top banner

Михаил Китаев: «История майора Грома – это классическая история русской драмы. Нужно было достигнуть дна, чтобы стать важным культурным явлением»

Автор: Юлия Шампорова

22 апреля 2024

Один из основателей кинокомпании Bubble Studios обсуждает процесс становления российских супергероев на примере «Майора Грома» и его будущий сиквел

Продюсер, один из основателей кинокомпании Bubble Studios Михаил Китаев в большом интервью с главным редактором БК Юлией Шампоровой обсуждает процесс становления российских супергероев и супергероинь в отечественном кино на примере франшизы о майоре Громе. Провалившись в прокате в 2021 году, первая картина, МАЙОР ГРОМ: ЧУМНОЙ ДОКТОР, стала суперуспешной на стримингах в России и за рубежом, а на встречу с актерами фильма выстроилась 15-тысячная толпа фанатов, после чего Центральный Детский Магазин в Москве, где проходила автограф-сессия, пришлось закрыть на несколько дней. Став самым дорогим российским лицензионным приобретением Netflix, фильм вошел в топ-10 по просмотрам в 89 странах, оказался самым востребованным проектом стриминга в категории Movies за июль 2021 года и попал в топ-20 Netflix за год по просмотрам в мире. Приквел картины, ГРОМ: ТРУДНОЕ ДЕТСТВО, вышел в качестве стримингового спешла исключительно на «Кинопоиске». А вторая часть франшизы МАЙОР ГРОМ: ИГРА стартует в кинотеатральном прокате 23 мая при поддержке ЦПШ. При этом дистрибьютор позиционирует ее как одну из самых ожидаемых своих новинок, несмотря на неудачу в прокате первой части. Фильмы франшизы основаны на российских комиксах, которые также производит Bubble. Совместно с «Кинопоиском» компания в скором времени запускает первый многосерийный проект по своим комиксам о российской супергероине Нике Чайкиной «Фурия», который станет самым дорогим сериалом стриминга и одним из наиболее дорогостоящих в России. Премьера назначена на 2026 год. О том, как провалиться в прокате, но при этом создать успешную на международном уровне российскую супергеройскую франшизу, Михаил Китаев рассказывает в нашем интервью.

Материал впервые был опубликован в печатном номере БК №3-4.

В апреле 2021 года вышел первый фильм, основанный на комиксах Bubble, МАЙОР ГРОМ: ЧУМНОЙ ДОКТОР, на съемки которого было потрачено 650 миллионов рублей, при этом в прокате он собрал около 318 миллионов. Прокат фильма полностью провалился. Оглядываясь назад, какие ошибки были совершены, почему проект, обладавший большим зрительским потенциалом, дистрибьютором которого выступила компания Disney, потерпел фиаско в кинотеатрах?

История МАЙОРА ГРОМА кажется мне классической историей русской драмы. Надо было опуститься на дно для того, чтобы оттолкнуться от него и стать широким хитом. Действительно, ожидания от проката были совершенно другими. По аналитике всех дистрибьюторов, с которыми мы общались, эстимейты были сильно выше. Кажется, мы все сделали по науке: у фильма был сильный прокатчик – мейджор с самой большой на тот момент долей на рынке. Но тогда выдался тяжелый пандемийный год: релизы то и дело меняли даты выхода, было совершенно непонятно, какую дату выбрать, а в кинотеатрах действовали ковидные ограничения на количество мест. Нам не повезло: когда уже запустилась рекламная кампания нашего фильма с датой выхода, постеры и остальные материалы были напечатаны и распространены по кинотеатрам, ГОДЗИЛЛА ПРОТИВ КОНГА вдруг сдвинулась на неделю ближе к нам, а через неделю заявили МОРТАЛ КОМБАТ. Из-за пандемии ГОДЗИЛЛА тогда была первым мейджорским фильмом за полгода, то есть до этого вообще не выходило зарубежных блокбастеров, люди их очень ждали, поэтому просто пошли и потратили деньги, чтобы посмотреть что-то голливудское. А после этого выходит МОРТАЛ КОМБАТ, который тоже наделал шума, долго было непонятно, выйдет ли он. И мы оказались зажаты в тиски. Очень тяжело было конкурировать с двумя большими голливудскими картинами. Несмотря на то, что у нас был довольно приличный бюджет на выпуск, тем не менее нам не повезло. В общем, зрители рублем проголосовали за голливудское в моменте. Также думаю, что ошибка была и в позиционировании. Везде в коммуникации мы сообщали, что это фильм по русским комиксам: классный, яркий, комиксовый, супергеройский блокбастер. Тем самым, с одной стороны, мы увлекли публику, которой это было интересно, но, с другой стороны, сильно заузили ее. И наше позиционирование фильма прошло мимо широкой аудитории. Не надо было продавать ГРОМА зрителю исключительно как супергеройский жанр ввиду разных причин. Во-первых, люди привыкли, что супергероика – это что-то американское, что-то очень дорогое, и вообще комиксы – что-то не очень российское. В тот момент бывший министр культуры Владимир Мединский высказался о том, что комиксы – низкий жанр, что тоже не помогало в целом. В этом плане в общественном сознании фильм выглядел очень субкультурно, как какое-то кино для нишевой аудитории.

Потом, ретроспективно обсуждая с главными прокатчиками возможные причины низких результатов, я слышал множество различных мнений: кто-то говорил, что слишком длинное название, кто-то – что использование в названии «Чумной доктор» в момент пандемии тоже неудачно. В чем они все были солидарны, так это в том, что кино сильно недобрало, и его коммерческий потенциал существенно выше тех результатов, которые мы получили. Промопартнером фильма стала ВГТРК, которая раскатывала свою рекламную кампанию и на самом деле отработала прекрасно, за что в очередной раз хочу поблагодарить. Но ввиду того, что наши ролики и наша коммуникация были рассчитаны на молодежь, скажем так, не на целевую аудиторию ВГТРК, то сложилось ощущение, что довольно широкая кампания прошла не столь эффективно, как могла бы. То есть мы построили знание о существовании тайтла, но при этом не убедили людей в том, что нужно его посмотреть. Вторая серьезная проблема связана с тем, что российское кино уже заходило в область супергеройского жанра с фильмом ЗАЩИТНИКИ: люди были разочарованы результатом и уверены, что в России просто не умеют снимать супергероику. И нам нужно было доказать зрителю, что умеют.

Параллельно мы готовились к цифровому релизу на «Кинопоиске» и продали права на Netflix. Так или иначе, это помогло нам сбалансировать экономику. Мы все равно были в сильном минусе, но не так провально, как это выглядело на поверхности: при расходах на производство в 650 миллионов рублей и крупном бюджете на маркетинг фильм собрал 318 миллионов. Все-таки, кроме проката, мы реализовывали телевизионные права, цифровые права в России и, что немаловажно, международные права. В тот момент это было актуально.

При этом проект попал и на Netflix: фильм вошел в топ-10 по просмотрам более чем в восьмидесяти странах мира. Сложно ли было договориться с Netflix о сотрудничестве? Чем вы объясняете мировую популярность проекта?

Мы заключили очень хорошую сделку с Netflix. Не могу раскрыть точную сумму, но на тот момент она была самой большой, которую стриминг заключил в России по покупке прав на кино. С тех пор мир изменился, и сделок больше не было, поэтому эта покупка до сих пор остается самым дорогим лицензионным приобретением Netflix в нашей стране. Более того, фильм позиционировался в мире как Netflix Original. За полтора-два месяца до ГРОМА с таким же позиционированием выходили СЕРЕБРЯНЫЕ КОНЬКИ. ГРОМ мультиплицировал результат КОНЬКОВ несколько раз, но, как ни странно, российская пресса вообще не писала об этом. Почему-то фокус внимания был вокруг СЕРЕБРЯНЫХ КОНЬКОВ, на том, что этот фильм стал большим международным успешным кейсом, хотя МАЙОР ГРОМ достиг потом намного бόльших результатов. Возможно, нас считали выскочками и андердогами, и решили не замечать.

Проект вошел в топ-10 на 89 территориях. МАЙОР ГРОМ стал самым просматриваемым фильмом в категории Movies за июль 2021-го и попал в топ-20 за год по просмотрам во всем мире. На мой взгляд, это большое и яркое достижение для российского кино.

И здесь мы опять возвращаемся к истории русской драмы...

Нам не очень повезло в прокате, но фильм наделал много шума. Фанаты действительно его сильно полюбили, вплоть до того, что часть критиков считает, что мы чуть ли не платили им деньги за это. Некоторые зрители по двадцать раз смотрели картину в прокате, на фанатском показе в «Иллюзионе», где мы представили режиссерскую версию, весь зал хором повторял реплики за героями. В течение месяца хэштег, связанный с ГРОМОМ, был топ-1 в соцсети Х* (* Ранее Twitter, социальная сеть заблокирована в РФ) в России, перебивая даже какие-то большие новости.

После цифрового релиза одновременно на «Кинопоиске» и Netflix фильм мгновенно стал суперхитом. Все то, чего нам не хватило в прокате, вдруг случилось в диджитале – и это было удивительно: проект мгновенно разрывает чарты, сразу залетает во все топы «Кинопоиска» и Netflix, становится каким-то действительно крупным культурным явлением, которое все обсуждают. Мы сделали большой шаг для того, чтобы этот жанр популяризировать в России и доказать, что мы можем делать его хорошо.

В середине мая мы провели автограф-сессию в Центральном Детском Магазине на Лубянке, куда пришли 15 тысяч человек – больше, чем мы ожидали. И в итоге ЦДМ закрыли из-за несоблюдения ковидных мер. В этот момент мы поняли, что действительно создали какое-то большое культурное явление, и вдохновились результатом. У нас не возникало мыслей, что мы никогда не вернемся в прокат, мы скорее думали о том, что нам было бы тяжело убедить инвестора в том, что это франшиза, в которую надо вкладывать деньги, потому что результаты проката говорили об обратном. Но наши партнеры с «Кинопоиска», как раз увидев этот результат, тут же нам позвонили и сказали: «Что вы сидите с кислыми рожами? Давайте что-то придумывать дальше!» И мы начали писать одновременно сценарии второго ГРОМА, МАЙОР ГРОМ: ИГРА, и ГРОМА: ТРУДНОЕ ДЕТСТВО, который был заявлен как спешл и должен был помочь разобраться в каких-то нюансах характера Грома, рассказать то, чего людям не хватило в первой части из-за ограничений в хронометраже, и, что важно, дать зрителям контент по вселенной Грома, пока готовится второй большой фильм, и формат спешла был идеален для этих задач. Он тоже стал популярным, хотя и довольно нишевым. Но я очень люблю этот фильм, и, мне кажется, он получился классным, ярким и помог нам расширить аудиторию.

Драматический путь судьбы фильма заключается в том, что надо выйти яркой вспышкой, сгореть, не достичь предполагаемых результатов, потом достигнуть дна, оттолкнуться от него и все-таки стать важным культурным явлением. То есть мы пошли по пути БОЙЦОВСКОГО КЛУБА или БЕГУЩЕГО ПО ЛЕЗВИЮ. При этом, самое важное, мы увидели отклик не только российской, но и международной аудитории. Когда мы узнали статистику Netflix, что наш проект на первом месте по просмотрам в мире, и это довольно долго держалось, мы начали получать кучу откликов от зрителей со всего света. Они писали о фильме в соцсетях, подписывались на артистов, и мы стали думать о том, что же является причиной такой популярности нашей картины в мире. Все, за что нас критиковали в России, на самом деле было невероятно хорошо, тепло принято во всем мире. Это довольно типично. Часть критики была вызвана излишней стилизацией картинки и показанного мира для взрослого населения в России. Мы провели исследование, чтобы ретроспективно изучить, какие были допущены ошибки в первом ГРОМЕ, и получили интересные результаты.

Восприятие фильма в России резко снижается с повышением возраста, проблема начинается после сорока лет. Взрослым людям тяжело воспринимать, что полицейские участки в картине не выглядят так, как они реально выглядят в России, как и многие другие подобные детали. Для них это стилистическая подножка, это выбивает их из истории. Плюс нас обвиняли в том, что мы подражаем Голливуду. При этом реакция молодежи ровно противоположная. Им очень нравится, как выглядят полицейские участки в картине, и они мечтали бы, чтобы так все и было в реальности. У них кривая восприятия, наоборот, сильно выше. Через фильм мы видим поколенческий разрыв. Очень любопытно за этим наблюдать.

Вне России никто знать не знает, как выглядят здесь полицейские участки, и зрители об это не спотыкаются. Они воспринимают фильм как яркую, понятную историю, которая сделана международным киноязыком и могла бы произойти где угодно. Герой-полицейский, самоотверженный, яркий, пусть и грустный, с каким-то набором своих внутренних проблем и демонов, сталкивается с суперярким злодеем, который «кошмарит» город и угрожает людям. При этом злодей тоже не классический, а все-таки парень, который выбрал не тот путь для реализации благих намерений. Он выбрал путь убийства, по его мнению, плохих людей для того, чтобы решить глобальные проблемы в городе, в частности, коррупцию. То есть его мотивы довольно светлые, но методы темные. Поэтому из-за вот этой своей неоднозначной злодейской позиции он получается довольно выпуклым, ярким, интересным и понятным всему миру.

И уровень проблем такой же понятный. Есть мажоры, сбивающие людей и уходящие потом от правосудия, есть богатеи, которые могут разрушать город ради своих бизнесов и так далее. Очень понятные паттерны, существующие во всех развивающихся странах. Любопытно анализировать статистику Netflix о том, где фильм был особенно популярен. И можно посмотреть, что как раз в развивающихся странах, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке, МАЙОР ГРОМ дольше всего держался в топах. Потому что они, наверное, наиболее близки к нам и живут по схожим паттернам, особенно Бразилия. Несмотря на различия в климате, срез экономики и общества очень похож, между богатыми и бедными существует очень большой разрыв, имеются выпуклые, обсуждаемые в обществе проблемы, такие как коррупция. И на Ближнем Востоке очень интересно: по какой-то причине весь регион MENA продемонстрировал высокое смотрение. По-моему, фильм более трех недель висел в топе в Марокко.

Сам главный герой тоже довольно неоднозначный. Хоть и полицейский, но не то чтобы дядя Степа. Он использует насилие и сомнительные методы для достижения своих целей, и для него правосудие важнее законности. У фильма даже был слоган «Закон или правосудие». И вот эти два неоднозначных героя встречаются в одном городе. При этом все это снято хорошо, довольно универсальным, жанровым, международным киноязыком и поэтому понятно зрителям в любой стране.

Предлагал ли Netflix участие во франшизе?

Да, после международного релиза поступало много предложений. Кто-то просил выкупить права на адаптацию, кто-то предлагал сопродюсирование. Но дальше в нашей стране случилось то, что случилось, и мы не успели заключить никакие сделки.

А кто еще предлагал сотрудничество, если не секрет?

Одна стриминговая платформа и несколько крупных американских компаний. Одна из них на тот момент активно хантила таланты в России, и мы тоже быстро попали на их радары. Были очень крупные продюсеры, имевшие отношение к трилогии Нолана про Бэтмена, которым показалось, что можно что-то интересное сделать из ГРОМА.

На американской почве или их интересовал оригинальный контент из России?

В тот момент произошел бум локального контента. Начали «выстреливать» корейские проекты, такие как «Игра в кальмара». Во многом благодаря успеху ГРОМА Netflix увидел, что российский контент может быть супервостребован в мире. И после заключения ряда лицензионных сделок платформа начала предпринимать какие-то шаги по созданию своих российских ориджиналсов. Netflix не открывал офис, но создал совместное предприятие с НМГ. Как раз в этот момент мы как продакшн-компания вместе с друзьями из «Водорода» делали один из проектов для Netflix под рабочим названием «Петля» с Сашей Петровым. Одновременно с нами снималась и «Анна К» продюсеров Валерия Федоровича и Евгения Никишова. Это все остановилось, легло на полку и ждет своего часа.

Тогда был большой интерес к России от разных игроков, уровень кино и сериального контента ощутимо вырос, и он стал востребован в мире. Тогда активно изучали рынок и Netflix, и Apple, и HBO, и другие. Крупная американская компания, с которой мы вели переговоры, хотела сделать еще более международного ГРОМА. Несмотря на успех, они все время думали, нужно ли его снимать на английском, или предлагали расширить географию, чтобы герой ездил по Нью-Йорку, а не только базировался в Петербурге. А нам казалось, что часть нашей российской идентичности и была залогом международного успеха. Мы считали, что рассказывать всему миру русскую историю в русском сеттинге международным киноязыком – это и есть залог успеха. Зачем видеть снятый по-американски в Америке русский фильм на английском языке? Нам было очень важно сохранить идентичность, остаться российской компанией, остаться в России, снимать в России с российскими талантами, но говорить на весь мир.

Люди увидели какую-то новую Россию, многие за рубежом даже не знали про существование Санкт-Петербурга. Вдруг им показали на экране какой-то интересный город, который был снят в высокой визуальной эстетике одним из лучших операторов страны Максимом Жуковым. Пошла волна запросов через турагентства, и это даже дошло как-то до правительства города, к нам обращались из комитета по культуре Петербурга с предложением сделать международный ролик с ГРОМОМ. Таким образом, косвенно мы даже поучаствовали в популяризации туристического направления.

Приквел ГРОМ: ТРУДНОЕ ДЕТСТВО не выходил в прокат вообще, а сразу появился на «Кинопоиске». Это довольно необычная стратегия выпуска, которая в последние пару лет становится все более популярной. Какие финансовые преимущества у такого решения? Какова финансовая модель, в которой создатели фильма зарабатывают, отдавая его напрямую на стриминг, минуя прокат?

Он сразу планировался как стриминговый спешл. Мы вообще никогда не рассматривали его как кино для проката. У него даже название, как у специальной серии популярного сериала, рассказывающей о прошлом героя. Был момент, когда часть друзей-прокатчиков попросила посмотреть готовый фильм и долго убеждала нас в том, что надо попробовать выпустить его на большие экраны. Тогда прокат был довольно депрессивный, и они говорили, что будет хорошо, если выйдет ТРУДНОЕ ДЕТСТВО. Но мы не купились на потенциальные деньги, потому как предполагали, что это может навредить самой франшизе. Все-таки это был спешл. Мы боялись, что люди будут считать фильм ГРОМОМ 2, это вызовет ненужные ощущения, что франшиза пошла на убыль, и продюсеры просто начали делать поделки. Если говорить про экономику, то она все-таки есть: были телевизионные продажи и есть амортизация прав внутри самого «Кинопоиска». То есть это довольно популярный фильм, который собрал большое количество просмотров.

Какой был бюджет у картины?

Не можем публично его заявлять, но не очень большой, кратно меньше бюджета ЧУМНОГО ДОКТОРА, сравнимый со стоимостью небольшого сериала.

В декабре прошлого года на Дне ЦПШ Вадим Верещагин представил ваш новый проект МАЙОР ГРОМ: ИГРА в качестве одного из самых перспективных фильмов 2024-го. Почему вы все-таки решили выпустить новую часть франшизы в прокат, а не сразу в онлайн, как это было с приквелом? И какие ошибки будут учтены по сравнению с прокатом первой части?

Вторая часть – это все-таки полноценное продолжение большого фильма. Бюджет производства увеличился кратно, и его надо монетизировать. Это крупный кинотеатральный релиз по своей сути, кино, созданное для большого экрана Bubble и «Плюс Студией», которое мы совместно с ЦПШ выпускаем 23 мая. Фильм получился гораздо более взрослым. Над ним работала та же команда, что снимала ТРУДНОЕ ДЕТСТВО и ЧУМНОГО ДОКТОРА, но уже повзрослевшая. В ИГРЕ больше событий, больше экшна, круче эффекты, ярче энтертейнмент. Для Bubble это гигантский качественный скачок вперед. При этом мы старались снимать фильм таким образом, чтобы те, кто не смотрел первую часть ГРОМА, могли посмотреть вторую без затруднений в понимании контекста. И в этот раз мы все-таки стараемся в коммуникации не делать упор на то, что это фильм по комиксам, а рассказывать о нем как о картине в жанре российского приключенческого экшна, российского блокбастера, чем он и является. И мы очень надеемся, что вместе с коллегами из «Плюс Студии» и ЦПШ у нас в этот раз все получится.

Если говорить об истории проекта, то издательство Bubble Comics было основано в 2011 году Артемом Габреляновым, закончившим мою альма-матер – журфак МГУ. Он – сын российского медиаменеджера Арама Габрелянова, что помогло ему открыть издательство в качестве подразделения News Media. Недолгое время выходил журнал Bubble, а затем Габрелянов-младший сконцентрировался на создании оригинальных комиксов, основанных на архетипических сюжетах. Уже в 2012 году возникает идея создания киностудии по примеру Marvel Comics и Marvel Studios. Это за десять лет до того, как крупнейшие издательства в России заговорили о том, что нужно выходить на кинорынок и предлагать продакшнам финансировать экранизации. В трейлере нового ГРОМА герой Тихона Жизневского в финале довольно самоиронично говорит о том, что он российские комиксы не очень-то любит. При этом, начиная с 2021 года, франшиза о майоре Громе – это самая успешная реклама российских комиксов. Насколько после выхода фильмов стали больше продаваться именно комиксы (обычно экранизации увеличивают продажи книг в разы) и как сегодня эти два бизнеса влияют друг на друга?

Ирония и самоирония, конечно, присутствуют. Действительно, разные были мнения относительно Грома. Консервативному зрителю (а нам кажется, персонаж Игоря Грома в целом олицетворяет консервативную часть населения) российский комикс как-то не очень. Мы над этим подсмеиваемся, но хотим, чтобы это поменялось в том смысле, что не может быть комикс как вид контента просто признан низким жанром. Даже если взять его американскую историю, гигантскую, с большой культурой, то там представлены очень разные комиксы. Есть комиксы о Хранителях, а есть о Человеке-пауке, и это совершенно разные истории для разных аудиторий. Некоторые получали Пулитцеровские премии, как, например, «Маус» – сложная и серьезная книга о холокосте. Почему нам нравятся комиксы? Они позволяют говорить о сложном простым языком. Даже в первом ГРОМЕ в упаковке простого развлекательного фильма заложен разговор о морали, о том, где та грань, которую ты можешь перейти для достижения своих целей. В комиксе «Маус» нашли необычный подход и всех персонажей-евреев сделали с головами мышей, а немцев – с головами кошек. Это рассказ о мыши, проходящей нацистский концлагерь и переживающей все зверства, которые там были. Комикс ведет тяжелый разговор о холокосте, о геноциде, но в более легкой форме, доступной даже для детей. Поэтому нельзя на «Маус» ставить штамп, что это нечто низкое и ненужное. Это признанный в мире великий графический роман.

Действительно, мы строим Bubble как экосистему. Экосистема – это общность взаимосвязанных сервисов или бизнесов. Они настолько взаимосвязаны, что если делаешь что-то в одном месте, то видишь эффект в другом. Через экосистему можно добиваться мультиплицирования результатов. Bubble построен по такому принципу: есть издательство комиксов, есть кинокомпания, есть еще один стартап, о котором мы объявим в мае. И поэтому мы оцениваем годовой P&L (бюджет) комплексно.

Например, первый ГРОМ как тайтл оказался убыточным, при этом мы увидели хороший результат от продажи комиксов, мерча, лицензионной продукции. У нас стал расти лицензионный бизнес, которого до этого не было. Издательство тоже взрослеет. Это не просто независимое издательство – сборище гиков, которые делают прикольные комиксы для гиков. Оно растет как бизнес. Мы постепенно усложняем его корпоративно, и в нем появляется несколько направлений деятельности. Одно из них связано с созданием комиксов. Дальше начинается ветвь продаж: оптовые продажи, маркетплейсы, цифровые продажи и так далее. И вот в каждом из них очень много деятельности. Плюс лицензионная часть, спецпроекты и коммерческие проекты, которые мы делаем для других брендов. Крупные бренды – «Лига ставок», «МегаФон» – заказывают собственные комиксы, и мы их создаем для них.

Все это начинает расти на эффекте выхода фильма и маркетинговой кампании вокруг него. Возникает интерес не только к кинофраншизе о майоре Громе, но и к комиксам, а через них – к издательству. И разные ветви начинают друг друга уравновешивать. Поэтому, недополучив прибыль в одной области, ты можешь компенсировать результаты в других. В кейсе с МАЙОРОМ ГРОМОМ мы остались в минусе, но при этом довольно серьезно масштабировали издательский бизнес.

Издательство «Эксмо» в прошлом году пришло на рынок киноиндустрии и заявило о том, что готово вкладываться в экранизации, потому что после выхода фильмов продажи книг, по которым они сняты, растут. То же самое, видимо, происходит с комиксами?

Все так. Например, в сети магазинов «Читай-город», являющейся частью «Эксмо», в двадцать раз выросли продажи комиксов о майоре Громе. В 2023-м Олег Новиков, владелец группы «Эксмо-АСТ», на встрече по итогам года говорил, что они тоже активно покупают разные комиксовые издательства и делают лицензионные комиксы. По его словам, доля комиксов составляет 6,5 процента от всех продаж в «Эксмо». Это довольно существенно. Если смотреть в глубь категории, уже можно увидеть, как комиксы разделяются на жанры, сколько процентов от продаж занимают аниме и манга. Спойлер: бόльшую часть. Но мы с гордостью заявляем, что издательство Bubble – это главный драйвер в категории и львиная доля контента, а также большая доля продаж в сегменте оригинальных комиксов.

Когда выходит фильм, идет промокампания, потом он выходит на диджитал-платформах или на телевидении, мы видим ситуативные пики продаж в моменте. Дальше это выравнивается. Нельзя сказать, что мы выросли в двадцать раз, дошли до плато и остались там. Это не так. Мы получили вал заказов, с которыми, честно, не справились, потому что не ожидали такого интереса. Мы подготовили довольно большие тиражи к выходу ГРОМА, но спрос оказался кратно выше. Люди ночевали в нашем офисе, мы умоляли типографии допечатать комиксы, потому что всем они были срочно нужны в магазинах, а офис превратился в пункт выдачи заказов. Было забавно.

Продажи в целом растут, но выросли и издержки – печать, логистика, упаковка, проценты оптовиков, маркетинг. А цены мы оставили, по сути, на уровне двухлетней давности, немного совсем повысили, поэтому маржинальность снизилась. Вот сейчас выйдет МАЙОР ГРОМ: ИГРА, и мы уверены, что произойдет кратный всплеск покупок комиксов и мерча. Мы к этому, надеюсь, готовы.

Но всплеск спроса не выводит бизнес на новый уровень, это происходит только в тот момент, когда ты выпускаешь тайтл за тайтлом. Я надеюсь, мы до этого дойдем, в этом часть стратегии развития компании: мы должны научиться выпускать фильмы или сериалы, какой-то большой аудиовизуальный контент раз в год, а лучше чаще, но при этом мы по-прежнему маниакально относимся к качеству выпускаемых фильмов, все до последней копейки вкладываем в качество, «вылизываем» каждую склейку, каждый пиксель в графике, тратимся на звук, музыку, оркестр, выходим из студии перезаписи за час до премьеры. В таком подходе мы ведем себя как «бутиковый продакшн», а не как большая конвейерная студия. В этом есть и плюсы, и минусы, это мешает быстро масштабироваться, но мне нравится то, что мы умеем фокусироваться на деталях в процессе работы над тайтлом. В будущем будем искать необходимый для развития баланс. Из важных точек роста, на которые мы делаем ставку, – это развитие лицензионного бизнеса, мерча, продаж, коллабораций с другими брендами, которые покупают лицензию и что-то делают с нами. На первом фильме не было ни одного партнера, а вот к выходу МАЙОРА ГРОМА: ИГРА планируется большое количество коллабораций.

Какого типа?

Вместе с «Плюс Студией» мы обсуждаем сотрудничество с большой компанией в ритейле, с крупным банком, фастфудом, с известным брендом одежды, который возвращается на рынок. Им всем нужны импульсы для масштабирования продаж, а так как американские IP теперь недоступны для лицензирования, они ищут возможности внутри России. Мы стали интересны, потому что у нас много разного контента. Внутри бизнеса Bubble мы рассчитываем, что лицензионная деятельность в какой-то момент будет приносить ощутимую долю доходов. Bubble – микроскопический относительно Marvel с точки зрения масштаба бизнеса, но операционная модель такая же. Мы хотим развиваться так же: увеличить количество комиксов, контента, лицензионной продукции, аудиовизуального контента, создавать парки аттракционов и так далее – это то, до чего мы мечтали бы когда-нибудь дорасти. В общем, строим большой, интересный, яркий, франшизный контентный бренд.

После выхода первого ГРОМА фильм упрекали в том, что он иронизирует над российской оппозицией, главный злодей там – человек, который борется с коррупцией, свойственной российскому обществу (в качестве прототипа называли Павла Дурова и представителей российской оппозиции), а положительный герой – полицейский. Расклад сил вполне в духе медиаконтента News Media. Сохраняется ли подобный тренд в новой картине? И насколько это уместно и этично, на ваш взгляд, с учетом того контекста, в котором мы все оказались сегодня?

Производство фильмов – это не производство контента, в отличие от телевидения, который можно создать за один день. То есть с того момента, когда пришла идея сделать фильм, до момента, когда мы все встретились на премьере, проходит два-три года. И мы получили кучу негатива, потому что попали в нерв и оказались довольно конъюнктурными в момент выхода. Но мы никак не могли это запланировать за два года до старта картины на экранах. Мы не могли запланировать, что случится пандемия, потому что если бы знали об этом, может, и не стали бы делать Чумного доктора, а выбрали бы другого персонажа. Нам было лестно, что наш проект сравнивали с какими-то голливудскими фильмами. В тот же момент выходил ДЖОКЕР с похожими сценами. Хотя мы снимали параллельно и не могли даже у них какие-то решения и сцены подсмотреть, но мы видели на YouTube, как люди сравнивают чуть ли не покадрово какие-то сцены из ДЖОКЕРА и ГРОМА.

Надо вернуться вообще к жанру. Как и древнегреческий эпос, здесь все построено на архетипах. Для подключения к аудитории ты так или иначе создаешь персонажей, которые начинают собирать в себе черты каких-то узнаваемых личностей или героев. И поэтому Разумовский, главный злодей, антагонист в первом ГРОМЕ, – это действительно какой-то собирательный образ, в котором есть чуть-чуть от Дурова, чуть-чуть от каких-то оппозиционеров, чуть-чуть от людей, поддерживающих власть, просто каждый видит свое. В этом плане нам было важно иметь какую-то основу, которую люди будут считывать. В тот момент, когда писался сценарий, то есть за три года до выпуска, 2018-2019 годы были временем расцвета IT-стартапов. И Дуров был одним из самых главных ньюсмейкеров IT-мира. Молодой российский парень построил суперкрутую большую компанию, как-то довольно сложно ее продал, но потом построил новый международный бизнес, «Телеграм». Эта история была на хайпе. Вокруг тогда все только и обсуждали IT, криптовалюту, блокчейн – IPO, ICO. И нам казалось, что российский стартапер как явление в тот момент – это классный герой. Дуров когда-то, еще во времена «ВКонтакте», выкладывал посты про то, как он видит Петербург будущего. И там были классные картинки: чистые улицы, современный город, летающие машины, зелень, улыбающиеся люди. И мы подумали: а что могло бы произойти, если бы человек настолько вдохновился такой картинкой будущего и поступился бы принципами для достижения какой-то своей цели? Так началась история формирования образа Чумного доктора.

Дуров видел ваш фильм?

Не знаю, но мне кто-то говорил, что он видел, и ему понравилось. Мы даже мечтали бы, чтобы он как-то прокомментировал и сделал какое-то заявление.

Но при этом Дуров не боролся с коррупцией…

Конечно, потому что мы не делали фильм про Дурова, а вдохновились образом молодого, богатого парня с чистыми деньгами. А дальше опирались на социальный запрос на борьбу с коррупцией. Нас критиковали за этот мотив, потому что оппозиционные лидеры тоже боролись с коррупцией, проводили расследования. Мы объединили все это в одно. Ввиду того, что персонаж Разумовского, с одной стороны, напоминает Дурова, с другой стороны – каких-то оппозиционных лидеров, а с третьей стороны – это просто сумасшедший человек, кто-то посчитал, что мы тем самым дискредитируем оппозицию. Хотя история вообще не об этом и у нас не было такой цели.

С другой стороны, нас также критиковали за то, что персонаж майора Грома дискредитирует полицию, потому что дерется и как-то ведет себя не так, как прописано вести себя сотруднику МВД. Соответственно, оппозиционеры нас обвиняли в том, что мы какие-то провластные, а последние, в свою очередь, обвиняли нас в том, что мы слишком либеральные. Получилось, как в Америке времен противостояния East Coast и West Coast: хуже всего тем, кто живет в Чикаго. При этом не было никакой политики, зачем она нам нужна? В комиксах про майора Грома очень много сюжетов, некоторые из них были написаны десять лет назад, и так или иначе что-то нашло отражение в этом фильме. В общем, нам досталось; была широкая дискуссия не столько о фильме, сколько о политике через фильм. Было неприятно, но мы как-то философски к этому отнеслись. Ни в ТРУДНОМ ДЕТСТВЕ, ни во втором ГРОМЕ, на наш взгляд, нет ничего конъюнктурного, какой-то политики на злобу дня. Мы занимаемся просто развлекательным жанром.

Посмотрим, я не знаю, что произойдет в мае, после премьеры, вдруг мы опять попадем в какой-нибудь нерв, хотя и не хотелось бы. Смешно получилось с первым ГРОМОМ. Там есть кадры с одним персонажем, где на фоне виден курс 100–102 рубля за доллар. Я еще помню, пришел на площадку и говорю: вот, посмотрите, будет доллар по 102 рубля – нам же потом «прилетит». И когда он стал стоить 102 рубля, весь интернет заполнился скринами из МАЙОРА ГРОМА. Писали: «Они всё знали!»

То есть в создании второго ГРОМА вы сознательно избегаете политики?

Да мы и в первом-то не думали, что будет такая реакция. Разница между тем, как смотрят фильмы и сериалы за рубежом на условном Netflix и в России, заключается в том, что наши люди все время пытаются найти «повестку» в контенте, пропаганду чего-либо. Если мы и занимаемся пропагандой, то только пропагандой хорошего жанра, хорошего кино и здравого смысла, а не попыткой высказаться на политической арене. Этим занимаются другие люди, по-другому, другими средствами.

Важно отметить, что в отечественной киноиндустрии ведется работа над созданием образа не только российского супергероя, но и российской супергероини. Bubble с «Кинопоиском» разрабатывают сериал «Фурия» о талантливой воровке Нике Чайкиной, которая мечтает отомстить убийцам своих родителей. Этот проект станет первым сериалом в киновселенной Bubble и самым дорогим сериалом «Кинопоиска». Во многом от его успеха будут зависеть и будущие проекты подобного рода. При этом действие будет происходить в футуристической Москве, а не в Питере. Можете ли вы рассказать про этот сериал подробнее?

Сериал «Фурия» является адаптацией комиксов Bubble «Красная фурия», но не является их экранизацией. Это значит, что мы берем персонажей, их яркие черты, каноническое для этой серии комиксов взаимодействие героев друг с другом, но при этом создаем абсолютно новый сеттинг, новые ситуации и новые сюжеты. Грубо говоря, как британский сериал «Шерлок» является адаптацией Конан Дойла, а не экранизацией, то есть отношения Шерлока, Ватсона, Мориарти и миссис Хадсон друг с другом являются каноническими, а все остальное перенесено в современный Лондон и вообще выглядит по-другому. То же самое и с «Фурией». Мы взяли основных персонажей, переместили их в современную Москву и выстраиваем новый сюжет. По сути, для фанатов, которые читали комиксы, сериал «Фурия» станет ориджином Ники Чайкиной, главной героини. Сериал расскажет о том, как она пришла и стала той, кем является. У нас очень большие амбиции на этот сериал. Это будет самый дорогой проект «Плюс Студии» и в целом, наверное, один из самых дорогих сериалов в России. Это существенные цифры, ставки огромные, но для Bubble большая амбиция в том, что это новый герой из абсолютно новой визуальной линейки комиксов. Действие происходит в одной вселенной с Громом, поэтому допустимы какие-то появления Фурии в ГРОМЕ, Грома в «Фурии», кроссоверы в будущем. Сериал будет сильно отличаться от ГРОМА. Это по-прежнему невероятно яркий энтертейнмент, но стилистически он будет другим: другой режиссер, другой оператор, другая команда.

Амбиция в том, чтобы эта франшиза стала больше ГРОМА. Мы всегда всем нашим партнерам говорим, что если мы делаем что-то, то должны сделать это больше, чем мы делали до этого. МАЙОР ГРОМ: ИГРА готов, снят, смонтирован и находится на постпродакшне. И мы видим, что получилось – он прекрасен, он на две головы выше всего того, что мы делали ранее. Теперь наша задача – сделать так, чтобы «Фурия» была больше нового ГРОМА. Это серьезная амбиция, но так мы настраиваем себя и команду на путь преодоления себя и преодоления новых вершин. Мы очень хотим начать снимать в конце весны, а премьера состоится в 2026 году.

Фото, иллюстрации: Bubble

Самое читаемое

Контент как «новая нефть»: отношения между игроками рынка после ухода Голливуда
Подробнее
Cреди ясного неба: Перспективы российских кинокомиксов
Подробнее
Фонд кино провел очную защиту фильмов компаний, не являющихся лидерами производства (часть вторая)
Подробнее
Фонд кино провел очную защиту фильмов компаний, не являющихся лидерами производства (часть первая)
Подробнее
«Рай под ногами матерей» стал самым кассовым релизом ограниченного проката в России
Подробнее
Предпродажи уикенда: «Майор Гром: Игра» обгоняет «Сто лет тому вперед»
Подробнее
Стали известны лауреаты второй профессиональной премии Гильдии кастинг-директоров
Подробнее
Фрэнсис Форд Коппола осудил голливудскую студийную систему
Подробнее
Обзор изменений графика релизов на неделе 13–19 мая 2024 года
Подробнее
Предварительная касса четверга: «Майор Гром: Игра» возглавил прокат
Подробнее
Прогноз кассовых сборов России на уикенде 23–26 мая
Подробнее
Санкт-Петербургский международный контент-форум объявил состав участников
Подробнее
Фонд кино проведет очную защиту фильмов компаний, не являющихся лидерами кинопроизводства
Подробнее
ИРИ объявил номинантов III Национальной премии интернет-контента
Подробнее
Предварительная касса уикенда: «Министерство неджентльменских дел» уверенно заняло первое место
Подробнее
Фонд кино начал прием заявок на поддержку производства фильмов для детской и семейной аудитории
Подробнее
Онлайн-кинотеатр Okko оштрафован на 1 млн рублей за ЛГБТ*-пропаганду
Подробнее
Обзор новинок проката на уикенде 23–26 мая 2024 года
Подробнее
Дональд Трамп планирует подать в суд на создателей байопика «Ученик» с Себастьяном Стэном
Подробнее
Роскомнадзор выявил в сети десять фильмов с признаками экстремизма
Подробнее