Раздел «Ликбез для кинотеатров» предназначен для руководителей и сотрудников кинотеатров в малых городах, открывшихся по программе поддержки Фонда кино. Материалы раздела помогут показчикам, не имеющим опыта в кинопрокате, восполнить недостающие базовые знания по разным направлениям (репертуарное планирование, сотрудничество с дистрибьюторами, техническое оснащение кинотеатров, концешн и пр.), а также сориентироваться в актуальных тенденциях кинопрокатного рынка.


Как здорово, что все мы здесь сегодня продались

Как на российский прокат повлияет закупочная дея­тельность зарубежных онлайн-платформ

В 2021 году сразу несколько крупных российских кинопроизводителей объявили об успешных сделках с Netflix и HBO. Мультфильм ГАНЗЕЛЬ, ГРЕТЕЛЬ И АГЕНТСТВО МАГИИ стал первым анимационным полным метром в линей­ке Netflix Originals, следом в эту же категорию попали СЕРЕБРЯНЫЕ КОНЬКИ, ставшие первым игровым фильмом. Затем на Netflix появились МАЙОР ГРОМ: ЧУМНОЙ ДОКТОР, ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ и КОРОЛЕВА. В свою очередь HBO приобрел МАШУ для показа на ТВ и ХАНДРУ для платформы HBO Go в Восточной Европе. Такие события мы при­выкли воспринимать как прорывные для индустрии. В апреле стало известно, что Netflix заказал 1-2-3 Production производство сериала «Анна К» и предположительно еще одного проекта, а компании «Русское» – сериала о 90-х. Попутно выяснилось, что ведущие российские продюсерские компании активно предлагают стриминг-ги­ганту свои проекты на самых ранних стадиях готовности. При этом с рынком знакомится не только Netflix, но и представители HBO Max и Apple. БК попытался разобраться, не приведет ли активная закупочная дея­тельность зарубежных онлайн-платформ к дефициту привлекательного национального контента в российских кинотеатрах.

АМБИЦИИ НА ЭКСПОРТ

Прежде всего необходимо понимать, что начавшая­ся экспансия Netflix на российский рынок – это борь­ба за довольно большой сегмент аудитории. «В России есть 100 миллионов человек, в той или иной форме смотрящие контент, – рассказывает генеральный дирек­тор компании «Экспоконтент» Александра Модестова. – Выходя на рынок, Netflix руководствуется конкрет­ным фактом: в России на телевидении и платформах больше всего смотрят отечественный, а не зарубеж­ный контент. Netflix проанализирует запросы нашей аудитории и будет действовать в зависимости от вы­водов. Сейчас стриминг купил разнообразные проекты. Компания быстро разберется, что смотрят у нас и бу­дут ли это смотреть за рубежом». Покупка и производ­ство локального контента является глобальной стра­тегией Netflix по привлечению аудитории на разных рынках. При этом у купленных Netflix локальных про­ектов есть шанс заинтересовать и мировую аудиторию. Этот онлайн-гигант – первый серьезный игрок рынка аудиовизуального контента, допустивший, что не толь­ко американские фильмы и сериалы могут вызывать интерес у широкой мировой аудитории, подчеркивает Александра Модестова.

Продюсер Петр Ануров подтверждает, что на рынке прямо сейчас идут переговоры отечественных продакшнов с зарубежны­ми платформами. «Наши авторы и сценаристы движи­мы понятным желанием быть замеченными этими плат­формами и получить доступ к их производству и базам подписчиков, – объясняет он. – Преждевременно го­ворить, что это как-то кардинально повлияло на ры­нок и изменило традиционные формы дистрибуции. Не так много готовых проектов куплено, еще мень­ше – запущено и еще меньше из запущенных объяв­лено. Но, безусловно, определенное смещение фоку­са интереса и внимания творческих людей произошло. Профессионалов будоражат и манят звонкие бренды зарубежных платформ и возможность сделать для них презентацию. Для игроков, добившихся определенного успеха в работе с отечественными платформами и кон­тентом, это качественно новый вызов».

      Появление западных платформ на российском рынке и их интерес к русскоязычному контенту счи­тает большим прорывом продюсер кинокомпании «Водород» Александр Андрющенко. «Возможность ра­ботать русскоязычным контентом на международ­ную аудиторию дает огромный шанс российским ки­нематографистам. Это новые условия игры, которые не были возможны раньше. Мы все думали, что можем выходить на международную аудиторию, делая только англоязычный контент. Теперь мы можем снимать кино о том, в чем разбираемся, а именно – о нашем мире, культуре, быте, героях. И показывать это кино всему миру», – поясняет он.

ЗАГРАНИЦА НАМ ПОМЕШАЕТ?

На лидерском питчинге Фонда кино стало извест­но, что Netflix интересуют не только сериалы и гото­вые фильмы, но и еще не снятые проекты. Продюсер Рубен Дишдишян сообщил, что представители стри­минга пригласили «Марс Медиа» провести в июне пре­зентацию ВОЛАНДА. И в данном случае взаимоотноше­ния крупных зарубежных ОТТ-сервисов с российскими продакшнами начинают играть совсем новыми краска­ми. Если продюсеры на ранней стадии презентуют по­добные ВОЛАНДУ проекты, нельзя исключать вариан­та развития событий, когда все права на фильм могут уйти Netflix – и ожидаемые крупнобюджетные картины будут выходить на стримингах, а не на больших экра­нах. Конкретно с ВОЛАНДОМ такие предположения скорее всего преждевременны. В конце концов, ком­пании могут обсуждать производство сериала или про­дажу готового фильма с правом выпустить его в про­кат в России. Но это частный случай, тогда как обычная практика совсем иная: везде в мире Netflix показыва­ет купленные фильмы на своей платформе без выхода в кинотеатрах. И Россия вряд ли станет исключением.

Пока стриминговый гигант находится в инвести­ционной фазе развития, его финансовые возможно­сти кажутся неограниченными, особенно когда речь идет о рублевой зоне. Для наращивания библиотеки и для усиления преимуществ на новых рынках Netflix, а вслед за ним и другие зарубежные платформы в силу дешевизны локального контента смогут скупать его пакетами. Тут действует очень простая арифмети­ка. Если принять сборы ХОЛОПА в российском прока­те за предельные и перевести их в доллары, получит­ся сумма около $40 млн. Является ли она непосильной для платформы? Тем более если вычесть долю кинотеатров, расходы на маркетинг и долю дистрибьютора, ее можно смело разделить на 2,5. Иными словами, из-за невысокой стоимости кинопроизводства в России локальный контент превращается в привлекательный продукт для Netflix, если отвечает каким-то стандар­там качества. Прекрасно известно, что эти стандарты не являются недостижимыми, поскольку в библиотеке стриминга представлен контент, с которым российское кино вполне может конкурировать.

       Уже сейчас российские производители начали го­ворить о том, что с 2020 года изменилась арифмети­ка при выпуске релизов с невысоким производствен­ным бюджетом. Гендиректор «Централ Партнершип» Вадим Верещагин во время международного форума «Российский кинобизнес» сообщил, что доля онлайна и международных продаж в структуре дохо­дов некоторых проектов с бюджетом не более 150 млн рублей стала занимать такой уровень, что выходом в рос­сийский прокат можно пренебречь, чтобы не рисковать средствами на маркетинг. Предположения, что некоторые мало- и среднебюджетные фильмы с большой долей ве­роятности будут появляться сразу на платформах, цир­кулируют давно. Но сейчас впервые именно крупнобюд­жетный проект вызвал заинтересованность стриминга с фантастическими финансовыми возможностями. В худ­шем случае это грозит потерей интересного качественно­го контента для российских кинотеатров – его купят для онлайна еще до того, как продюсеры успеют прикинуть свою потенциальную прибыль от выпуска в прокат.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ МЫШЛЕНИЕ

      По существу, единственным препятствием для исхо­да крупнобюджетных проектов на Netflix будет то обстоятельство, что почти все они снимаются при участии средств Фонда кино. Выход в национальный про­кат – обязательное условие получения субсидии. Производителям, решившим связать судьбу своего филь­ма с зарубежным стримингом, либо придется возвра­щать госфинансирование, либо все-таки выпускать его на большом экране. Очень важно в этой ситуации, какую позицию займет Фонд кино. Если стоит задача просто заработать и повысить узнаваемость бренда «россий­ское кино», то фонд может войти в гарантированно оку­паемый проект, который при этом минует прокат. Если цель остается прежней – нарастить долю росcийского кино в прокате, то придется отдельно прописывать, что поддержанные государством проекты не могут привле­кать средства зарубежных платформ на их условиях.

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Еще один момент, который наводит на размышления определенного толка: в России существует не так мно­го продюсерских компаний, способных выдавать про­дукт высокого качества. Повышенный спрос со стороны заказчиков уже сейчас вызывает рост стоимости про­изводства. Также не безграничен объем контента, ко­торый продюсеры могут производить. Если вдобавок к этому Netflix ангажирует ведущие продакшны, а также режиссеров и актеров, кто будет производить фильмы для всех остальных? Понятно, что появятся новые игро­ки, так как востребованность контента открывает окно возможностей для молодых и амбициозных продю­серских компаний. Но это не моментальный процесс – они придут не сразу, и им потребуется время, чтобы за­рекомендовать себя.

Именно поэтому становится абсолютно понятным желание компании «Централ Партнершип» заключить эксклюзивное соглашение со студией «Кинослово». В рамках сделки ЦПШ получает право первой рассматривать все полнометражные проекты продюсерской компании. Похоже, подобные эксклюзивные догово­ры дистрибьюторов и местных онлайн-кинотеатров с продакшнами, сценаристами, режиссерами и акте­рами вскоре станут рядовым явлением. За последнюю пару лет на рынке не однажды объявляли о подоб­ных контрактах. В прошлом году студия Петра Анурова по производству сериалов «Медиаслово» подписа­ла first-look deal с видеосервисом «КиноПоиск HD». Актер Александр Петров в 2019-м заключил экс­клюзивный контракт на два года с Art Pictures Studio и «Водородом» (что, однако, не помешало ему сыграть главную роль в фильме ДЕКАБРЬ Клима Шипенко, в свою очередь подписавшего соглашение с Yellow, Black and White). Теперь эксклюзивные договоры каса­ются и дистрибуции. Вероятно, это не последняя сделка, когда крупнейшие производители контента будут за­ключать first-look deal с прокатчиками. В декабре про­шлого года Sony Pictures стала эксклюзивным дистри­бьютором фильмов кинокомпании СТВ. Хотя и до этого на рынке существовало множество устоявшихся партнерств – к примеру, многие российские производите­ли постоянно работают с ЦПШ, фильмы Art Pictures или «Водорода» выпускает только Sony Pictures. Различие в том, что это были браки без печати в паспорте. Теперь, похоже, пришло время узаконить подобные моногамные отношения – чтобы зарубежный жених не сманил.

      В неоднозначной позиции оказываются и россий­ские онлайн-кинотеатры. Им не только приходится бо­роться за аудиторию с крупнейшим стримингом, те­перь эта конкуренция будет касаться и контента. Если лучшие локальные проекты будет скупать Netflix, что останется им? Тут опять же можно обезопасить себя за­ранее заключенными эксклюзивными соглашениями с продакшн-компаниями. Или призвать к помощи госу­дарство. Ассоциация «Интернет-видео» (объединяет ви­деосервисы IVI, Okko, Megogo, Amediateka, Start и дру­гие) уже написала в Роскомнадзор письмо с просьбой проверить Netflix и включить его в реестр аудиови­зуальных сервисов. По данным ассоциации, аудитория российского Netflix превышает 100 тысяч пользова­телей в день, а значит, он должен войти в официаль­ный перечень видеосервисов. Входящие в него плат­формы должны зарегистрировать отдельное юрлицо и хранить данные российских пользователей на тер­ритории страны. Наверняка следом появятся новые за­конодательные инициативы. Тут надо учитывать, что потенциальный объем российского рынка для зару­бежных платформ, конечно, привлекателен, но не на­столько, чтобы они ввязывались в противостояние с го­сударством. Так что эксклюзивные контракты пополам с протекционистской политикой властей могут как ми­нимум отсрочить массированное наступление зарубеж­ных онлайн-гигантов на российский рынок.

     «Иностранные сервисы, обладая фактически неограниченными бюджетами, могут платить в несколь­ко раз больше, чем российские игроки. Они способны перекупать проекты, сценаристов, режиссеров, продю­серов, – говорит генеральный продюсер Yellow, Black and White Денис Жалинский. – Сейчас это больше ка­сается сериального контента, и это ощутят на себе пре­жде всего эфирные холдинги и онлайн-кинотеатры.

       Но интерес к покупке кино у западных игроков также растет, и со временем, вероятно, им станут интересны эксклюзивные премьерные права. Поэтому, если про­цесс оставить без должного контроля, для российско­го кинопроката возникают определенные риски». По мнению Жалинского, необходима более прозрачная система индустриального взаимодействия между ки­нотеатрами, студиями и платформами. Возможно, ре­гулирование на государственном уровне, закрепление графика премьер. По такой схеме работают, например, многие американские платформы, которые заранее договариваются друг с другом и с кинотеатральными сетями об окнах.

       При этом ведущие российские продюсеры заявляют, что не намерены отказываться от проката даже при наличии интереса к их проектам со стороны иностранных платформ, а кинотеатральные сети пока не видят угрозы своей работе из-за планов зарубежных стримингов. «Без кино мы не останемся, – уверен ди­ректор по маркетингу объединенной сети «Кино Окко» Сергей Кузенцов. – Рынок OTT-сервисов в России уже достаточно сложившийся, и выход новых игроков ско­рее будет влиять на доли игроков внутри онлайн-сег­мента. Существенно изменить распределение киносмотрения между онлайном и офлайном выход новых игро­ков вряд ли сможет». С ним солидарна Ирина Туманова, директор по маркетингу сети «Киномакc»: «Развитие цифровых сервисов не может не оказать влияния на традиционный кинопоказ. Думаю, что мы в ближай­шем будущем увидим некий тренд на разделение контента на кинотеатральный и создаваемый специ­ально для онлайн-площадок, и каждое кино най­дет своего зрителя. Из кинотеатров, возможно, уйдут не зрелищные фильмы и, наоборот, появится боль­ше релизов, интересных для просмотра именно в зале кинотеатра, на большом экране или даже в форматах IMAX, D-BOX, Dolby Atmos».

       Чтобы российским кинематографистам было инте­реснее работать для российского кинопроката, а не для западных платформ, необходимо создать кон­курентные условия, считает Александр Андрющенко. «Институты, поддерживающие кинопрокат, должны бу­дут активизироваться и предлагать кинематографистам другие условия. Все-таки кинопрокат, на мой взгляд, – это другой формат и другой жанр, он работает по дру­гим законам, нежели платформенные, многосерийные истории, – объясняет он. – Кинокомпания «Водород» делает одновременно большое семейное зрелищное прокатное кино и в то же время – сериалы для плат­форм. Если никто из игроков рынка и финансирую­щих институтов не будет озабочен кинопрокатом и ус­ловия будут несоизмеримые, то это станет проблемой. Художников интересуют актуальные темы, острота, воз­можность рассказывать истории, которые они хотят показать на большом экране, и именно в этом плат­формы предлагают более интересные условия. Поэтому нужно пересмотреть правила игры в большом кино­прокате и предлагать лучшим творческим людям более паритетные условия, чтобы не уступить в этой конку­ренции. И тогда все с кинопрокатом будет хорошо».

         Как бы то ни было, предвидеть последствия ухода больших полнометражных проектов прямиком на стри­минги – будь то зарубежные или отечественные карти­ны – отрасли необходимо прямо сейчас. В индустрии сегодня много говорят о том, что правила игры меня­ются. Но чтобы остаться в этой игре, важно умение про­считывать стратегию хотя бы на несколько шагов впе­ред.

При поддержке Фонда кино


04.06.2021 Автор: Рая БАШИНСКАЯ, Дмитрий НЕКРАСОВ, Никита НИКИТИН

Самое читаемое

Платформа соберет всю информацию об отечественной индустрии

«Роскино» планирует запустить российский аналог IMDb

Подробнее
Им станет фильм ужасов «Шизофреник»

Компания «Централ Партнершип» анонсировала первый международный проект

Подробнее
PR-директором назначена Олеся Теплова

В группе компаний Viasat открылось новое подразделение

Подробнее
В планах значится сотрудничество с ведущими онлайн-платформами

Телекомпания Red Media начнет инвестировать в кино

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru {C}{C}