top banner

Галарина Долговых: «Мы хотим вернуть «Художественный» на карту не только города, но и всего мира»

Автор: Никита Никитин

18 октября 2021

Директор событийной программы кинотеатра о том, как для любимой многими в Москве площадки прошли первые шесть месяцев после исторического перезапуска

В апреле этого года в Москве состоялось открытие легендарного кинотеатра «Художественный», который пребывал на реконструкции без малого семь лет. Возобновление работы исторически важной для столицы площадки активно обсуждалось как внутри индустрии, так и простыми зрителями. За прошедшее время киноцентр на Арбатской площади сгенерировал много различных инфоповодов – от цен на билеты до вопросов к своему репертуару. 9 октября исполнилось ровно полгода, как обновленный «Художественный» принимает зрителей. 

Поздравляем вас с первыми шести месяцами работы! Как вы их оцениваете?

Ожидания у зрителей от нашего кинотеатра были очень высокие, было важно их оправдать. На протяжении всех первых месяцев на нашу команду ложилась серьезная нагрузка. Также было важно, чтобы «Художественный» постоянно оставался в информационном поле. Поэтому мы все время что-то придумывали, привлекали аудиторию, формировали инфоповоды. Мы постоянно предлагали зрителям специальные события – премьеры, ретроспективные показы, фестивали вроде «Новой женственности», показы с участием медийных лиц. Индустриальная особенность нашей площадки – мы практически однозальник. В нашем главном историческом зале 474 кресла, это позволяет проводить полноценные премьеры. Но в обычные дни для заполнения зала с 9 утра и до поздней ночи требуется немало усилий. Кроме главного у нас есть один камерный и два малых, то есть еще три сравнительно небольших зала. Вместе они дают 115 дополнительных мест.

Насколько показатели вашей выручки за первые месяцы работы превзошли ожидания или, наоборот, соответствовали прогнозам?

Мы открылись в пандемию, на этом фоне мы очень довольны нашими показателями. Повторюсь, формат нашей площадки сильно отличается от сетевых кинотеатров, как в плане KPI, так и уровнем сервиса. У нас нет попкорна, фильмы идут на языке оригинала с субтитрами, сама концепция здания и всего пространства сильно отличает нас от остальных. Все-таки «Художественный», открытый в 1909 году, строился по подобию театра. Зрители планируют сюда свой визит, чтобы провести время максимально разнообразно, а не просто сходить на сеанс. Но в первую очередь мы заявляем себя как фестивальный центр и как ведущее место для проведения гала-премьер. Для подтверждения фестивальных амбиций мы уже совсем скоро запустим свои собственные ретроспективные проекты при поддержке международных институций, а уже сейчас сотрудничаем со множеством фестивалей.

Расскажите, пожалуйста, про самые успешные кейсы первых месяцев – в частности, про ОТЦА и АННЕТТ.

Выбрать фильм ОТЕЦ для открытия было верным решением. Камерная драма задала тон и направление всей нашей дальнейшей работе. В апреле, казалось, собирал исключительно он. Выбрав его фильмом открытия после семи лет реставрации, мы сильно повлияли на его прокатную судьбу. ОТЕЦ два месяца стабильно работал на множестве площадок, особенно после двух побед на «Оскаре», а у нас последний показ картины прошел и вовсе 12 сентября. Летом мы переключились на более универсальные релизы, которыми жил весь рынок, а именно – ГНЕВ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ, КРУЭЛЛА и ЧЕРНАЯ ВДОВА. В августе делала кассу АННЕТТ. Две недели на фильме Леоса Каракса были аншлаги. В итоге «Художественный» принес проекту 29 процентов от общей кассы. Хотя АННЕТТ шла у нас с субтитрами, как и другие релизы, так как мы придерживаемся европейских стандартов просмотра. Эту линию начал Александр Леонидович Мамут еще в «Пионере». Исключение составляют утренние сеансы. На них приходит преимущественно пожилая публика или, наоборот, дети с родителями, которым тяжело смотреть фильмы с субтитрами. В сентябре у нас прошла настоящая феерия крутейших релизов, в неделю у нас бывало по три-четыре премьеры. В октябре череда потенциально сильных фильмов продолжится. Хочется верить, что с этого момента вся индустрия заживет по-новому.

Как бы вы охарактеризовали вашу репертуарную политику в целом? По-вашему, в чем причина выбора публикой вашего кинотеатра?

Если бы мы функционировали просто как сетевой кинотеатр, мы бы провалились. Нам важно выбирать такие картины, с которыми будет возникать определенная синергия. У нас есть множество маркетинговых инструментов, за счет которых создается ассоциативная связь между площадкой и фильмом, в том числе наш электронный фасад. Для выбранных релизов мы выстраиваем коммуникационную компанию, рассказываем о них, делаем премьерные показы, чтобы формировать им правильный «сарафан». Мы убеждены, что премьера в нашем кинотеатре напрямую влияет на дальнейшие сборы фильма у нас – в этом смысле и мы, и прокатчики от этого выигрываем. В одном нашем кинотеатре мы обеспечили 11 процентов от общего бокс-офиса по стране ОТЦУ, 29 процентов сборов АННЕТТ, 8,5 процента ПЕТРОВЫМ В ГРИППЕ. Для более артовых релизов это работает еще сильнее. Например, доля «Художественного» в кассе МАРТИНА ИДЕНА составила 40 процентов. ЗЕМЛЕ КОЧЕВНИКОВ, которая вышла по всей стране за месяц до нашего открытия, мы дали 6 процентов кассы, сделав на ней акцент в репертуаре. В этом смысле наша институциональная поддержка играет немаловажную роль как в успехе отдельных релизов, так и в общем развитии киноотрасли. В то же время как кинокультурной институции нам важно выполнять кураторскую функцию, предлагать современному зрителю лучшие фильмы и формировать сообщество людей, влюбленных в кино. Нам также важны ретроспективные показы. На показ ЗЕМЛЯНИЧНОЙ ПОЛЯНЫ Ингмара Бергмана было два солдаута. Мы отметили дни рождения Ларса фон Триера, Александра Сокурова и Алексея Учителя показами их фильмов – и это были очень востребованные мероприятия. Выходившей летом в повторный прокат ЛЕГЕНДЕ О ПИАНИСТЕ мы принесли 18 процентов от всех сборов по стране. У нас прекрасно шли и другие «нетленки» – НА ПОСЛЕДНЕМ ДЫХАНИИ (19,8 процента сборов), ПОЛНОЧЬ В ПАРИЖЕ (36 процентов), ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ (10 процентов). Документальное кино мы также показываем, но при этом очень внимательно выбираем подходящие релизы. Проекту МАРЖЕЛА: СВОИМИ СЛОВАМИ мы принесли 38 процентов всей кассы. Буквально на этой неделе с рекордами предпродаж для документальных отечественных релизов прошла премьера картины Петра Шепотинника НАС ДРУГИХ НЕ БУДЕТ. При этом любопытно, что многие фильмы, которые собирают по стране огромные деньги, у нас не заходят, хотя мы никак не дискриминируем блокбастеры. Примеры – ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ ЖЕНЫ КИЛЛЕРА и ВЕНОМ 2. Последний у нас на первом уикенде собрал меньше, чем ДЮНА на второй и третьей неделях проката.

Есть ли какой-то социально-гендерный портрет вашей аудитории? Кто конкретно ходит в «Художественный»?

Наблюдая за зрителями в кинотеатре и просматривая фото по геолокации, я вижу, что к нам ходят очень разные люди – от жителей Арбата до звезд отечественного кинематографа, от зумеров до лидеров мнений. Есть пожилые жители района Арбат, которые всегда приходят на утренние льготные сеансы. Они любят смотреть только российские фильмы. Открывшись в апреле, мы показывали для них фильм МАША Анастасии Пальчиковой. Часто на дневных сеансах в будни к нам приходят звезды нашего кино, просто чтобы посмотреть фильмы. Кто-то из них, конечно, ходит в отдельный камерный зал, который выделяется уровнем комфорта и возможностью приватного просмотра. В этом смысле наш зритель довольно сильно диверсифицирован. В «Художественном» можно встретить и современную молодежь, и семейную аудиторию. Ядро, конечно, есть, это активная городская аудитория. Но мы целенаправленно стремимся к разнообразию, которое обеспечивается за счет грамотно составленного репертуара. У нас есть и качественный мейнстрим, и более взыскательные арт-мейнстримные проекты для подготовленной аудитории.

Могли бы вы рассказать подробно про ваш KPI?

Понятно, что всех интересует история с возвратом инвестиций, но для Александра Леонидовича Мамута как идеолога проекта, который сам искренне любит кино, главной идеей было вернуть городу один из старейших кинотеатров мира, сделав его местом, где ценится культура качественного кинопросмотра. Поверьте, у каждого москвича связана с «Художественным» своя личная история. Меня как человека, родившегося не в Москве, это очень удивляет, но это правда. У кого-то родители здесь познакомились, кто-то сам ходил сюда в молодости, кто-то водил в «Художественный» друзей-иностранцев. Крайне важно вернуть городу столь легендарное место.

Расскажите, пожалуйста, как конкретно проходила реконструкция. Правда ли, что внутренняя «начинка» здания кинотеатра полностью новая?

Что касается вопросов обращения с памятниками архитектуры, то есть общепринятая в 1964 году европейская хартия реставраторов, которая гласит, что нужно сохранять то, что реально сохранилось, а если что-то не сохранилось, ни в коем случае не надо пытаться подделывать под старину. Конкретно в «Художественном» полностью сохранился фасад, нам также помогло то, что остались чертежи архитектора Федора Шехтеля. Самым простым оказалось восстановить облик главного исторического зала, так как в нем сохранились как основная конфигурация, так и конкретные детали интерьера, вплоть до лепнины. Но при реконструкции нельзя было не учитывать, с одной стороны, изначальное время строительства, а с другой стороны, тот факт, что смотреть кино придет современный зритель мегаполиса. Поэтому стояла задача встроить систему Dolby Atmos в исторический интерьер. Для этого нашей команде пришлось ехать в лондонский офис Dolby и искать решение. Но в итоге мы теперь наслаждаемся системой Dolby Atmos в каждом зале, а также высококонтрастными лазерными проекторами Barco, которыхв мире всего установлена 21 штука, из них четыре – в «Художественном». При этом в большом зале есть пленочный проектор, и мы регулярно проводим показы с пленки вместе с «Москино».

По данным вашей пресс-службы, на само открытие площадки пришло даже больше людей, чем на кинопоказы. Правильно ли мы понимаем, что ваша задача в том, чтобы не просто предложить москвичам еще один кинотеатр премиального уровня, но и создать в городе важную точку культурного притяжения?

Именно так. В этом большая заслуга нашего управляющего директора Варвары Мельниковой, которая обладает колоссальным опытом в вопросе организации общественных пространств и развитии сообществ. И в нашем случае этот формат закладывался уже на уровне проекта реставрации здания, за это отвечали Strelka Architects и конструкторское бюро «Стрелка». Вечером наши мероприятия приобретают гала-формат, а в будние дни мы функционируем как общественное пространство, в которое можно прийти не только как в кино. У нас есть библиотека, где можно оформить читательский билет и тут же взять книгу. Есть кафе-пекарня, где можно выбрать кофе и выпечку. Есть ресторан, где можно поужинать после фильма. Вход в само здание совершенно свободный, можно прийти и поработать на любом свободном диванчике. У нас есть три бара, по одному бару на каждый этаж.

В числе ваших амбиций – стать главным премьерным кинотеатром страны. За счет чего вы собираетесь отвоевать этот титул? Достаточно ли, по-вашему, сейчас киноплощадок в центре Москвы?

Сама предыстория площадки накладывает на нас эту ответственность. Это первый экран Москвы, то есть первое здание в городе, построенное с целью кинопоказа. В 1926 году здесь прошла мировая, поворотная для всего искусства кино премьера БРОНЕНОСЦА «ПОТЕМКИН» Сергея Эйзенштейна. Именно в «Художественном» в 1931 году показывали первый звуковой советский фильм ПУТЕВКА В ЖИЗНЬ. С появлением цвета в кино – цветные фильмы. «Художественный» также был первым широкоэкранным кинотеатром в стране. В годы оттепели все международные фестивали проходили здесь. В этом смысле «Художественный» всегда был в авангарде. Еще во время пандемии, задолго до открытия, мы ездили в красногорский архив и посмотрели все имеющиеся пленки с названием «Художественный». Мы нашли около двадцати пленок о различных премьерах, юбилейных показах и фестивалях в «Художественном» на протяжении прошлого века. Современные кинематографисты, которые приходят на премьеры, от Ренаты Литвиновой до Алексея Попогребского, также любят вспоминать, что премьера того или иного их фильма проходила именно в «Художественном». Понятно, что это уже было относительно недавно, в нашем веке, но до семилетней паузы на реставрацию. В этом смысле нас вдохновляет любое прошлое. Это возлагает определенную миссию, которую мы выполняем с удовольствием. Наша задача – вернуть обновленный «Художественный» не только на карту города, но и всего мира, сделать один из старейших кинотеатров планеты важной точкой на карте культурного туризма и для жителей России, и для иностранцев. 

Что касается конкуренции с конкретными площадками, то здесь решающее значение, мне кажется, играют изначальные концепции самих зданий и их пространств. Это особенно касается нас, но справедливо, безусловно, и для остальных. Например, «Пионер» – довольно камерный кинотеатр с двумя небольшими залами. Изначально это советский кинотеатр районного значения, хоть и расположенный, по нынешним меркам, в центре Москвы. «Октябрь» – наоборот, мегаломанский советский проект 60-х годов, который можно было построить только в условиях плановой экономики, сегодня в нем одиннадцать залов. Каждое здание построено в конкретную историческую эпоху, и изначальный архитектурный план диктует концепцию самого кинотеатра и формирует соответствующую целевую аудиторию. Я не сказала бы, что мы являемся прямым конкурентом «Октября» или иной премьерной площадки. Наоборот, мы стараемся выстраивать со всеми добрососедские отношения. Совместно с тем же «Пионером» мы эксклюзивно выпускаем фильмы, как в случае с проектом ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ПРОДАЛ СВОЮ КОЖУ. Чем больше кинотеатров в городе – тем лучше для зрителя, тем больше у него выбор. В Москве живет более 15 миллионов человек, а «Художественный» может вместить 589 зрителей. И это без учета ковидных ограничений. О какой перенасыщенности кинотеатрами в центре можно говорить? Зрительского внимания хватит всем.

Было много критики в ваш адрес, что старейший кинотеатр страны не открылся БРОНЕНОСЦЕМ «ПОТЕМКИН».

Досадно, что критиковавшие нас не потрудились зайти на сайт и купить билеты сразу на несколько показов БРОНЕНОСЦА «ПОТЕМКИН», которые были проведены. Наше открытие было не одномоментным, оно длилось неделю. Фильм Эйзенштейна – визитная карточка кинотеатра «Художественный». Показать БРОНЕНОСЕЦ в момент открытия было нашей первой мыслью. Мы заранее связались с Наумом Клейманом, который посоветовал нам конкретную копию фильма из Берлинской синематеки с отреставрированной оригинальной музыкой Эдмунда Майзеля. Благодаря этому в череде мероприятий, приуроченных к открытию, у нас прошло сразу три показа. На первый билеты были распроданы моментально после анонса. Мы попросили у синематеки второй сеанс и продали его полностью за один день. Третий сеанс набрал солдаут к своему началу. Мы и в дальнейшем показывали фильмы Эйзенштейна – АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ, ИВАН ГРОЗНЫЙ. Так что творчество этого режиссера было и остается судьбоносным для нашего кинотеатра, и мы стараемся придерживаться данного исторического курса.

Согласны ли вы с тезисом, что после пандемии аудитория арт-кино переехала в онлайн и смотрит на большом экране только суперсобытийные проекты? Как можно вывести этот сегмент отрасли из кризиса?

Мне кажется, успех как раз нашего кинотеатра утверждает обратную тенденцию и опровергает тезис о кризисе арт-проката. Арт-кино, безусловно, нуждается в событийности для привлечения зрителей, но мы живем в эпоху нелинейного спроса, гибридного существования продуктов, событий. Безусловно, диджитал, с каждым днем все дальше вплетаясь в нашу жизнь, все делает нелинейным, в том числе и в киноиндустрии. Обратите внимание, что даже цифровые гиганты стремятся к гибридному существованию своих продуктов. Даже Netflix стремится к тому, чтобы его проекты показывались на Венецианском фестивале. Также Netflix недавно выкупил нью-йоркский кинотеатр Paris и тем самым дал ему новую жизнь. Онлайн-платформа Mubi строит «физический» кинотеатр в Мехико, чтобы показывать там свои фильмы. Многим российским онлайн-кинотеатрам важно, чтобы у их проектов проходили офлайн-премьеры, и мы всячески помогаем им в этом, сотрудничаем с львиной долей из них. Да, прокат все больше переходит на бутиковый, премиальный формат работы. От этого офлайн-форматы становятся все более ресурсозатратными, но и более ценными – не в финансовом плане, а в каком-то другом смысле. Например, имиджевом. Но я бы не говорила, что традиционный арт-прокат умирает под натиском онлайна. Мне кажется, стоит говорить о появлении новых гибридных моделей выпуска фильмов. Все бизнесы развиваются сейчас гибридно. Это может стать win-win-ситуацией для всех.

Самое читаемое

Первый кинотеатр в Москве объявил о введении QR-кодов
Подробнее
Институт кино при ВШЭ начнет набор студентов в марте 2022 года
Подробнее
ИРИ проведет открытый питчинг и профинансирует долгосрочные проекты
Подробнее
Комитет Госдумы поддержит запрет показа в Интернете сцен с сексуальными девиациями
Подробнее
В команде IVI произошли структурные изменения
Подробнее
Предварительная касса четверга: лидером четверга стал фильм «Обитель зла: Раккун-Сити»
Подробнее
Главой Института развития Интернета назначен Алексей Гореславский
Подробнее
Контент Netflix проверят на наличие ЛГБТ-пропаганды
Подробнее
Кинотеатры Санкт-Петербурга попросили губернатора об отмене QR-кодов
Подробнее
Видеосервис more.tv представил новинки декабря 2021 года
Подробнее
Президент Медиакоммуникационного союза может вновь занять пост в «Газпром-медиа»
Подробнее
Российские компании подводят итоги MIP Cancun 2021
Подробнее
Disney планирует потратить на контент $33 млрд в 2022 году
Подробнее
В Минкультуры прошло обсуждение развития веб-сериальной индустрии и короткого метра
Подробнее
«Пушкинские карты» могут распространить на киносеансы российских фильмов
Подробнее
Касса четверга: фильм «Обитель зла: Раккун-Сити» занял первое место
Подробнее
Прогноз кассовых сборов России на уикенде 25−28 ноября
Подробнее
Киноаудитория уикенда: 83% зрителей «Французского вестника» являются поклонниками Уэса Андерсона
Подробнее
В Москве прошла премьера «Охотников за привидениями: Наследники»
Подробнее
Трейлеры новинок уикенда: лидерство делят «Энканто» и «Обитель зла»
Подробнее