «Наш съемочный календарь состоял всего из семидесяти пяти дней, и чтобы не выбиваясь из графика снять сотни солдат на поле боя, которые должны искусно фехтовать, взбираться на крепостные стены и много чего еще, нам нужно было тренировать людей заранее. Так что актеры приступили к акробатическим, каскадёрским, силовым и боевым тренировкам за несколько месяцев до начала съёмок». 

Для воплощения на экране экстраординарных батальных сцен, создатели картины пригласили профессиональные каскадерские команды из Китая, Казахстана, Монголии, Новой Зеландии и Австралии, которые работали под руководством новозеландского постановщика трюков Бена Кука. В зоне ответственности Кука лежала хореография боевых сцен, в которых зачастую участвовало несколько главных героев и армия из ста актеров массовки. 

Ключевой составляющей успеха были репетиции. Кук объясняет: «Мы с группой каскадеров ставили хореографию. После того, как мы получали четкое понимание, как будут двигаться актёры относительно друг друга, мы начинали приглашать их на тренировки с нашим тренером Бояном Младеновичем, который приводил их в необходимую физическую форму. Подготовка включала в себя все: от основ фехтования до падений, перекатов, бега, прыжков и полета на тросах. Большую часть времени, отведенного на тренировки, мы провели с Лю Ифэй, поскольку ей предстояло выполнять наибольшее количество трюков. Абсолютно все работали над растяжкой, силой, ловкостью и выносливостью, включая как главных героев, так и актеров массовки, потому что мы хотели максимально перестраховаться и уберечь каждого участника боевых сцен от возможных травм». 

Еще больше интересного в нашем официальном канале в Telegram

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене


11.09.2020 Автор: Артур Чачелов

Самое читаемое

За это время они намерены выпустить пять совместных проектов

«Марс Медиа» заключила пятилетнее соглашение с режиссером и сценаристом Аленой Званцовой

Подробнее
Средства получат более 500 организаций

Правительство одобрило выделение 4,2 млрд рублей на поддержку киноиндустрии

Подробнее
В США лента выйдет и в кинотеатрах, и на сервисе HBO Max

Warner Bros. определилась с прокатом «Чудо-женщины: 1984»

Подробнее
Об этом рассказал один из топ-менеджеров холдинга

«Яндекс» признал, что «КиноПоиск HD» пока не приносит прибыли

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru