top banner

Филип Перкон: «Онлайн-формат не соответствует ожиданиям и видению Russian Film Week в Лондоне»

Автор: Рая Башинская

15 ноября 2021

Основатель Russian Film Week и премии «Золотой единорог» рассказал о своих ожиданиях от первого за два года офлайн-фестиваля, трудностях организации и текущем положении британского кинопроката

С 28 ноября по 5 декабря в Великобритании состоится ежегодная Неделя российского кино (Russian Film Week). Всего в программу фестиваля вошло 23 полнометражных и 19 короткометражных картин. Фильмом открытия станет КАПИТАН ВОЛКОНОГОВ БЕЖАЛ Алексея Чупова и Наташи Меркуловой. Также в рамках смотра пройдет традиционный международный форум для актеров Сasting Bridge. Основатель Russian Film Week и премии «Золотой единорог» Филип Перкон рассказал БК о своих ожиданиях от первого за два года офлайн-фестиваля, трудностях, с которыми пришлось столкнуться при организации мероприятия, и текущем положении британского кинопроката.

Расскажите, пожалуйста, как пройдет Russian Film Week в этом году?

В этом году фестиваль состоится офлайн с небольшим онлайн-элементом. Это будет год возрождения, так как мы возвращаемся в кинотеатры. По традиции, открытие состоится в Odeon Leicester Square, крупнейшем кинотеатре Великобритании, где проходит множество премьер. Фильмом открытия станет КАПИТАН ВОЛКОНОГОВ БЕЖАЛ. Мы покажем картину 28 ноября в зале на восемьсот человек, в самом центре Лондона. Затем показы пройдут в течение недели – прежде всего в Ciné Lumière, Mayfair Hotel и The Soho Hotel Cinema. В этом году на рассмотрение было подано более 425 фильмов — документальных, полнометражных, короткометражных. Мы впервые рассматривали картины двух сезонов, за 2020 и 2021 годы. Из-за того, что в прошлом году программа в онлайне была сжатой, в этот раз мы ее расширили. Также мы изменили церемонию вручения премии «Золотой единорог». Она всегда проходила как закрытый гала-ужин, а теперь станет театрализованной кульминацией Недели российского кино. Мы сейчас экспериментируем с совершенно новым типом представления премии: театральный режиссер интегрирует процесс объявления наград в постановку с драматическим сюжетом.

Почему вы решили изменить формат вручения премии?

Мы, может быть, и хотели бы вернуться к тому, что было раньше. Но из-за пандемии люди по-прежнему не могут свободно путешествовать. Мы организовывали закрытый ужин и вручение премии в стиле Golden Globe прежде всего для российской киноиндустрии. Туда приезжало около 100–180 человек – продюсеров, режиссеров, актеров – из России и еще 50–60 партнеров, спонсоров, известных людей, жюри и прочих. В этом году такое невозможно, так как вакцина «Спутник V» не признается в Великобритании, а сидеть в карантине шесть дней никто не собирается. Это пустая трата времени и психологически очень тяжело. В итоге, к сожалению, мало кто из представителей российской киноиндустрии сможет приехать. Но это проблема всех фестивалей на сегодняшний день. Поэтому мы решили сделать красивое и интересное шоу прежде всего для местных жителей, чтобы именно они могли приобщиться к лучшему кино из России и о России в необычном формате подачи. Передо мной как продюсером стояла задача придумать, как провести премию, если никто из России приехать не может. Таким образом, пришла идея сделать так, чтобы могли прийти наши фанаты, которые любят ходить в кино и ни разу не были на церемонии из-за ее закрытости. Так как вручать призы на сцене будет некому, родилась мысль сделать из премии шоу, развлечение, театр. Тогда даже не успевшему посмотреть фильм человеку будет интересно, поскольку его ждет и музыка, и перфоманс, и чтения, и прекрасные российские и английские актеры на сцене.

Все-таки это будет пятая, юбилейная неделя или шестая? В прошлом году вы говорили о том, что хотите провести пятую с торжеством и офлайн. Планируется ли в итоге что-то особенное?

Мы долго думали на эту тему и все-таки решили позиционировать фестиваль как шестую неделю. Пятая неделя офлайн и шестая по счету. Онлайн-фестиваль в принципе был успешен в прошлом году. В любом случае даже шестой мы не сможем провести с торжеством, если честно. Разумеется, придет много людей, тысячи зрителей посмотрят фильмы в кинотеатрах, но все равно фестиваль будет рассчитан на местное население, англичан и диаспору. За всю неделю из России приедет человек пятнадцать. Это 10 процентов от того, что было раньше, поскольку в прежние годы участвовало около 150 гостей. Мы надеемся, что уже к следующему году ситуация с передвижением людей по миру нормализуется. Ну а мы обязательно устроим большое торжество – на десятой Russian Film Week. А может, и раньше. Поводов у нас немало.

Вы назвали нынешнюю программу фестиваля одной из самых сильных. Расскажите, пожалуйста, подробнее о ней. Почему вы так считаете?

Как человек с математическим и экономическим складом ума я называю программу сильной с точки зрения статистики. Мы одновременно рассматривали фильмы двух лет и получили рекордное количество заявок – 115 полнометражных картин и еще 300 остальных. Раньше подавали заявки 80–90 полнометражных фильмов. С другой стороны, стало гораздо меньше слотов в кинотеатрах. Таким образом, проектов стало больше, а возможностей их показать – меньше. Соответственно, среди картин была огромная конкуренция за включение в программу фестиваля. Десять человек из европейского номинационного комитета отсматривали эти фильмы и формировали программу.

Почему стало меньше слотов в кинотеатрах?

Из-за пандемии в гостинично-ресторанном бизнесе Англии произошли две ужаснейшие вещи. Почти на восемнадцать месяцев запретили проводить мероприятия. Закрыли кинотеатры. Потом их открыли с 50-процентной заполняемостью, сейчас они уже работают без ограничений. Чтобы выжить, многие кинотеатры набрали кредитов от государства и банков, поэтому сейчас находятся в плачевном финансовом положении. Одновременно с пандемией проходил брекзит, из-за которого из Англии уехала пара миллионов испанцев, португальцев, румын, болгар и поляков, работавших как раз в кинотеатрах и ресторанах. Поэтому все заведения остались без средств и без возможности нанять персонал. На каждой улице теперь можно увидеть кинотеатр или особенно ресторан с вывеской о том, что заведение закрыто из-за отсутствия персонала. Соответственно, нехватка персонала вызывает рост стоимости их услуг. Ко всему прочему после открытия кинотеатров все фестивали – Недели индийского, чешского, польского, китайского кино, фестивали ЛГБТ-картин, районные смотры – ринулись проводить свои мероприятия с августа по декабрь этого года. Миллион фестивалей за последние два года проходят в течение шести месяцев в кинотеатрах, у которых нет достаточно финансов и персонала. Соответственно, конкуренция за место оказалась невероятной. Вместе с тем многие кинотеатры не хотят работать с фестивалями, а стремятся показывать только коммерчески успешные фильмы вроде ДЮНЫ и НЕ ВРЕМЯ УМИРАТЬ. Фестивальное кино все-таки приносит меньше денег. Если раньше они были согласны показывать 50 процентов коммерческого кино и 50 процентов фестивального, то теперь даже фестивальные кинотеатры хотят прежде всего зарабатывать, чтобы выплатить свои долги. Поэтому в этом году мы ужались с нашей обычной пропускной способности в 10-11 тысяч зрителей в два раза – до 4,5 – 5 тысяч.

В целом насколько зрители в Великобритании готовы приходить в кино в настоящее время?

Поскольку в Великобритании нет таких прекрасных сервисов, как ЕАИС, у меня нет статистики, но я могу сказать как потребитель: сейчас в Англии очень тяжело купить билет в кинотеатр. Я хотел посмотреть ДЮНУ и НЕ ВРЕМЯ УМИРАТЬ и ждал неделями, чтобы попасть на сеансы. Сейчас наблюдается большой всплеск зрительского интереса. Но распродано все – и театры, и кинотеатры, и опера. Люди восемнадцать месяцев ничего не делали и хотят социализироваться, посещать мероприятия, им надоел онлайн и Netflix.

В программе фестиваля нет заметных в этом году за рубежом фильмов КУПЕ НОМЕР 6, РАЗЖИМАЯ КУЛАКИМАМА, Я ДОМА или ГЕРДА. Почему? Расскажите, пожалуйста, как проходит отбор? Кто входил в состав жюри?

Тут надо пояснить несколько вещей. У нас нет отборочного жюри, есть номинационный комитет. Состоит он из десяти человек – это разбросанные по всему миру люди, частично иностранцы, частично с русскими корнями, любящие и знающие российское кино. Каждый из них отсматривает по двести поданных фильмов (это среднее количество заявок в год) и предлагает свой список, затем они спорят, голосуют, и результатом этого голосования становится шорт-лист номинаций на премию «Золотой единорог», который потом перейдет в руки авторитетного международного жюри. В программу Russian Film Week обычно входят фильмы-номинанты и еще пара десятков картин, недотянувших до шорт-листа, но интересных для показа. Такая система отбора кажется мне наиболее демократичной. Вот что важно – наш отбор ориентирован не только на авторское кино, но и на другие жанры. В программу в обязательном порядке входят кассовые лидеры, семейное и детское кино, хорроры, комедии – афиша RFW должна удовлетворять любой зрительский интерес. Большая ошибка думать, что в Британии зрители смотрят только артхаусные социальные драмы. Портрет аудитории выглядит примерно так же, как в России, да и вообще везде. Что касается упомянутых фильмов, то они, как и несколько других картин, которые мы хотели бы показать, нацелены на международную дистрибуцию, международные британские фестивали, британский прокат, и считается, что показ у нас на полгода раньше официального релиза навредит судьбе проекта. На мой взгляд, это мнение ошибочно, но мы исключительно радуемся за международные успехи российских картин и будем только рады, если любая из них действительно выйдет в британский прокат и будет иметь успех. Если же нет, то у них останется возможность подать заявку на следующую RFW.

Как показывают себя российские фильмы в английском прокате?

Когда я начал заниматься Неделей российского кино и премией «Золотой единорог» в 2016 году, в английских кинотеатрах выходило максимум два фильма из России в год. Это были либо народные хиты российского проката, либо авторские картины, участвовавшие в Каннах. С самого начала мы поставили себе задачу популяризировать русский контент среди дистрибьюторов и публики, чтобы на него больше обращали внимание и больше покупали. Я, конечно, очень рад, что многие из показанных на фестивале фильмов выходили потом в кинотеатрах – ПРИТЯЖЕНИЕ, МАТИЛЬДАНЕЛЮБОВЬ. К 2019 году уже выпускалось в прокат около 8–10 картин в год. Премьеры большинства из них проходили на Russian Film Week. Многие дистрибьюторы вдохновились нашим успехом – тем, что мы способны продавать залы на тысячу человек. Они поверили, что российский контент может быть востребован в Англии. 

Англичане живут в мире, где главенствует англо-американская культура. Голливуд и Pinewood Studios – это для них сегодняшнее кино. Британские зрители воспринимают свои фильмы как мейнстрим, а все остальное на другом языке (будь то русское, французское, корейское, китайское) – как нечто нишевое и чужое, world cinema. В Англии, по моим оценкам, приблизительно 4 процента тех, кто готов смотреть кино в дубляже или с субтитрами. Однако за время пандемии ситуация начала меняться. Мы видим, что российские и корейские фильмы выходят на Netflix, Amazon, Apple+. Корейский сериал «Игра в кальмара» стал мировым феноменом, а до этого был испанский «Бумажный дом». Англоязычный мир насытился контентом Netflix, на стриминге стали появляться необычные национальные проекты, в частности, МАЙОР ГРОМ Олега Трофима и ЧЕРНОБЫЛЬ Данилы Козловского. Сидя дома во время пандемии, англичане начали больше смотреть кино с субтитрами и дубляжом из-за того, что много всего видели в целом, а такие проекты доступны на Netflix. Раньше зрители размышляли, пойти ли им на английский фильм или на испанский с субтитрами, и 95 процентов выбирали английский. Сейчас, когда Netflix уже оплачен, а люди смотрят что-то каждый день и уже все на английском языке успели посмотреть, они начинают выбирать проекты на других языках. Поэтому я считаю, что пандемия, Netflix и другие стриминги очень много сделали для популяризации world cinema, они открыли глаза и расширили горизонты англоязычной публике. Это позволяет мне предположить, что в кинотеатрах у world cinema также будет рост популярности. И к нам придет больше зрителей, чем раньше.

Какие мероприятия пройдут в рамках деловой программы?

Раньше у нас были и питчинги, и Industry Forum, но в этом году он не состоится, поскольку мы, опять же, не можем привезти спикеров из России. Мы проведем только форум Casting Bridge, где актеры и актрисы приезжают на выступления кастинг-директоров, агентов и фотографов. Спикеры будут европейскими и английскими, поэтому тут проблем не возникнет. Мероприятие проходит в течение двух дней и стало очень успешным.

Вы сказали, что из России приедет пятнадцать человек. Кто они?

Мы ждем Ренату Литвинову, Илья Стюарт будет выступать, Михаил и Лили Идовы представят фильм ДЖЕТЛАГ. Алиса Хазанова, Иева Андреевайте, Олег Асадуллин и журналист Денис Катаев входят в жюри конкурса зарубежного кино о России, поэтому приедут. Мы приглашаем всех, в том числе звали Алексея Чупова и Наташу Меркулову, Юру Борисова, но без зарубежных прививок они не могут приехать в Великобританию. А просидеть несколько дней в карантине им не позволяет рабочий график.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о секретном скрининге, который вы объявили в рамках Недели российского кино.

В Англии уже лет пять популярна концепция secret cinema. Участники клуба любителей secret cinema не знают заранее ни о месте просмотра, ни о предстоящем фильме. За день они получают адрес, приходят и смотрят какую-то картину. Это для любителей приключений, которых привлекает неожиданность, сюрприз, неизведанное, нечто интересное. Я давно хотел поэкспериментировать с таким форматом. В нашем случае мы показываем настолько новый фильм, что он не может быть в программе, а из-за секретности показ невозможно позиционировать как премьеру. То есть мы не лишаем фильм премьерного статуса и гарантируем, что никто из наших посетителей его не видел. Фильм выходит в прокат в следующем году, премьеры у него еще не было в Европе и в Великобритании. При этом он претендует на большие английские и международные фестивали. Секретный показ позволяет не заявлять его в программе официально.

Повлияла ли как-то еще пандемия на организацию фестиваля? Может быть, каким-то образом будет внедрен онлайн-формат?

Кроме проблемы с сокращением площадок, в Англии все стало дороже из-за инфляции. Какое-то урезание бюджета произошло со стороны инвесторов, так как многие из них по-прежнему не хотят спонсировать публичные мероприятия из-за репутационных рисков, чтобы не оказаться виноватыми, если все заболеют ковидом. Поэтому спонсировать и партнериться с мероприятиями в Англии стало гораздо тяжелее. Соорганизаторами остались Synergy Corporation, Kaspersky, Gazprom Marketing Trading и Blavatnik Family Foundation, имеющие свои представительства в Англии. Поэтому в этом году фестиваль получается более локальным, менее интернациональным, и мы относимся к нему как к возрождению офлайн-формата. В нынешних условиях мероприятие не может быть рекордным с точки зрения масштаба. Впрочем, как и все другие фестивали. Даже на Каннский приехало 25 процентов от обычного числа посетителей. То же самое будет и у нас.

В начале вы упомянули, что будет онлайн-элемент.

В прошлом году мы экспериментировали с онлайн-форматом. Проводили онлайн Q&A, организовали платформу, совмещавшую в себе Zoom, Twitter, Netflix – там можно было смотреть кино и обсуждать его со спикерами. Также у нас была VoD-платформа и Zoom для конференций. Самое главное – мы поняли, что онлайн не соответствует ожиданиям и видению нашего фестиваля. Люди приходят к нам ради полноты восприятия кино, а в онлайне есть только контент на компьютере или телевизоре, который не так привлекателен для наших зрителей. Наша публика хочет прийти и посмотреть картины в кинотеатре в безупречном качестве, встретиться с другими людьми, обсудить фильм, поспорить, познакомиться. Тогда фильм не является только контентом, а становится экспириенсом, событием и как будто откладывается в сознании человека гораздо лучше. Пойти с друзьями в кино и обсудить фильм, увидеть реакцию других людей, посмотреть картину на хорошем экране – совершенно другой опыт, нежели увидеть ее на Netflix. Вместе с тем мы поняли, что для нас работает только один элемент онлайна – показ короткометражного кино. По статистике, если все остальные фильмы на платформе смотрели меньше, чем обычно в кинотеатрах, то короткометражные работы – в разы больше. Оказалось, что для онлайна короткий метр подходит, и люди готовы смотреть этот контент в Интернете. Поэтому мы запускаем свою платформу с короткометражками, доступными всем желающим на территории Англии.

Как вы оцениваете проведение фестиваля онлайн в прошлом году?

Я доволен, что мы его сделали и собрали тысячи зрителей. Но я понял, что онлайн не обеспечивает необходимый фестивалю резонанс и событийность. Люди не хотят просто сидеть на диване и смотреть фильмы, а хотят выбраться из дома, сфотографироваться, поговорить, себя показать и других посмотреть. Это все равно что смотреть театральную постановку на экране. В театр люди ходят, поскольку это событие. Так же, как и фестиваль – событие, объединяющее единомышленников, а не контент. Мы ездим в Канны не только из-за того, что там показывают хорошее кино, но и из-за того, что там собираются интереснейшие люди, наши друзья, коллеги из киноиндустрии. Там можно узнать что-то новое, с кем-то познакомиться, там хорошая погода, хорошее качество кинопоказа. Как и многие мои коллеги, я тоже думал, что за онлайном будущее и все фестивали скоро будут проходить в Интернете. Первой весточкой о неудаче онлайн-формата стал совместный с YouTube прошлогодний проект Каннского кинофестиваля We Are One. Статистика просмотров приблизилась по масштабу к Каннам, но не стоит забывать, что показы на YouTube были бесплатными, и это самая большая платформа в мире, куда приходит 1,5 миллиарда человек в год. Также в рамках We Are One показывали контент других известных фестивалей со всего мира. И на бесплатные показы они смогли собрать столько же людей, сколько обычно приезжает в Канны и платит немалые деньги за аккредитацию. Это просто смешно. Я тогда впервые насторожился, как так получилось. Следом Венеция сразу же отказалась от онлайн-формата. Не знаю точных цифр, но, по ощущениям, с проведенным онлайн London Film Festival произошла та же история, что и с Russian Film Week в онлайн-формате. Онлайн работает для Netflix, Amazon, для контента, который доступен в любое время. Думаю, тут срабатывает человеческая психология. За возможность посмотреть премьеру фильма на хорошем экране, с красной дорожкой, вместе с друзьями или девушкой и получить ощущение события, переживание и экспериенс, зритель готов тратить свое время и деньги, купить билеты и прийти в 7 вечера. А если этот же фильм предлагается посмотреть дома, бесплатно и тоже в определенное время, тут же возникают сравнения с Netflix. Но кино на Netflix доступно в любом формате, в любое время и на любом языке. Поэтому если нет фестивального элемента, почему я должен идти на какой-то фестиваль онлайн? Я лучше дождусь, когда фильм выйдет на Netflix, Start или IVI и посмотрю его там, когда мне удобно. Остается только очень малое количество людей, киноманов, которые жить не могут без новых фильмов и хотят смотреть их до выхода на IVI.

Вы активно изучаете аудиторию с точки зрения маркетинга мероприятия. На ваш взгляд, повлияла ли как-то пандемия на привычки зрителей?

Пока не могу сказать. Наверное, об этом можно будет говорить уже после фестиваля. С самого начала пандемии было много разговоров о том, что вирус изменит мир, никто больше не будет ходить в кинотеатры и так далее. Я считал такие прогнозы преждевременными. На мой взгляд, пандемия пройдет, и людей вернется в два раза больше, что мы сейчас и наблюдаем в Англии. Здесь все работающие кинотеатры забиты. Фильм открытия Russian Film Week КАПИТАН ВОЛКОНОГОВ БЕЖАЛ продается в два раза лучше, чем раньше. А ведь мы еще даже не запустили маркетинговую поддержку, только сделали пару рассылок и пару постов в соцсетях – и понеслось. Сначала волна пошла в одну сторону, и все сели дома, стали смотреть контент онлайн, сейчас всех выпустили – и все смотрят офлайн. И потом это вернется ровно к тому, что было раньше. Кинотеатры не впервые закрываются. Они переставали работать из-за общемировых войн, локальных конфликтов, катастроф, но потом открывались и зрители возвращались. На фоне пандемии возник глобальный тренд с выпуском даже голливудских фильмов одновременно онлайн и в кинотеатрах. В ответ начинают действовать другие инструменты. Например, теперь в Англии каждый кинотеатр делает акцент на событийность и экспириенс прихода в кино и просмотра картин на большом экране. Зрителей завлекают комфортом и качеством: удобными креслами, барами-ресторанами, кафе внутри, игровыми автоматами, VR. Соответственно, и стоимость билетов в кино сейчас выросла. Средний кинопоказ в Лондоне стоит 20 фунтов. Лет пять назад билет в среднем стоил около 12 фунтов, а лет десять назад – 7. Но тогда залы были грязными, с ужасными сиденьями, при этом экраны были хорошими. Сейчас лондонские кинотеатры очень красивые. И все забиты людьми. До пандемии я всегда приходил в кино, тут же покупал билет и смотрел фильм, никогда не было необходимости заказывать что-то заранее. Сейчас и за неделю я не могу найти билеты на блокбастеры. Такое впечатление, что все целыми днями ходят в кино, театры, оперы и никто не работает. 

Все чаще на фестивалях показывают сериалы. Насколько для вас привлекательны показы такого контента?

Я еще не понимаю, как сделать событие из показа сериала. Показывать только пилот скучно. Зритель остается с чувством неудовлетворенности, незаконченности истории и потом еще год ждет продолжения. Просмотр первой серии рождает дополнительные сложности с последующим доступом на платформу. Некоторые показывают три серии в день на протяжении трех дней. Но не всякая аудитория выдержит такой режим просмотра, да еще и в кинотеатре. В первый день придет двести человек, во второй – сто, на третий – двадцать. Неделя российского кино успешна, потому что создает для публики развлекательную атмосферу. Каждый из наших зрителей после просмотра понимает, что потратил какие-то небольшие деньги, получил удовольствие, послушал, что говорят о фильме, познакомился с людьми, сделал фотографии, обсудил картину, пришел домой довольный. С сериалами я пока не могу ответить на вопрос, как сделать так, чтобы зритель оставался удовлетворенным. Сериалы изначально были телевизионным форматом, рассчитанным не на совместный просмотр на большом экране, а на личный либо с семьей и продолжающийся в течение какого-то времени. В кино же зритель приходит, смотрит за два часа картину и получает законченную историю. Я же не могу показать все десять серий за один раз. Так можно было бы демонстрировать сериалы, где в одной серии рассказывается одна история, вроде «Черного зеркала». Но сколько таких российских сериалов выходит?

В последние годы российские продакшн-компании все чаще выходят на международный уровень и снимают проекты на английском языке. Возможно ли и нужно ли содействие в развитии подобных сотрудничеств с английскими партнерами на площадке Russian Film Week?

В рамках Недели российского кино мы, конечно, хотим возобновить индустриальную программу, чтобы знакомить британскую индустрию с российской и сводить продюсеров вместе, как мы делали много лет. Но для этого нужно, чтобы мир был более открытым и признавал прививки друг друга. Я как человек, который пытается через свое мероприятие продвигать российский контент, русских актеров, режиссеров, продюсеров за рубеж, хотел бы, чтобы российские кинематографисты снимали международные проекты. Чем больше таких партнерств, тем лучше, это моя изначальная задача.

Как в целом вы оцениваете развитие фестиваля за пять лет? Какие цели ставите перед собой в дальнейшем?

Еще в 2019 году мы стали самым большим российским кинокультурным мероприятием за пределами России по количеству показов, посетителей и представителей киноиндустрии. Мы проводим вручение престижной независимой открытой премии. Мы долго к этому шли, много работали. Потом случилась пандемия, и в одночасье мы проснулись в другой реальности, лишившись всего достигнутого. Фестиваль перешел в онлайн-формат, который еле-еле работает. Сейчас мы находимся на стадии восстановления. Я надеюсь, пандемия закончится в следующем году, и мы сможем наконец-то полностью прийти в форму и занять свое прежнее место самого большого русского смотра за рубежом. Мы хотим дальше развивать российский перекрестный фестиваль «Золотой единорог», представляющий зарубежные фильмы о России. Далее мы хотим организовать Russian Film Week еще и во Франции – но на юге, так как на севере уже действует Фестиваль российского кино в Онфлере. Планов много, но их осуществление зависит от завершения пандемии. В киноиндустрии и event-индустрии мы всегда считали, что все зависит от нас. Чтобы достичь успеха, нужно больше работать и много стараться. А потом оказалось, что может появиться вирус и начать полностью руководить твоей деятельностью. Команда у нас хорошая и трудолюбивая, люди верят в нашу идею, в распространение русского контента за рубежом и популяризацию российского кино, поэтому, когда вирус отступит, мы продолжим нашу миссию.

А российский «Золотой единорог» состоится?

Надеюсь, в следующем году. Договоренность на конец августа и начало сентября у нас есть. В этом году нам не удалось провести фестиваль из-за ограничений по заполняемости залов в 50 процентов. В некоторых регионах, где проходит «Единорог», вообще были запреты на массовые мероприятия. Будем надеяться, что все наладится. Думаю, в следующем году в России-то точно все будет хорошо.

Самое читаемое

Первый кинотеатр в Москве объявил о введении QR-кодов
Подробнее
Институт кино при ВШЭ начнет набор студентов в марте 2022 года
Подробнее
ИРИ проведет открытый питчинг и профинансирует долгосрочные проекты
Подробнее
Комитет Госдумы поддержит запрет показа в Интернете сцен с сексуальными девиациями
Подробнее
В команде IVI произошли структурные изменения
Подробнее
Предварительная касса четверга: лидером четверга стал фильм «Обитель зла: Раккун-Сити»
Подробнее
Контент Netflix проверят на наличие ЛГБТ-пропаганды
Подробнее
Главой Института развития Интернета назначен Алексей Гореславский
Подробнее
Кинотеатры Санкт-Петербурга попросили губернатора об отмене QR-кодов
Подробнее
Видеосервис more.tv представил новинки декабря 2021 года
Подробнее
Предварительная касса уикенда: «Вечные» вторую неделю подряд удерживают лидерство
Подробнее
Президент Медиакоммуникационного союза может вновь занять пост в «Газпром-медиа»
Подробнее
Российские компании подводят итоги MIP Cancun 2021
Подробнее
Disney планирует потратить на контент $33 млрд в 2022 году
Подробнее
«Пушкинские карты» могут распространить на киносеансы российских фильмов
Подробнее
Касса четверга: фильм «Обитель зла: Раккун-Сити» занял первое место
Подробнее
Прогноз кассовых сборов России на уикенде 25−28 ноября
Подробнее
Киноаудитория уикенда: 83% зрителей «Французского вестника» являются поклонниками Уэса Андерсона
Подробнее
В Москве прошла премьера «Охотников за привидениями: Наследники»
Подробнее
Трейлеры новинок уикенда: лидерство делят «Энканто» и «Обитель зла»
Подробнее