top banner

Алексей Агеев: «Мы хотим поменять отношение к агентскому бизнесу в России. Агент – лучший друг не только таланта, но и продюсера»

Автор: Никита Никитин

21 февраля 2022

Основатель агентства талантов PlusSeven про адаптацию голливудских методов ведения бизнеса под российский рынок, а также о продвижении проектов в глобальном масштабе

В марте 2021 года продюсер Алексей Агеев открыл международное агентство талантов PlusSeven. Изучив особенности работы американских агентств, команда под руководством Агеева адаптировала голливудские методы ведения бизнеса под российский рынок. Спустя год PlusSeven ведет проекты более ста клиентов, среди которых не только режиссеры, сценаристы и операторы, но и крупные кинокомпании и стриминговые площадки России и США. Выход PlusSeven на североамериканский рынок позволяет агентству продвигать проекты российских продакшн-студий в глобальном масштабе.

Что послужило импульсом для создания вами компании PlusSeven?

Последние шесть лет я жил в Лос-Анжелесе, где работал в продюсерской компании. Сначала мы были клиентами самого большого агентства талантов в мире – САА. Будучи их клиентом, я понял, что тот сервис, который они предлагают в США, в России отсутствует. Учитывая, что Россия сейчас переживает золотой век производства контента, для меня было несложно сопоставить два факта и понять, что на рынке существует ниша для независимого агентства талантов, которое обслуживало бы всех участников индустрии.

Как вы оцениваете конкурентное окружение?

В России есть несколько независимых агентств, а также несколько «зависимых», принадлежащих студиям или продакшн-компаниям. На самом деле во всем мире студиям и продакшнам запрещено владеть агентствами талантов, так как это создает прямой конфликт интересов для их клиентов. Если у клиента есть два равнозначных предложения, одно от стороннего продакшна, а другое – от продакшна, которому принадлежит агентство, то, естественно, последний будет настаивать, чтобы талант выбрал именно его предложение. Но далеко не факт, что оно окажется лучшим из двух. Поэтому агентства талантов могут быть только независимыми. Конкурентами я считаю в России две-три компании. Они занимаются преимущественно режиссерами и сценаристами. Я сейчас не беру в расчет актерские агентства, мы с ними существуем в разных плоскостях.

Какой вы видите дальнейшую перспективу роста агентства? За счет чего он будет происходить?

Самый простой ответ на этот вопрос – через масштабирование. Например, у нас сейчас 100 клиентов, из которых постоянно работают примерно 60. Если мыувеличим объем клиентов до 200, то работать и, соответственно, генерировать выручку будут 120, то есть в два раза больше. Но что делать с остальными 80? Поэтому я вижу рост не в увеличении количества клиентов в абсолютных цифрах, а в том, чтобы все клиенты были трудоустроены. Кроме того, при производстве полнометражных фильмов уже становится стандартом, что студия делится чистой прибылью с режиссером и сценаристом. Безусловно, в нашей индустрии остается еще достаточно продюсеров, которые считают, что успех фильма – это исключительно заслуга продюсера и больше никого. Но таких становится все меньше. И даже они не смогут игнорировать тренд, ведь самые талантливые режиссеры и сценаристы будут все меньше с ними сотрудничать. Хочется добавить, что, помимо агентств, отстаиванием интересов творцов должны заниматься профильные гильдии, но они, к сожалению, находятся у нас в состоянии сомнамбулического сна. Именно гильдии во всем мире устанавливают размеры гонораров и прочие важные условия для работы талантов и их взаимодействия с продюсерами и заказчиками. У нас же творцам приходится перебегать с одного проекта на другой, без всяких пауз, так как у нас нет системы «отложенного дохода». Хотя, иметь возможность сделать перерыв в несколько месяцев и выбрать тот проект, который им действительно нравится, крайне важно.

В чем фундаментальная разница работы творческих агентств в России и на Западе?

В стратегии развития работы с талантами, ну и немного – в размере комиссии, которую берут агентства. Во всем мире есть общепринятый стандарт комиссии, которую получает агент, – это 10 процентов. Не 15, не 20, но и не 5. Мы тоже берем 10 процентов. Через историческую секунду к нам придут международные агентства и принесут свои правила игры, которые существуют во всем мире уже более ста лет. Я говорю сейчас не только про США, но и про Англию, Германию, Израиль, где средний размер гонорара сценариста или режиссера уже равен нашим. Мы уже играем по этим правилам, поэтому нам не приходится волноваться.

Еще хочу упомянуть про стратегию управления карьерой таланта. Наша главная цель – сделать так, чтобы мы росли вместе с нашим клиентом как финансово, так и с точки зрения карьеры. Мы не гонимся за тем, чтобы абы кого и абы куда продать и получить свою комиссию. Нам проще подождать год и заключить для нашего таланта сделку, которая принесет ему рост как профессионалу. Если продать его на 28-й сезон сериала, который никак его не продвинет вперед с точки зрения карьерного роста, это, напротив, отодвинет его от тех целей, которые мы вместе поставили.

Есть еще одно отличие между нашим и западным агентским бизнесом. Исторически у наших продюсеров сформировалось отношение к ним как к «необходимому злу», которое сто- ит на пути их общения с талантом. И если бы агента не было, то все было бы проще и быстрее. На самом деле это не так. Агент – лучший друг и помощник продюсера, который работает, чтобы облегчать жизнь всем участникам рынка, а не наоборот. И мы постепенно меняем этот стереотип. Все наши продюсеры-клиенты тоже начинают это осознавать. Агентство – сервисная компания, мы ничего не производим, у нас нет пересечений интересов, к нам можно обратиться с вопросом в духе «у нас есть вот такой проект, для него не хватает нескольких ключевых элементов, давайте вместе подумаем, как это лучше реализовать». Мы существуем для этого, а не чтобы выкручивать руки продюсерам в плане условий и гонораров.

Есть ли разница при разработке карьерной стратегии, например, актера и режиссера?

Честно говоря, особо нет. Надо делать так, чтобы все работали только над хорошими проектами, не работали над плохими и получали за это достойные деньги.

В чем разница в работе с молодым талантом и опытным?

Тут все очень просто. К опытным клиентам, как правило, стоит длинная очередь, а молодым, чтобы найти работу, нужно прикладывать усилия. Между опытными и молодыми клиентами в нашем агентстве сложилось соотношение 50 на 50. За почти год работы мы уже наблюдаем результат, когда и на наших молодых клиентов кратно увеличился спрос. Это важная часть нашей работы, и мы ее очень ценим. Так как сегодняшняя молодежь – это звезды завтрашнего дня.

Как часто вам приходится разрешать конфликтные ситуации между клиентом и заказчиком? Что требуется для успешного разрешения конфликта?

Такое происходит сплошь и рядом. Как правило, в основе таких конфликтов лежат либо деньги, либо сроки, а иногда и то, и другое одновременно. Здесь очень важно иметь правильно составленный договор, чтобы он защищал нашего таланта в любых ситуациях. Но иногда возникает необходимость решить вопрос и на «понятийном» уровне. Тогда мы входим в прямую коммуникацию с продюсером. Я работаю в индустрии больше 25 лет и имел опыт сотрудничества со всеми продюсерами и студиями. Поэтому все конфликты мы решаем на дружеской волне. К тому же порядка десяти ведущих российских студий и продакшн-компаний являются корпоративными клиентами PlusSeven. С такими клиентами еще проще решать конфликтные ситуации. В случае конфликта, если мы одновременно представляем и заказчика, и индивидуального клиента, мы всегда остаемся на стороне человека.

Работа агента больше творческая или рутинная? Сколько времени уходит на решение креативных вопросов по развитию карьеры клиента, а сколько – на юридическое, бухгалтерское и прочее сопровождение?

Рутинного тут нет ничего – каждый клиент индивидуален, а каждый проект уникален. Мы не считаем бухгалтерское и юридическое сопровождение частью работы с клиентом. Это технический момент, и вот он рутинный. Но бόльшую часть времени мы тратим на заключение сделок, креативное сопровождение клиентов, пакетирование и прочее. Агентство – не про рутину, а про управлениекарьерой клиента и наш совместный рост.

Можете ли вы рассказать, как именно осуществляется услуга пакетирования проектов?

Да, это когда мы приносим студии уже готовый пакет – с приаттаченным сценаристом, режиссером, оператором и иногда исполнителем главной роли. Также в пакет входят четкие сроки производства сериала и готовность мастеров под эфир. По сути, мы экономим студии от полугода до года на девелопмент проекта. Естественно, в нынешних условиях беспрецедентного роста рынка всем это очень нравится.

Вы согласны с мнением, что цену работы таланта в России нужно повышать? По этой гипотезе, производимых индустрией проектов должно быть вдвое меньше, но зато и оплата каждой конкретной услуги удвоится.

Да, согласен. Но нельзя забывать и о рыночных трендах – если есть спрос, то появится и предложение. И пока в России есть семь восемь платформ, которым для сохранения инвестиционной привлекательности требуется производить 25 сериалов в год, ни о каком сокращении объемов производства говорить пока нельзя.

Как на рынок талантов повлиял приход в Россию западных платформ? Можно ли говорить, что в связи с этим возник дополнительный спрос именно на агентские услуги?

Пока никак. Все, что Netflix и Apple делают в России, это пока незаметные цифры на фоне общего объема производства. У Netflix на сегодняшний день пока набралось всего четыре сериала. Apple пока вообще ни одного проекта не запустил в производство. Есть еще HBO Max, которые начинают посматривать на Россию, но там, думаю, еще года три должно пройти, прежде чем мы что-то от них услышим. Спрос на агентские услуги возник скорее из-за того, что появился огромный спрос на творцов на локальном маркете, и им нужна реальная помощь, чтобы правильно использовать свои время и потенциал в условиях бурно растущего рынка. Ведь агент, повторюсь, – лучший друг клиента. Мы одна команда с единой целью – рост клиента как профессионала с точки зрения карьерного роста. Больше никаких задач у агента нет. Растет клиент – вместе с ним растет и его агент.

Можно ли утверждать, что современное поколение молодых российских авторов наконец конкурентоспособно на мировом рынке? Как им лучше подготовится к тому, что они могут быть востребованы не только в России?

Сто процентов можно! Я вам скажу больше: наши авторы ничем не уступают западным, а часто еще и превосходят их в мастерстве. У нас есть несколько клиентов-шоураннеров, которым мы находим работу за рубежом. Я присутствую на всех встречах и питч-митингах. Так вот, по реакции людей на той стороне я вижу, что подход к поставленным задачам и прочие предложения от наших клиентов часто превосходят ожидания продюсеров. Но что касается подготовки, то тут все просто: надо хорошо говорить по-английски.

Можно ли в скором времени ожидать увеличения количества наших авторов и режиссеров в западных проектах?

Спроса на российских профессионалов в духе «алло, мы ищем таланты», конечно, не наблюдается. Но есть спрос на интересные проекты, частью которых являются наши таланты. И вот тут я вижу большой потенциал для роста, так как глобальные стриминги начали понимать, что проще произвести шоу за пределами США, бюджет которого будет в несколько раз меньше, но при этом оно может быть таким же популярным у мировой аудитории. Примеры все хорошо знают – это «Игра в кальмара», «Вавилон – Берлин» или наша «Эпидемия».

Как вы оцениваете практику эксклюзивных контрактов, которая широко распространилась в последнее время в российской киноиндустрии?

Это очень правильный подход, он уже очень давно существует во всем мире. Кстати, в России мне часто приходится объяснять коллегам, что наличие эксклюзива у клиента не означает, что он не может быть клиентом у нас в агентстве. Это не взаимоисключающие понятия. Наоборот, сделку об эксклюзиве как раз агент и делает. Повторюсь, PlusSeven – сервисная компания, у нас нет пересечений интересов со студиями и продакшнами, и нам очень выгодно, чтобы как можно больше наших клиентов обзавелось эксклюзивными сделками со стримингами и студиями.

Так все-таки если ваш клиент заключит эксклюзивное сотрудничество с продакшном или стриминг-сервисом, на период контракта вы его теряете?

Термин «терять» тут не совсем верный, так как агентство продолжает получать свою комиссию с этой сделки. А далее все зависит от контракта. Например, если клиент заключает эксклюзивное соглашение с платформой или студией только на сериалы, то у нас есть возможность искать ему полнометражные проекты – и наоборот. Иногда еще зарубежные проекты не входят в эксклюзивную сделку. Тогда мы можем продолжать работать и в этом направлении. 

Каковы ваши амбиции по развитию компании PlusSeven? Верно ли утверждать, что вы хотите приблизить агентский бизнес в России к западным стандартам?

Абсолютно верно. Мы не изобретаем велосипед, а пытаемся внедрить уже доказавшие свою состоятельность схемы и модели в нашу действительность. Естественно, какие-то вещи приходится адаптировать под наши реалии – как, например, пакетирование. Но нас это не пугает. А так мы планируем развиваться, изучаем разные области индустрии развлечений и контента. В общем, останавливаться не собираемся.

Самое читаемое

Обзор изменений графика релизов России с 9 по 15 мая
Подробнее
Глава Comscore в России прокомментировал отказ Минфина выделить кинотеатрам 6,5 млрд рублей
Подробнее
Олег Туманов покидает совет директоров IVI
Подробнее
Правительство отказало кинотеатрам в выделении 6,5 млрд рублей
Подробнее
Российские кинокомпании представляют свои проекты участникам рынка Ближнего Востока
Подробнее
В московских торговых центрах стали закрываться кинотеатры
Подробнее
Предварительная касса уикенда: «Флешбэк» и «Ботан и Супербаба» стартовали ниже ожиданий
Подробнее
Роскомнадзор начал процедуру исключения Megogo и Netflix из реестра аудиовизуальных сервисов
Подробнее
Минкультуры поддержит в прокате восемь российских фильмов
Подробнее
В Москве состоится 6-й ежегодный TeleMultiMedia Forum 2022
Подробнее
Обзор новинок проката на уикенде 19–22 мая 2022 года
Подробнее
В Москве прошел показ финала «Триггера»
Подробнее
Кинорынок Marché du Film начал свою работу
Подробнее
Beat Film Festival объявил даты проведения и программу
Подробнее
В Москве состоялась премьера сериала «Нулевой пациент»
Подробнее
Предварительная касса четверга: комедия «Приплыли!» становится лучшей новинкой
Подробнее
Прогноз кассовых сборов России на уикенде 19–22 мая
Подробнее
Screen Daily опубликовал оценки критиков первым конкурсным фильмам 75-го Каннского фестиваля
Подробнее
Касса России: «Артек» возглавил прокат с небольшим отрывом
Подробнее
В столице состоялась премьера комедии «Приплыли!»
Подробнее