top banner

Вадим Иванов: «Мейджор сегодня тот, кто способен выпускать проекты-миллиардники»

Автор: Никита Никитин, Александр Нечаев

24 октября 2022

БК публикует первое интервью бывшего гендиректора UPI в статусе главы новой кинопрокатной компании «Атмосфера кино», которая уже в 2023 году планирует контролировать до 25% российского рынка

В начале июля в России прекратил работу офис голливудской студии Universal. 28 июля бывший гендиректор UPI Вадим Иванов и экс-директор по маркетингу Николай Борунков учредили новую кинопрокатную компанию, которая получила название «Атмосфера кино». В начале сентября стало известно, что партнером нового дистрибьютора станет Рубен Дишдишян.

Разговор впервые был опубликован 14 октября в электронной рассылке БК №40(968).

В какой момент у вас возникла идея создать «Атмосферу кино»? Чья это была инициатива – ваша или Рубена Дишдишяна?

Офис компании UPI встал на паузу в марте. Чем дольше мы наблюдали за развитием ситуации, тем больше росло понимание, что пауза затянется надолго. Решение об окончательном уходе голливудские студии приняли в конце июня, и это был переломный момент. Мы сразу стали думать, что делать дальше. Было понимание, что уход голливудских компаний создает на рынке огромный вакуум, что качественно охватить дистрибуцию всего будущего российского кино оставшиеся прокатчики не смогут. При этом мы также понимали, что являемся одной из самых профессиональных и сплоченных команд на рынке, и потому на имеющейся основе сможем создать нового дистрибьютора.
В то же время было очевидно, что нам потребуется стратегический партнер. Однако нам нужен был такой партнер, который разделял бы наши ценности и философию, с которым нам было бы комфортно и которому было бы комфортно с нами. С Рубеном Левоновичем я лично знаком давно, еще со времен его работы в ЦПШ, но развитие наши отношения получили уже после продажи им своей компании. После перехода Paramount от нас к ЦПШ мы стали искать возможности усиления пакета за счет независимого кино. Нашим первым привлеченным партнером в 2010 году стал «Леополис», а всего за шесть лет мы выпустили 29 независимых картин, 13 из них получили от двух компаний, к которым имел отношение Рубен Левонович. Именно тогда мы познакомились и впервые работали вместе с Арамом Ованнисяном и Надей Мотиной. После запуска «Марс Медиа» мы несколько раз обсуждали с Рубеном Левоновичем возможность сотрудничества. Если бы не пандемия, к соглашению о прокате фильмов по аналогии со сделками по ВОЛАНДУ и МИРЕ мы пришли бы гораздо раньше. Все эти годы между мной и Рубеном Левоновичем постоянно росли доверие и профессиональное уважение, поэтому совместная дистрибуция стала логичным эволюционным шагом в наших отношениях. Мы с Колей Борунковым были инициаторами и авторами концепции предстоящего сотрудничества. На первой же встрече мы получили от Рубена Левоновича крайне позитивную реакцию и решили отказаться от дальнейшего питчинга идеи кому-либо другому и сфокусироваться на согласовании сделки с ним. И мы достаточно быстро договорились.

Вы с Рубеном Дишдишяном контролируете компанию 50 на 50?

Рубен Левонович вместе с Юлией Ивановой и Арамом Ованнисяном контролируют 51 процент компании, мы вместе с Николаем Борунковым владеем оставшимися 49 процентами. Рубен Левонович, Юлия и Арам являются стратегическими инвесторами, а на откуп нам с Николаем отдан операционный контроль. Подобное распределение позволяет нам гарантировать другим производственным компаниям, желающим прокатывать кино через нас, что наш менеджмент самостоятелен при принятии решений в операционных вопросах, касающихся выпуска фильмов, и мы не зависим от другой стороны, проекты которой мы также прокатываем.

Планирует ли «Атмосфера кино» сотрудничать с голливудскими студиями и прокатывать в России мейджорский контент?

Мы готовы прокатывать любой контент. На продукцию голливудских студий ранее приходилось не менее 70 процентов рынка, но в настоящий момент она недоступна. Это основная проблема, которую сейчас вынуждена решать индустрия, однако быстро это сделать невозможно. Заменить голливудское кино российским даже на горизонте пяти лет будет крайне затруднительно. Надо признать, что здесь есть довольно большая дыра. Когда именно Голливуд вернется – ответа на это вопрос у меня нет. В сложившейся ситуации наш приоритет – российское кино. Как только появится возможность привозить в Россию студийное кино, мы будем стараться это делать.

То есть гипотеза, что «Атмосфера кино» создана для того, чтобы в случае возвращения у голливудских студий на расстоянии вытянутой руки уже были давно знакомые партнеры, имеет право на существование?

Конечно, кино как бизнес – это отношения. Основа бизнеса – репутация и экспертиза. Для нас было важно сохранить команду и экспертизу, которую мы накопили, когда работали на голливудскую студию. Когда студии получат возможность вернуться на рынок, они смогут обратиться к партнерам, с которыми можно работать без перезапуска отношений. Я не думаю, что студии будут снова открывать тут юридические лица. Скорее всего возвращаться студийный контент будет через лицензии.

Почему именно такое название – «Атмосфера кино»?

Во-первых, это красиво, разве нет? Думаю, объяснять наличие слова «кино» не требуется, вопрос в слове «атмосфера». Это понятие нам представляется глубоким, емким и зрелым, в нем нет попытки заигрывать с какой-либо аудиторией. Это название узнаваемо и универсально как для российской, так и для англоязычной публики, это слово понятно на всех языках. Но при всей универсальности такое название на самом деле встречается в бизнес-среде не так часто. Ну и самое главное – как известно, без атмосферы невозможна жизнь на Земле. Соответственно, и российскому кино для выживания также требуется собственная атмосфера. И теперь она у него есть.

У рынка сложилось ощущение, что «Атмосфера кино» станет основным конкурентом «Централ Партнершип», эту компанию сейчас принято называть единственным оставшимся мейджором. Вы согласны с таким позиционированием?

Когда с рынка ушли голливудские студии, из крупных игроков действительно осталась только ЦПШ. У нас возникло понимание, что сложившаяся ситуация долго длиться не может. Одна компания закрыть потребности крупного российского кино не в состоянии. В этом смысле самой ЦПШ необходим конкурент, который будет подталкивать ее к развитию. Прогресс возможен только в условиях конкуренции. В противном случае твой бизнес ждут стагнация и регресс.
В новых условиях встает вопрос: что такое мейджор сегодня? Раньше это были компании, которые прокатывали контент голливудских студий. Но теперь, похоже, настал момент этому понятию эволюционировать. На мой взгляд, мейджором сегодня может считаться тот, кто способен выпускать проекты-миллиардники. Он должен иметь за плечами историю их выпуска, уметь обеспечивать полный цикл дистрибуции, включая маркетинг, располагать для этого соответствующей командой и обладать финансовыми возможностями для выпуска миллиардников. Таким образом, мейджор – это тот, кто может заявить миллиардник и своими усилиями обеспечить заявленный миллиард в виде кассовых сборов. Если компания повторяет подобное из года в год, то она сегодня может называться мейджором.
В то же время конкурировать с ЦПШ по доле рынка мы в ближайшее время вряд ли сможем хотя бы по той причине, что из числа лидеров – производителей контента мы сотрудничаем только с двумя, это «Марс Медиа» и СТВ Сергея Михайловича Сельянова. А у ЦПШ контрактов с крупными поставщиками контента шесть. Но с точки зрения подхода к выпуску релизов, системности организации – да, «Атмосферу кино» можно считать будущим мейджором российского рынка, мы играем в той же категории.

Какая целевая доля рынка для «Атмосферы кино» в 2023 году?

Мы не ставим себе долю рынка как целевой показатель. Да и вообще прогнозирование на тему 2023 года сейчас – это не про точную науку. Но попробую предположить, что наша доля в 2023-м может быть в диапазоне 15–25 процентов.

Можно ли говорить о том, что у вас эксклюзивный контракт с компанией СТВ?

С любым из партнеров мы заинтересованы в долгосрочных отношениях. В данный момент я не могу подтвердить, что мы договорились с Сергеем Михайловичем Сельяновым о долгосрочной сделке. Мы работаем в данном направлении. Также ведем переговоры с другими производителями. Сейчас мы не имеем сравнимого с ЦПШ веса, не являемся частью крупного медиахолдинга, и в этом смысле наши возможности пока отличаются, но «Атмосфера кино» старается привлекать продюсеров и проекты за счет нашей клиентоориентированности, за счет качества сервиса. Здесь мы можем предложить многое из того, что не могут предложить наши конкуренты.

Иными словами, вы планируете по полной использовать опыт, приобретенный в сотрудничестве с голливудским мейджором?

Да, наша команда обладает этим немаловажным преимуществом, то есть многолетним опытом сотрудничества с мейджором. Студии дают системность в решении целого ряда вопросов, в том числе в отношении соблюдения законодательства, прозрачности ведения бизнеса, принципов деловой этики, соблюдения правил конкуренции, культуры коммуникации и так далее. «Атмосфера кино» выходит на рынок как новая компания, но снабженная студийным ДНК и обогащенная большой экспертизой. В своей работе мы постараемся сохранить студийный подход, чтобы всячески препятствовать, скажем так, одичанию нашего рынка, которым он до определенной степени славился в нулевые годы.
Что касается маркетинга, то мы всегда исповедовали принципы бутикового сервиса. Мы уделяли максимальное внимание каждому релизу, будь он голливудским или российским. «Атмосфера кино» будет сохранять бутиковость подхода к новым отечественным проектам. Посмотрим, как это сегодня получится, задача эта довольно трудная. Я всегда говорил: выпустить один российский фильм – это как выпустить пять голливудских. Что до конкретного маркетингового инструментария, то ситуация с ним довольно удручающая. Можно говорить, что 70 процентов прежних возможностей по продвижению испарились, маркетинг фактически обнулился. С другой стороны, это открывает новые возможности для тех, кто готов и умеет подстраиваться под новые условия. В этом смысле мы как новая компания на рынке фактически равны с тем же ЦПШ – и нам, и им нужно придумывать маркетинг практически заново. Задача эта нетривиальная, это огромный вызов.

Далеко не все сотрудники офиса UPI перешли в новую компанию. По какому принципу вы отбирали персонал?

До закрытия в нашем офисе работало 45 человек. Но там было две студии. Я очень хотел бы сохранить всех, но на старте мы вынуждены обходиться меньшим числом. К тому же турбулентность рынка не способствует шапкозакидательству. В новой компании мы стартуем с 24 сотрудниками. Некоторые из оставшихся в резерве уже нашли другую работу, некоторые пока сидят в запасе. Можно сказать, что эти 24 сотрудника – такой кинопрокатный спецназ. В текущих реалиях выбор делался в пользу тех, кто может вытаскивать больший объем работы, быть многостаночником, работать в режиме многозадачности и так далее. Надеюсь, по мере того, как на рынке ситуация станет развиваться положительным образом, мы сможем постепенно забирать со скамейки запасных тех товарищей, которые там будут находиться.

Расскажите, пожалуйста, подробнее про ваш пакет. На какие релизы вы делаете особую ставку?

Ближайшие полгода проект номер один для нас – МИРА от «Марс Медиа». Это фантастический экшн с очень и очень хорошим кассовым потенциалом, проект стоит на премиальной дате 22 декабря. Два других наших знаковых релиза – мультфильм ЩЕЛКУНЧИК И ВОЛШЕБНАЯ ФЛЕЙТА от компании СТВ, который мы выпустим в превью 3 декабря (полноценный старт – 8 декабря), и молодежное фэнтези САМАЯ БОЛЬШАЯ ЛУНА режиссера Алексея Попогребского и продюсера Романа Борисевича, февральский релиз. Это проекты-фронтраннеры, рядом с которыми также выйдет несколько отличных жанровых картин.

Каковы шансы у проекта ВОЛАНД выйти на горизонте полугода?

У него хорошие шансы выйти в прокат на горизонте года. Продюсеры дают готовность картины в апреле-мае 2023 года. Маловероятно, что она выйдет в первой половине следующего года. Скорее всего это будет вторая половина 2023-го.

То есть, возможно, мы увидим фильм только в следующую «новогоднюю битву»?

Чтобы начать делать прогнозы на следующую «новогоднюю битву», нужно сначала пройти ближайшую. Поскольку на горизонте предстоящих 15 месяцев реалистично не ожидать возвращения Голливуда, то будущий год предложит российскому кино много уникальных возможностей, в том числе в плане выбора дат. Вспомните фильм ОДНА, который собрал прошедшим летом на безрыбье больше 350 миллионов рублей, хотя раньше российское кино в летний период практически не выходило. У отечественного кино появляется уникальная возможность найти новые интересные даты, ведь никакое другое кино ему пока не мешает. В данных условиях всем бежать и снова вставать на новогодние даты не имеет такого смысла, как раньше. Нужно обязательно попробовать другие возможности, которых в дальнейшем, вероятно, никогда не будет. Но все вышесказанное не означает, что ВОЛАНД не выйдет в следующие новогодние праздники. Все возможно.

Пока вы были руководителем UPI, у вас сложилась репутация человека, который даже не смотрит в сторону российских фильмов, чей потенциал меньше определенного порога. Но сейчас в пакете «Атмосферы кино» не все из заявленных фильмов имеют мейджорский кассовый потенциал. По каким принципам вы теперь формируете пакет? Можно ли утверждать, что новые условия изменили ваш подход? Что вас, например, заставило взять фильм ЧЕКАГО?

Я думаю, когда вы посмотрите ЧЕКАГО, то измените свое мнение. Этот фильм обещает стать самым кассовым региональным проектом на российском рынке за все время наблюдений. Это очень симпатичное кино, наша команда сделает все возможное, чтобы оно достигло этого результата. Что касается общего подхода, то мы заинтересованы, повторюсь, в долгосрочных отношениях с производителями фильмов, и в случае подобных контрактов готовы выпускать любое кино той или иной компании. Не только большое или среднее, но и маленькое. Тот же Сергей Михайлович Сельянов любит арт-мейнстрим, и мы готовы с тем же настроем, с которым мы выпускаем большое кино, выпустить и такой проект
Что касается одиночных проектов, то если у симпатичного фильма с эстимейтом в 30 миллионов рублей есть потенциал вырасти во что-то большее – мы возьмем этот проект. Здесь мы продолжаем исповедовать бутиковый подход, который применяли в Universal. В тот период мы не брали много российских картин. Да, мы запрашивали соответствующую комиссию, которая была выше средней, но зато вкладывались в проект полноценно временем и энергией. Мы часто достигали очень хороших результатов, достаточно вспомнить ВИЯ, дилогию ДУХLESS и Я ХУДЕЮ. Или, например, 28 ПАНФИЛОВЦЕВ, которых никто другой на рынке не хотел брать, но мы собрали на нем более 385 миллионов рублей, причем в очень серьезной конкуренции. Мы стараемся брать проекты, которые имеют потенциал к росту, и за счет экспертизы и маркетинга мы можем дать им добавленную стоимость. Но если к нам зайдет какой-то релиз с эстимейтом в 30 миллионов и мы не сможем определиться, как повысить его value, то такой фильм мы скорее всего пропустим.

Что войдет в ваш зарубежный пакет? Известно, что в интересах «Атмосферы кино» уже велись переговоры о закупках фильмов в Торонто. Вы уже можете что-нибудь анонсировать?

Пока нет. Мы обо всем объявим или в скором времени, или же все уже можно будет узнать на форуме «Российский кинобизнес», на нашей презентации. Она состоится 29 ноября, всех с удовольствием приглашаем. Из зарубежных проектов нас в первую очередь интересуют, разумеется, фильмы с высоким коммерческим потенциалом. Мы готовы прокатывать проекты 50+ миллионов, но, думаю, отсечка будет находится на уровне 100 миллионов. Проектов таких немного, но они есть. Проблема в том, что в том же Торонто никто не мог подтвердить, что права на тот или иной фильм открыты на Россию. Неделю назад они могли быть открыты, а теперь – уже нет, и наоборот. Ситуация крайне динамична в этом смысле.

До начала пандемии и СВО в России к киноходящей аудитории относилось 15 миллионов человек. Насколько эта цифра, по вашим оценкам, сократилась сейчас?

Из этих 15 миллионов человек зрителей, которые одновременно смотрели и российское кино, и зарубежное, было 46 процентов. Примерно по 27 процентов, соответственно, было тех, кто смотрел либо только российское, либо только голливудское кино. В отсутствие Голливуда мы потеряли около половины от этих 15 миллионов. Но сколько из оставшихся 7,5 миллиона готовы ходить в кино прямо здесь и сейчас – тоже вопрос. Ситуация с кинохождением со старта пандемии на протяжении двух с половиной лет постоянно ухудшается, аудитория безостановочно находится под прессингом. Коронавирус оказывал негативное турбулентное влияние на рынок с марта 2020-го по ноябрь 2021 года. И вот мы более или менее успешно прошли последний Новый год, но тут попали под начало СВО. Я стараюсь сохранять сдержанный оптимизм в отношении возврата аудитории в кинотеатры. В прошлый уикенд вышло СЕРДЦЕ ПАРМЫ с лучшим стартовым результатом для российских фильмов в этом году. Динамика у проекта в рабочие дни очень неплохая. Надеюсь, маховик кинопроката теперь начнет ускоряться.

Продолжаете ли вы следить за изменением характера потребительского спроса? Можно ли говорить, что массовый вкус на долгое время теперь развернулся в сторону позитивных релизов и легкого семейного кино?

Я не вижу в этом вопросе какой-то массовой переориентации. У каждого человека кинохождение и вкус в кино эволюционируют через естественные стадии – от любви к мультикам в детстве к подростковым фильмам в соответствующем возрасте. Потом человек начинает ходить в кино на свидания. Так было 30–40 лет назад, так это остается и сейчас. В данный момент мы наблюдаем, как западный зритель отвернулся от романтических комедий, сейчас они снимаются в лучшем случае для стримингов, хотя еще десять лет назад это был огромный рынок. При этом в России спрос на подобное кино удовлетворяют наши, отечественные комедии. Можно с определенной уверенностью утверждать, что российский зритель скучает по высокобюджетному зрелищному западному кино, это прямо заметно. Но говорить о каком-то глобальном изменении вкусов в связи с последними внешними событиями я бы не стал.

По вашим прогнозам, как именно в плане демографии станет меняться киноаудитория России в ближайшем будущем? За какого зрителя стоит бороться в первую очередь – за молодежь 12–24 лет, чтобы выработать у нее привычку ходить в кино, или за зрителей постарше, у которых привычка есть, но которых требуется вернуть в кинозалы?

В стратегическом плане, безусловно, всегда требуется воспитывать в молодом зрителе привычку ходить в кино. В отношении взрослой публики можно поступать по-разному. Можно попридержать интересный ей контент, не выпуская его до тех пор, пока жизнь не вернется в узнаваемое русло. Но когда эта нормализация произойдет – неизвестно. И в этом смысле останавливаться нельзя. Нужно продолжать выпускать кино, пусть и ценой того, что фильмы не достигают своего максимального потенциала. Зато мы, что называется, продолжаем крутить барабан. Просто если перестать выпускать кино совсем – все окончательно остановится, умрет. Так что нужно продолжать это делать.

Делаете ли вы ставку на онлайн-направление? Насколько вам будут важны доходы от онлайн-дистрибуции?

Да, делаем. Сегодня онлайн-кинотеатры – одни из ведущих игроков на рынке. Наравне с государством и продюсерами, инвестирующими собственные средства, платформы – третий ведущий источник бюджетов для производства фильмов в России. Сотрудничество с ними – интересное направление деятельности в том числе и для нас. Неслучайно ведь «Каропрокат» совсем недавно объявил о стратегическом сотрудничестве с Kion. Мы также рассматриваем возможность заняться дистрибуцией всех прав, особенно в отношении релизов, которые будут лишь частично подходить для кинотеатрального проката, например, в силу своих скромных эстимейтов.

Есть ли у вас уже какие-нибудь конкретные ожидания от предстоящей «новогодней битвы»? Можете дать оценку ее емкости?

Пока мы ее не считали. Прогнозы всегда были делом неблагодарным, а сегодня и вовсе стали гиблой затеей. Многое тут зависит от дальнейшего развития ситуации в обществе. Посмотрим, как в скором времени будут собирать релизы. У отдельных отечественных проектов есть шансы прыгнуть выше головы за счет отсутствия конкуренции со стороны Голливуда, но заменить его полностью не представляется возможным. Будем прогнозировать ближе к делу.

Существует мнение, что значительное число кинотеатров отработает эту «новогоднюю битву» и закроется. Что вы думаете о подобных разговорах?

Не думаю, что так сложится, но предпосылки к этому, конечно, есть. Надеюсь, у нас всех получится проработать до конца марта-апреля, а там будет видно. Весенний репертуар ведь реально хорош. В предстоящие полгода можно говорить о хорошем репертуаре российского прокатного кино. А вот что будет во второй половине следующего года – уже интересно, в тот момент начнут сказываться трудности, которые сейчас стали испытывать кинопроизводители.

Какие трудности вы имеете в виду?

Как я понимаю, пока нет никакого положительного движения в вопросе освобождения членов съемочных групп от мобилизации. И это критическая проблема, так как значительная часть съемочного состава сегодня уже недоступна. Гарантий, что ситуация с кадрами как-то изменится в лучшую сторону, нет. А количество профессионалов у нас ограничено.
Или такой момент. Представьте: вы – продюсер. Бюджет вашего фильма – 400 миллионов рублей. 250 миллионов вы взяли у государства, причем возможно, что все или часть – невозвратные. Вы собрали группу, человек 250. Съемочный период – 30 дней в течение 60 дней. И тут на экваторе съемок у вас забирают двух актеров из числа главных героев или оператора с режиссером. Что вам делать? Переснимать с другими актерами, с другим режиссером? Это один из примеров, и таких вопросов – масса. Как с такими рисками сегодня снимать кино – ответа у меня нет.

Какие меры, на ваш взгляд, потребуются для скорейшего восстановления зрительского потока после завершения СВО?

Выходить из кризиса будем постепенно. Необходимо и дальше инвестировать в российское кино. Важно будет также не поддаться сиюминутному желанию и не разрешать бездоговорное использование прав или принудительную лицензию. Легализация пиратских показов убивает долгосрочные перспективы нашего рынка. Она отсрочит возврат зарубежного контента не только в кинопрокат, но и на те же цифровые платформы, а без этого мы не сможем нормально развиваться. Отчасти еще можно было понять демонстраторов, призывавших к введению принудительной лицензии, когда в кинотеатрах наблюдался абсолютный вакуум. Но в ситуации, когда ближайшей зимой и весной на экранах будет масса перспективного российского контента, не очень понятно, как вместе станут уживаться отечественное кино и нелегальный зарубежный контент.

Самое читаемое

Госдума приняла закон о запрете ЛГБТ-пропаганды
Подробнее
Start презентовал новинки декабря 2022 года
Подробнее
Стал известен состав жюри фестиваля авторского кино «Зимний»
Подробнее
Объявлены номинанты Independent Spirit Awards
Подробнее
Фестиваль контента стриминговых платформ Original+ объявил даты проведения
Подробнее
«Большое путешествие 2» стало самым кассовым российским проектом в зарубежном прокате в 2022 году
Подробнее
VI Арктический Международный кинофестиваль «Золотой ворон» анонсировал программу
Подробнее
Международный кинофестиваль «Дни короткометражного кино» объявил конкурсную программу
Подробнее
Предварительная касса четверга: тройка лидеров осталась прежней
Подробнее
В Дубае впервые состоится Russian Film Festival
Подробнее
Обзор новинок проката на уикенде 24–27 ноября 2022 года
Подробнее
Предпродажи уикенда: «Ламборгини: Человек-легенда» обогнал всех
Подробнее
Национальная премия в области веб-индустрии начинает прием заявок
Подробнее
Обзор изменений графика релизов России с 21 по 27 ноября
Подробнее
Официальная касса России: лучшей новинкой стал мультфильм «Чинк: Хвостатый детектив»
Подробнее
Предварительная касса уикенда: восьмой раз подряд лидером становится «Сердце пармы»
Подробнее
Прогноз кассовых сборов России на уикенде 24–27 ноября
Подробнее
В Москве состоялась премьера фильма «Умная Маша»
Подробнее
Касса четверга: «Честный развод 2» стартует с четвертого места
Подробнее
В Москве прошла премьера фильма «Честный развод 2»
Подробнее