Юлия Муравова: «Минувший год научил нас дышать под водой»

Глава «Экспоненты» − о том, как компания пережила 2020-й и на что делается ставка в будущем

В 2020 году «Экспонента» выпустила самый кассовый хоррор за всю историю работы компании – ЗАКЛЯТЬЕ. ДОМ 32, а уже в январе еще один фильм ужасов прокатчика, ЗАКЛЯТЬЕ. ДРУГАЯ СТОРОНА, собрал больше 60 млн рублей. Компания завершила год с сокращением сборов на 60%, но с сохранением доли на рынке в 1,3%. БК поговорил с главой «Экспоненты» Юлией Муравовой о том, как прокатчик пережил пандемический 2020-й, какие изменения были внесены в работу компании и на какие ближайшие релизы она делает ставку.

Вы следите за «Сандэнсом»? Как вам фестиваль и рынок?

Мы обращаем внимание на представленные там проекты для того, чтобы в случае интереса вести переговоры по ним в дальнейшем в Берлине. По ряду картин мы договорились, что будем обсуждать их после фестиваля, а во время его проведения мы, наверное, никогда ничего и не покупали.

Как вы оцениваете 2020 год? Как ваша компания пережила кризис?

Главное, что я могу сказать: подводя итоги года, я испытываю гордость. В обстоятельствах, с которыми мы столкнулись в 2020-м, просто остаться на месте уже было бы большим достижением. Но мы не только не остались на месте, но и шагнули вперед. Все, что не убивает, делает нас сильнее. Кризис позволил нам обнаружить и узкие места в работе компании, и нашу определенную неэффективность. В некотором смысле прошедший год заставил нас научиться дышать под водой. И мы с этим, в общем, справились (смеется). Компания не только выжила, но и набрала ход. И удивительным образом удаленный формат работы оказался очень эффективен. Мы горды тем, чего нам удалось достичь.

Дышать под водой – это вы имеете в виду, что «Экспонента» смогла адаптироваться к кризису?

Дышать под водой – это делать что-то в принципе невозможное. Первое антикризисное совещание я провела уже в феврале. Еще в начале того месяца я что-то слышала о «китайском вирусе», а в конце уже стало понятно, что это все всерьез и надолго. В марте мы начали получать письма от ряда крупнейших федеральных сетей о том, что они замораживают платежи. Тогда совершенно не было уверенности, что нам удастся выжить. Но мы не только выжили, но и достигли очень хорошего результата по итогам 2020 года. И в этом, с одной стороны, проявилась гибкость компании, способность адаптироваться к меняющимся условиям. С другой стороны, мы очень много работали. Больше чем вполовину сократившаяся команда (а значит, и так нагрузка на каждого выросла) всегда была занята 24 часа 7 дней в неделю, искала новые варианты, думала о том, как можно реструктуризировать работу компании. Мы пробовали самые, на первый взгляд, безумные идеи. Что-то сработало, и мы взяли это на вооружение, что-то – нет, и мы от этого отказались. Безусловно, не что-то одно, а, как всегда, совокупность факторов помогла нам достичь хороших результатов.

Про шагнуть вперед: какие возможности вы вынесли для себя из кризиса?

Очень многие процессы были оптимизированы, начиная с самого простого. Казалось бы, мы живем в 21-м веке, где технологии играют ключевую роль. И такая простая вещь, как обмен документами в системе электронного оборота, даже в пандемические времена, когда все уже начали работать на удаленке, для многих наших партнеров казалась чем-то невозможным. Это не произошло одномоментно, но со временем нам удалось наладить систему электронного документооборота. Мы оптимизировали структуру работы компании в целом, взаимодействие между отделами маркетинга и букинга, отдел продаж других прав. У нас появились новые партнеры. Мы совершенно по-другому выстроили работу с онлайн-сервисами и наладили с ними очень хороший диалог, понимая, что пока кинотеатры закрыты, они являются ведущими площадками для показа контента.

Вы сказали, что команда сократилась. Как в целом изменился кадровый состав компании за год?

Команда обновилась незначительно. Укрепилась несколькими сильными сотрудниками, но костяк остался неизменным. Та команда, которая стояла за успехами «Экспоненты» последних лет, осталась, ключевые сотрудники не поменялись, эти же люди стоят за нашими результатами и сейчас. Пользуясь случаем, хочу сказать, что мы все еще рассматриваем кандидатов в отдел маркетинга по digital-направлению. Если среди читателей «Бюллетеня» есть специалисты, желающие присоединиться к нашей дружной команде, мы будем рады рассмотреть их кандидатуры.

Коснулась ли вас как-то поддержка от государства?

Напрямую – никак. Не секрет, что она не только не коснулась прокатчиков, но и коды ОКВЭД дистрибьюторов (хотя я не поручусь за все компании) не фигурировали в списках пострадавших отраслей. Но опосредованно мы ее ощутили, поскольку государство поддержало кинотеатры, и это было очень правильным решением. Кинотеатры – это наше все, без них никакая поддержка ни от кого не поможет. Мы очень рады, что это все-таки произошло, что этот длительный и непростой диалог привел к результату. Мы видим его во взаимодействии с площадками, по тому, что им стало чуть легче дышать, и очень этому рады.

Есть ли у вас проблемы с долгами кинотеатров?

Да, безусловно, долги есть и проблемы с ними тоже есть. Мне кажется, это серьезный вопрос для рынка в целом, и по дистрибьюторам эта ситуация бьет сильнее, чем по кому бы то ни было другому. Очевидно, что все крупнейшие проекты закупаются на этапе препродакшна, то есть существенно заранее, а деньги мы получаем после того, как фильмы выходят в прокат. То есть имеется огромный зазор между оплатой и началом получения денег. В ситуации, когда выплаты задерживаются, он увеличивается еще больше, и нам становится сложно выживать. Опять же, мы несем большие затраты, связанные с выпуском – локализацией материалов, дубляжом, отправкой копий, печатью рекламы и так далее. Все эти платежи мы производим до выхода фильмов, существенно заранее. Поэтому здесь сложно. Но мы в диалоге с кинотеатрами, понимаем их ситуацию и совместно ищем решения.

Какие у вас ожидания от начавшегося года? Какие задачи вы перед собой ставите?

Я из тех людей, которые предпочитают говорить о том, что уже сделано, а не о планах и ожиданиях. Как ярко продемонстрировал нам прошлый год, хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах. Я могу говорить только об ожиданиях и требованиях к себе и к команде. Мы понимаем, что будем продолжать двигаться поступательно. Мы должны на сто процентов отрабатывать каждый ближайший релиз. У нас достаточно проектов на этот год и на следующий. Мы продолжаем покупать, хотя все прошедшие рынки с момента, когда они перешли в онлайн-формат, стали слабее и предложение на них намного меньше, плюс все больше усиливается конкуренция за контент с видеосервисами. Главное, чтобы работали кинотеатры, чтобы нам было, где выпускать кино. А мы со своей стороны будем отрабатывать каждый свой релиз по максимуму – как делали и раньше. Могу сказать, что планка требований к себе и команде у меня очень высокая.

Даже с существующими ограничениями новогодние фильмы показали фантастические результаты. Какие выводы вы сделали для себя?

По новогодним праздникам мы видим, что рынок проседает примерно на треть. Поэтому результаты, возможно, и фантастические применительно к тому кошмару, который был раньше. Но пока в общем и целом они далеки от возможных показателей. И это большое проседание. Вместе с тем, конечно, это намного лучше того, что происходит в Европе, где кинотеатры вообще закрыты. Несмотря на то, что очевидно падение рынка, мы принимаем решение не резать бюджеты на продвижение фильмов, чтобы донести проекты до зрителя. Промобюджеты на выпуск двух ближайших наших релизов – ДИКАЯ ПАРОЧКА и ВОЗДУШНЫЙ БОЙ – мы не сокращаем ни на треть, ни на четверть. Конкретно эти два фильма вполне на уровне студийных проектов и по актерскому составу, и по качеству. И нам важно, чтобы аудитория знала об их выходе, чтобы в кинотеатрах был зритель. Поскольку вместе с кинотеатрами мы делаем одно большое дело. 

Вы не сокращаете бюджеты на продвижение всех своих проектов? Сейчас некоторые продюсеры говорят даже о том, что им советуют выходить вовсе без активного маркетинга.

Как обычно, истина где-то посередине. За нами как не стояли, так и не стоят мешки с деньгами: у «Экспоненты» нет спонсоров и инвесторов, компания живет на собственной окупаемости. И поэтому наши бюджеты всегда были разумными. При этом всегда есть место ошибке. Иногда бывают картины, работающие на «сарафане» вообще без всякой поддержки. Как например, наш фильм ИДЕАЛЬНЫЕ НЕЗНАКОМЦЫ, в свое время показавший феноменальные результаты. Это как раз тот случай, когда мы ничего не ждали от проекта, при этом он работал два года и собрал 61,4 миллиона рублей. Во время локдауна у него была вторая волна проката, и фильм стал одним из самых востребованных в репертуаре автомобильных кинотеатров. Он легкий, а людям хотелось отвлечься от происходящего вокруг ужаса. Есть работающие сами по себе проекты. Но мы понимаем, что зачастую зрителю нужно помочь выбрать, донести до него картину – особенно когда на дате представлен большой выбор. При этом наши бюджеты всегда были достаточно сбалансированными, мы очень аккуратно относились к каждому расходу. Сейчас ничего в этом смысле не поменялось. Безусловно, какие-то вещи оказались оптимизированы, и мы их немного пересмотрели. Хотя такая работа идет все время. Мы всегда думаем, анализируем, оцениваем целесообразность трат, качество размещения, эффективность кампании. Хочется верить, что мы учимся на своих ошибках и на ошибках других, при этом выбирая свой путь и следуя ему.

Отвечая на ваш вопрос: мы не срезали маркетинговые бюджеты не только на два озвученных проекта. Просто по ним масштаб маркетинга наиболее заметен, потому что мы, считая эти фильмы одними из главных, серьезно их поддерживали с точки зрения вложений. Бюджеты продвижения у них выше, чем у других проектов «Экспоненты».

Каковы ваши ожидания в целом от выхода ВОЗДУШНОГО БОЯ?

На этапе закупки проект был рискованным. Мы приобретали его на стадии сценария, режиссером была заявлена дебютантка Розанна Лян. Но после просмотра в Торонто мы остались очень довольны. Режиссер более чем справилась, фильм получил зрительский приз на фестивале в престижной жанровой секции Midnight Madness. Кстати, в этой же секции получали награды, например, СЕМЬ ПСИХОПАТОВ и ХАРДКОР, поэтому ВОЗДУШНЫЙ БОЙ оказался в хорошей компании. У фильма отличная критика. Он очень зрелищный, со звездой в главной роли. Картина совершенно точно создана для большого экрана, поэтому, надеемся, порадует кинотеатры сборами в феврале, когда будет много российского кино и очень мало крупного зарубежного. Мы относимся к фильму как к очень большому проекту студийного качества. Сейчас уже начинается большая рекламная кампания. Мы видим очень хороший отклик на тестируемые рекламные материалы, поэтому у нас адекватно высокие ожидания от этого проекта.

Интересно, что фильм выходит сначала в превью. Такую же стратегию вы используете с хоррорами. Какие цели вы преследуете, применяя такой формат выпуска?

Мы провели эксперимент с таким форматом на фильме ЗАКЛЯТЬЕ. ДОМ 32 и увидели, что здесь очень важно качество картины. Подобные эксперименты не оправдывают себя при работе с проектами, не являющимися «сарафанными». В случае ВОЗДУШНОГО БОЯ нам важно было получить роспись малозальных кинотеатров, поэтому мы пошли на такой шаг. Мы в постоянном диалоге с показчиками и стараемся реагировать на те
или иные ситуации на датах.

В такой сложный для кинопроката год вы выпустили самый кассовый хоррор в истории компании – ЗАКЛЯТЬЕ. ДОМ 32. В чем вы видите причины успешности фильма? Многим независимым прокатчикам не удается перенять ваш опыт с хоррорами. В чем преимущество «Экспоненты»?

Со времени выхода первого успешного хоррора «Экспоненты», БАБАДУКА, прошло уже шесть лет. За это время мы накопили компетенцию в работе с этим жанром. Мы стараемся учитывать всю нашу экспертизу и при закупке хорроров, и при их выпуске на экраны. И, пожалуй, этим я хотела бы ограничиться, потому что мы видим, что какие-то используемые нами приемы и ходы повторяются коллегами. За успехами «Экспоненты» и, в частности, ее хорроров не стоит какое-то одно чудодейственное решение.

При этом самым кассовым фильмом «Экспоненты» все-таки остается российская комедия ДАВАЙ РАЗВЕДЕМСЯ! В 2020 году в вашем пакете не было отечественных фильмов. С чем это связано?

Проект ДАВАЙ РАЗВЕДЕМСЯ! имел высокий зрительский потенциал и был очень успешен. У нас имелся опыт дистрибуции артовых российских проектов, которые нам очень важно было выпустить, хотя мы и понимали, что это не приведет к большим сборам, но картины были резонансными. Это такие фильмы, как СИНДРОМ ПЕТРУШКИ и ВАН ГОГИ. В прошлом году нам не удалось найти такого российского кино, в которое мы поверили бы, и так договориться, чтобы сошлись все факторы: и коммерческий потенциал, и качество, и гибкость по дате выхода. Все это очень важно, так как проекты отечественного производства требуют глубокой, внимательной и длительной работы. И главное, чтобы команда была влюблена в фильм. Нужно больше времени и сил, важно, чтобы все сошлось. Надеемся, что такой фильм появится в 2021 году. Мы всегда открыты для предложений.

Вот вы сказали, что Кинорынки в онлайн-формате стали слабее. Как вы думаете, почему там теперь меньше проектов?

Точно не потому что они проходят онлайн, а потому что общая ситуация с пандемией повлияла на киноиндустрию. Многие проекты остановились и просто не зашли в съемочный период. Какие-то фильмы заморозились на других этапах. В ряде картин задействованы достаточно возрастные актеры, которые находятся в большей группе риска из-за ковида. И поэтому проекты ждут, когда актеры смогут участвовать в съемках без риска для здоровья. Это объективные сложности, повлиявшие на индустрию в целом. Если говорить конкретно об онлайн-формате Кинорынков, то здесь есть свои плюсы, потому что это как минимум позволяет экономить на командировках. Понятно, что при этом не хватает общения. Часто именно вживую удается показать всю свою любовь к проекту и весь свой энтузиазм, с которым мы будем выпускать его, что мы собираемся для него сделать. Иногда именно это является решающим фактором. Но на сегодняшний день репутация «Экспоненты» такова, что с нами хотят работать, и формат проведения Кинорынков уже не очень на это влияет. Рынки прошлого года, несмотря на то, что на них в целом было меньше контента, прошли для нас очень хорошо, и фильмы покупались. С другой стороны, мы не гонимся за количеством: лучше меньше, да лучше. 

Именно из-за недостатка свежего контента некоторые независимые начали выпускать фильмы, которым уже несколько лет?

Я думаю, нужно смотреть на каждый конкретный случай. Например, в 2018 году мы выпускали ОПАСНУЮ ИГРУ СЛОУН, на тот момент фильму было уже два года. Мы приняли это решение, потому что увидели отличную летнюю дату, подходящую для такого рода проекта – жанрового зрительского кино для умной аудитории больших городов. Мы давно следили за этим фильмом, но не договорились по цене на этапе, когда он был новым, а позднее решили попробовать. Это был эксперимент, оказавшийся очень успешным. Картина работала шесть-семь недель с минимальным падением, у нее были отличные отзывы. Огромное количество людей, которые видели фильм онлайн, пришли посмотреть его в кино. С этим проектом эксперимент был оправдан.

За последний год изменилась ли как-то ваша стратегия приобретения контента?

Мы запустили новое направление закупок сразу для онлайна. Но это не было связано с пандемией, так как мы начали приобретать такие проекты в конце 2019-го, а в 2020 году уже стали их выпускать и глубже разрабатывать эту сферу. Это фильмы ИСКУССТВО ОГРАБЛЕНИЯ с Дональдом Сазерлендом и Миком Джаггером, ВООБРАЖАЕМАЯ РЕАЛЬНОСТЬ с Джошем Хартнеттом и Джоном Малковичем, САМОИЗОЛЯЦИЯ с Наоми Уоттс, ВСПОМНИ ВСЕ с Питером Динклэйджем. Мы не используем кинотеатры как площадки для того, чтобы прокачать онлайн-релиз, мы выпускаем прицельно в онлайне. Мы продолжаем внимательно изучать это новое направление: очень осторожно закупаем и смотрим за цифрами. Мы понимаем, что этот сегмент сейчас на подъеме, и не хотим оставаться в стороне. В остальном больших изменений нет.

Также в вашем пакете есть семейное, романтическое и даже корейское кино. С какими проектами вы еще готовы экспериментировать?

Романтическое кино было всегда, мы его любим, умеем с ним работать и переупаковывать под наш рынок. Сейчас у нас выходит ДИКАЯ ПАРОЧКА, до этого был ромком КАК ЖЕНИТЬ ХОЛОСТЯКА. Как я уже говорила, ДИКАЯ ПАРОЧКА – практически студийный проект, по которому у нас достаточно высокие ожидания. Фильм был куплен на этапе сценария, когда мы все просто влюбились в него. Это такой прекрасный женский проект с блестящими актерами Эмили Блант и Джейми Дорнаном, очень трогательный и красиво сделанный. Он выходит ко Дню святого Валентина, и при изобилии российского контента встанет очень удачно, найдет отклик в сердцах зрителей. Действительно, раньше у нас не было корейского кино, но МИНАРИ считается американским фильмом. По этому поводу на «Золотом глобусе» даже случился некоторый скандал. МИНАРИ – наш бриллиант. Судя по вороху наград, которые фильм продолжает собирать, он будет одним из фаворитов на «Оскаре». Исходя из этого, мы выбрали дату под номинации и раздачу наград. Угадать с оскаровским кино всегда непросто. Мы любим все жанры, главное, чтобы картина нравилась и билась экономика. Мы очень ждем выпуска фильма ВЕЛИКИЙ с нашим любимым Джонни Деппом, очень долго боролись за картину СОПРОТИВЛЕНИЕ и с гордостью выпустим ее
в мае. Нам очень нравится наш лайнап на этот год – в пакете много качественных проектов и много звездных ролей.

Известно, что онлайн-площадки не очень охотно берут фильмы без кинопроката. Как вы оцениваете интерес видеосервисов?

Сильная сторона «Экспоненты» – это наш маркетинг, в первую очередь наши креативы. К онлайн-проектам мы относимся так же, как и к прокатным. Мы обеспечиваем их яркими креативами, думаем над локализацией, очень тщательно работаем над постером и трейлером. Таким образом мы четко определяем их позиционирование и уже на уровне материалов обеспечиваем интерес к ним. Дальше мы не бросаем свои картины на произвол онлайн-судьбы, продолжая работать – анонсируем премьеры в соцсетях, в прессе. В общем, проводим очень большую работу по креативу и по пиару для того, чтобы обеспечить этим проектам легкую и эффективную судьбу. Наверное, онлайн-кинотеатры это видят, и поэтому мы успешно работаем и в этом направлении тоже. Но, как я говорила, для нас это новая сфера, пока смотрим на ее эффективность. Какие-то выводы можно будет сделать чуть позже.

Можете ли вы рассказать, насколько вообще выросла доля онлайн-проката в доходах компании?

Точных цифр не назову, но могу подтвердить, что она выросла в прошлом году. Не в последнюю очередь за счет того, что более конструктивно был выстроен диалог по всем онлайн-направлениям. Мы довольны приростом.

Как продаются на платформы выходившие в прокат хорроры? В целом какие проекты компании тут наиболее успешны?

Всем известно, что хорроры работают в онлайне не так хорошо, как другие жанры. Именно поэтому с фильмами ужасов мы делаем ставку на прокат и стараемся отработать его по максимуму. Помимо хорроров, мы видим очень хорошие цифры по комедиям, экшну. Вообще если говорить о платформах, я бы сказала, что прямой зависимости от жанра нет. Больше решает качество фильма, актеры, маркетинг, дата выхода. При анализе показателей онлайна мы видим, что очень важен подбор даты, и мы начинаем над этим думать, когда открываем права, потому что многое зависит от того, что выходит в то же время. Работают точно те же принципы, что и в кинопрокате. Если на дате открывается ДОВОД, то очевидно, что основное внимание зрителя, смотрящего кино в онлайне, будет приковано к нему и в существенно меньшей степени – к чему-либо другому. А к моменту, когда зритель посмотрит ДОВОД и захочет увидеть какое-то другое кино, наш фильм уже не будет новинкой, а затеряется где-то в хвосте.

На ваш взгляд, насколько возможен вариант, что российские онлайн-площадки начнут сами закупать контент напрямую у производителей?

Думаю, что пока невозможен. По крайней мере, в ближайшее время. Мало купить кино, важно купить его за адекватную цену. Для этого нужно быть специалистом, нужно понимать рынок, нужно знать сейлзов, нужно иметь связи, нужно иметь репутацию. Кажется, что это легко, но вспомните, сколько независимых компаний за последние десять лет ушло с рынка. Не буду называть никого конкретно, но было достаточно примеров, когда выходила очередная компания, произносила громкие слова – и где они все сейчас? После покупки фильм нужно упаковать для рынка, что еще сложнее. У онлайн-кинотеатров сейчас хватает других забот, они двигаются в производство собственного контента, наращивают его, в том числе сериальный. На этом фоне начинать закупать независимое кино, не имея соответствующей экспертизы, кажется мне маловероятным. Со всех точек зрения им проще работать с компаниями, имеющими в этом деле опыт.

Вы часто используете в локализации фильмов названия других проектов. Насколько эффективен такой маркетинговый ход, на ваш взгляд? Не раздражает ли он зрителя?

Когда люди делают что-то регулярно, это говорит о том, что они в это верят, что они видят эффективность таких решений. Мы считаем, что этот прием по ряду проектов оправдан и нам помогает, но секрет успеха не только в этом. Это видно по сборам других хорроров с использованием подобного приема в локализации.

За последние месяцы две крупнейшие голливудские студии заявили о приоритете онлайна над прокатом. На ваш взгляд, это временные явления или глобальные стратегические изменения на рынке?

Безусловно, это временные явления. Кинотеатры никуда не денутся, они нужны отрасли. Даже если говорить о Голливуде, то мы наблюдаем, как свои большие фильмы студии переносят и не выпускают сейчас. Для анализа результатов одновременного выпуска в онлайне и в кинотеатрах надо видеть цифры. Есть мнение, что это разные аудитории, но однозначного вывода нет. Какой-то недобор у кинотеатров, безусловно, будет в случае одновременного старта на стримингах. Часть ленивой аудитории не доедет до кинотеатров и посмотрит фильм дома. Да, это вызов для площадок и дистрибьюторов, но надо на него отвечать. Что это значит? Улучшать качество показа. Делать события. Не только из фильмов, но и из показов. Пока кинотеатры были закрыты весной и летом, проходило много вебинаров и обсуждений в нашей индустрии, где мы говорили о том, что потребление в принципе становится более осознанным, и поэтому нужно создавать события. Если раньше только дистрибьютор работал над тем, как привлечь такое внимание к проекту, чтобы зрителю захотелось пойти именно на него, то теперь это становится нашей совместной с кинотеатром задачей. Здесь очень многое зависит от показчиков, и не все они это понимают. С началом локдауна мы предложили всем площадкам еженедельную рассылку материалов для соцсетей, чтобы удержать аудиторию во время отсутствия кинопоказа. Многие тогда подписались на нее и с успехом продолжают использовать наши материалы в своей работе. Важно не забывать, что все эти меры приводят к улучшению качества показа. Важно не терять контакт со зрителем, радовать его и удивлять.

Коснется ли приоритет онлайна независимых? Как вообще вы оцениваете рынок независимых сейчас?

Мы не считаем, что это как-то сильно повлияет на независимых. Их доля в общем бокс-офисе за постковидные полгода выросла. И это серьезное подспорье для кинотеатров в это непростое время, когда студии убирают фильмы, а на одном российском кино все равно построить репертуар невозможно. Мы относимся к этому периоду как ко времени возможностей и стараемся ими пользоваться.

Что вы можете посоветовать игрокам рынка, пытающимся завоевать свою долю, используя порой экстравагантные методы?

Конкуренция – двигатель рынка. Плохо, когда ее нет. А коллеги обойдутся и без наших советов, зритель всех рассудит.


08.02.2021 Автор: Рая Башинская

Самое читаемое

За расширенный уикенд он может заработать более 550 млн рублей

Предварительная касса уикенда: «Конек-горбунок» вне конкуренции

Подробнее
«Родные» преодолевают 400-миллионную отметку

Предварительная касса расширенного уикенда: «Конек-горбунок» летит к 1 миллиарду рублей

Подробнее
Продолжаем подводить итоги ушедшего киногода

БК составил рейтинг главных российских кинопродюсеров 2020 года

Подробнее
Прокуроров интересуют вопросы распределения бюджетных средств

Генпрокуратура проводит внеплановую проверку Министерства культуры

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru