top banner

Александр Горохов: «Надо стремиться к насыщению рынка кино – вместо одного дорогого фильма лучше снять три дешевых»

Автор: Рая Башинская

26 июля 2022

Продюсер и глава студии CGF рассказал БК о нынешнем состоянии российской индустрии компьютерной графики

В Пермском крае кинокомпания СТВ и студия визуальных эффектов CGF завершают съемки сказки ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ. CGF будет также работать над компьютерной графикой других сказочных проектов – ЛЕТУЧИЙ КОРАБЛЬ, ХОДЖА НАСРЕДДИН, ВАСИЛИСА и ВОЛШЕБНИК ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА. Ранее компания занималась визуальными эффектами картин ДВИЖЕНИЕ ВВЕРХ, ВИКИНГ, ЭКИПАЖ, КОНЕК-ГОРБУНОК, ОГОНЬ, СЕРЕБРЯНЫЕ КОНЬКИ.

Расскажите, пожалуйста, как проходили съемки проекта ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ? Какие задачи стоят перед CGF в новом фильме?

Мы продолжаем создавать сказки с кинокомпанией СТВ. В отличие от КОНЬКА-ГОРБУНКА, в фильме ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ мы решили не рисовать все вокруг персонажей в компьютерной графике, а максимально отснять в натуре или в декорациях. Разумеется, будет доработка декораций, мы внедрим какие-то компьютерные элементы по окружению. Но живая фактура и антураж будут преобладать. Помимо говорящей щуки, запланированы еще сказочные персонажи. Они все будут разговаривать, безмолвных героев в этот раз нет. Одним из ярких героев станет кот Баюн. Его образ основан на внешнем виде кота породы манул. Он активно взаимодействует с главным героем. Съемки фильма в целом близки к завершению. 

КОНЕК-ГОРБУНОК полностью снимался в павильонах, а в проекте ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ вы действительно все-таки решили использовать природные локации и натурные объекты. Каковы плюсы и минусы того и другого решения?

Это другое художественное решение. Конечно, по организации съемок и логистике в павильоне снимать комфортнее. На натуре все гораздо сложнее организовать, потому что съемочной группе часто трудно добраться до всей этой красоты. При том что, казалось бы, все объекты находятся на расстоянии вытянутой руки – буквально в нескольких километрах от базы. Но удобной инфраструктуры и дорог нет.

В Пермском крае же уже снимались фильмы СЕРДЦЕ ПАРМЫ, ПОСЛЕДНИЙ БОГАТЫРЬ и ЧУК И ГЕК. Наверное, должно было быть полегче уже?

Основной блок съемок мы провели в Сибири. В Тобольском районе в селе Абалак таких масштабных съемок точно не было. А Пермский край действительно достаточно освоен кинематографистами, но тем не менее комфортной инфраструктуры там все еще не создано.

Насколько проект легче или сложнее с точки зрения CGI по сравнению с КОНЬКОМ-ГОРБУНКОМ?

Легче, потому что нет нарисованного в компьютерной графике главного героя. Основная сложность КОНЬКА-ГОРБУНКА состояла в том, что конек был полностью создан в CGI. Помимо удобства, при съемках в павильоне мы располагаем регулируемым и управляемым светом, а на натуре, конечно, очень сильно зависим от погоды. В этот раз нам не слишком повезло, даже оказалось сложновато. В фильме ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ другая, более натуральная картинка. Сказка будет не в волшебности изображения, которое создано как сборник впечатлений. И эти впечатления будут произрастать из естественной среды. То, как мы увидели и почувствовали природу, сразу отразится на экране, нам останутся только точечные CG-задачи. И процесс производства картины будет короче. Мы выбрали этот путь, поскольку в первую очередь ставили целью более быстрое производство. Создание компьютерной графики – достаточно длительный процесс, и четыре года производства КОНЬКА-ГОРБУНКА тому подтверждение. Работа над фильмом ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ будет вдвое короче.

Как будет происходить движение печки?

В фильме ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ есть несколько элементов, которые ожидаемо должны быть на экране. И, конечно же, поездка на печи станет одним из аттракционов. Мы приготовили три печки для разных задач, так что печь в фильме ездит сама, без помощи компьютерной графики. Мы как раз очень хотели не оживлять ее в CGI, а обеспечить ее движение практическими эффектами. Это удалось, и команда, занимавшаяся спецэффектами, замечательно выполнила свои задачи.

На прошлогоднем питчинге вы говорили, что сложно сделать из щуки из-за ее хищного вида симпатичное существо. Получилось ли это в итоге?

Мы выпустили международный фрагмент фильма с щукой, где она уже выглядит достаточно неплохо. Вместе с тем мы продолжаем работу над ней. Используем опыт и наработки, полученные на КОНЬКЕ-ГОРБУНКЕ. Посмотрим, что у нас сейчас получится. Действительно сложно превратить хищную остроносую щуку в милую особу. И потом она еще превращается в красивую девушку – все это нужно отразить во внешнем виде. Щука должна вызывать симпатию, хотя в природе этот хищник вряд ли покажется привлекательным.

Что вообще оказалось самым сложным в работе над проектом?

Я думаю, все сложности впереди (смеется). Нам предстоит интересная работа над котом. Нужно будет сделать так, чтобы он хорошо взаимодействовал с живыми людьми, и самое сложное – играл на баяне и пел. В том числе песни собственного сочинения.

Как в целом вы оцениваете опыт с КОНЬКОМ-ГОРБУНКОМ? Бюджет проекта составил 800 миллионов рублей, и 95 процентов сцен сделано с использованием компьютерной графики. Оправдались ли эти вложения, по вашему мнению?

Если фильм заработал, то, конечно, оправдались. Мы получили бесценный производственный опыт и продюсерские навыки. Мы поняли, что сказка – это часть семейного кино, долгое время незаслуженно обойденная вниманием. Но вот появились ПОСЛЕДНИЙ БОГАТЫРЬ и КОНЕК-ГОРБУНОК. Сейчас мы делаем еще одну сказку и тем самым заполняем этот вакуум. Я надеюсь, что мы будем так же успешны, несмотря на появившиеся сложности в кинопрокате. Народные сказки – бессмертный жанр для зрителя. Мы все выросли на них. Всегда приятно показать ребенку на большом экране сказку, которую ты читал в детстве или тебе читали родители. Надеюсь, этот жанр и дальше будет востребован у зрителя.

Расскажите, пожалуйста, какие задачи стоят перед вами в ЛЕТУЧЕМ КОРАБЛЕ?

В данный момент идет заключительный съемочный блок. ЛЕТУЧИЙ КОРАБЛЬ создается в совершенно другом жанре – это мюзикл. Он яркий, красочный, менее классический и более современный. Это другая сказка, и нам очень нравится работать в разных прочтениях жанра. В фильме также действует целая россыпь персонажей в CGI. Нарисованная птица Джейн превращается в человеческую героиню в исполнении Полины Гагариной. В оригинальном произведении один из главных музыкальных номеров отводился Водяному, в современной версии он также есть. Сам летучий корабль по большей части построен в декорациях, но мы будем дорабатывать его в CGI.

Вы также работаете над ХОДЖОЙ НАСРЕДДИНОМ. Получается, ваша компания в целом специализируется на сказках и сказочных персонажах?

Мы еще ждем начала работы над ХОДЖОЙ. Когда мы были на съемках в Тобольске, Театр Наций гастролировал там с кукольным спектаклем «Ходжа Насреддин» по пьесе Тимура Бекмамбетова, что было очень приятно. Ходжа таким образом напомнил о себе. Лично я больше тяготею к сказкам. Тут дело в том, чувствуешь ты жанр или нет. Мы также делали кино про космос ВРЕМЯ ПЕРВЫХ и любим тему космоса. Но фантастика – это нечто совсем другое, там иное понимание жанра.

Как изменилось кинопроизводство после 24 февраля? С какими сложностями вам пришлось столкнуться?

Появились большие ограничения по актерскому составу. К примеру, иностранные актеры теперь не снимаются в российских фильмах. Стало сложнее с логистикой, оборудованием и привычным уровнем комфорта. Более существенных сложностей я пока не вижу, но они наверняка есть. С точки зрения создания компьютерной графики мы еще не почувствовали изменений, потому что пока не вошли в стадию производства в полную силу.

Как индустрия реагирует на кризис, по вашим наблюдениям?

Думаю, главное сейчас – снимать более дешевое кино. Не в смысле качества, а в плане выбираемых сюжетов. Если бы у меня сейчас стоял выбор, я стал бы снимать комедии – легкие и быстрые в производстве. Таким образом сокращаются расходы и потенциально увеличивается окупаемость проекта. Когда нет реализации и существуют большие проблемы с прокатом, то продукция не может быть дорогой. Мы начали делать фильм ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ год назад, поэтому не почувствовали на себе наступление кризиса прямо остро. Тем не менее мы стали более рационально подходить к расходам – не просто семь раз отмерь и один раз отрежь, а отмерь семнадцать раз.

И это как раз на фоне значительного увеличения госфинансирования кинопроизводства, особенно по сравнению с прошлым годом. То есть рост инвестиций, на ваш взгляд, не приведет к созданию большего числа блокбастеров с большим количеством компьютерной графики?

Увеличение финансирования – запоздалая реакция на то, что кино по ряду причин стало более дорогим продуктом. Рост субсидий скорее постфактум догоняет реалии рынка. Помимо государственных денег, мы же вкладываем свои. И вот с возвратом своих стало сложнее. Поэтому надо стремиться к сокращению бюджетов и в то же время – к насыщению рынка кино. Лучше вместо одного большого фильма снять три дешевых.

Как вы думаете, в этих дешевых фильмах будет место для компьютерной графики?

Скорее нет. Если даже и будет, то какая-то очень простая служебная графика, чтобы просто помочь реализовать замысел. Тяжело и грустно об этом говорить. Мы привыкли к сложным задачам в большом, масштабном кино. Надеюсь, мои прогнозы не сбудутся. Мне очень хотелось бы, чтобы я ошибся, и мы снова стали делать крупное, красивое кино с хорошим бюджетом.

Если продюсеры будут активно снимать военно-патриотическое кино, готовы ли вы заниматься компьютерной графикой там?

Так сложилось, что мы особо не занимались военно-патриотическим кино, кроме одной небольшой сцены для БЕЛОГО ТИГРА Карена Шахназарова и сериала «Ладога – дорога жизни» Александра Велединского. Кино бывает хорошее или плохое. Хорошее мы хотели бы делать, а плохое – нет.

Как вы оцениваете развитие индустрии компьютерной графики в России до 24 февраля? И как она изменится в дальнейшем?

Я не могу сказать, что все было хорошо, но вдруг выключили какой-то тумблер, и все стало плохо. Нам в принципе тяжело конкурировать с мировыми студиями за человеческий ресурс, профессионалов, занимающихся графикой. Всегда существовал и будет существовать отток кадров за рубеж. Мы – своего рода кузница кадров. Едва специалисты достигают какого-то приличного уровня, они уезжают работать в Канаду, Англию, Америку, Австралию делать блокбастеры, настоящее мировое кино.

Почему им неинтересно производить российское кино?

Это вопрос стоящих перед специалистом задач. Интереснее делать условного ЧЕЛОВЕКА-ПАУКА или какие-то большие фильмы вроде сиквела АВАТАРА – то, что будет известно во всем мире. Если бы российское кино котировалось на мировом уровне, никто никуда не уезжал бы. Наоборот, все хотели бы приехать сюда. Но мировой центр этой индустрии находится не здесь. Это нормально – стремиться работать в глобальном кинематографе. Каждый человек желает достичь максимально возможных для себя решений.

С какой страной можно сравнить Россию по уровню развития CGI? Можем ли мы конкурировать на мировой арене, к примеру, с Индией?

Я не знаю ни одной другой индустрии VFX, которую построили бы без помощи американцев. Везде во всем мире эта индустрия построена американскими студиями. Даже в Китае. Мы же создали себя сами, так что в этом смысле уникальны. Если бы мы имели возможность привлекать высококвалифицированные кадры из-за рубежа, чтобы учиться и развиваться, было бы здорово. Но, к сожалению, такой возможности как не было, так и не предвидится. Пригласить иностранного специалиста безумно дорого. Ради чего иначе он сюда поедет? Чем его сюда заманить? Нашими бюджетами? В одной из поездок в Китай я общался с коллегами из Англии и Америки. Они жаловались, что очень тяжело работать в индустрии, где бюджет фильма составляет «всего лишь» 30 миллионов долларов. «Что можно сделать на эти деньги?» – говорили они. А я думал: боже, если бы вы знали, что наши бюджеты часто ограничены 3 миллионами долларов!

Предоставляете ли вы собственные технологии CGF – Nimble и ViewGA – в аренду кинопроизводителям? Есть ли еще разработки?

Мы активно эксплуатируем собственные разработки. Перед самой студией стоит так много задач, что мы особо не продаем технологии на сторону. Но если такое случается, то с удовольствием предоставляем их в качестве сервиса. Мы можем делиться ими с рынком и с большим удовольствием продвигать наш продукт. Новых разработок пока нет, нам достаточно развития того, что мы придумали. Теперь мы просто совершенствуем их, и с каждым разом все работает лучше, быстрее, точнее. И, конечно же, экономически выгоднее.

Как на отрасль, по вашим оценкам, повлиял выход двух картин с большим количеством компьютерной графики – КОНЕК-ГОРБУНОК и ВРАТАРЬ ГАЛАКТИКИ?

В первую очередь они позволили развить производство и получить новые навыки, визуализировать очень смелые, технологически сложные и долгие в производстве идеи. ВРАТАРЬ ГАЛАКТИКИ так вообще делался семь лет. Производство графики – это итерационный процесс. Чем больше итераций ты можешь позволить себе деньгами и временем, тем лучше и качественнее будет результат. Этим объясняется более длительный срок производства. Множество процессов при создании CGI требуют вычислений и времени. Над одной маленькой вещью можно работать месяц-два, пока не добьешься нужного результата. Ну и опыт. Если ты однажды шел этой дорогой, то уже знаешь, как ею идти, знаешь, какие тебя ждут препятствия, и можешь их заранее обойти. Но бόльшая часть опыта теряется вместе с уезжающими за рубеж носителями. Отток мозгов был, есть и останется.

CGF работала над компьютерной графикой нескольких китайских фильмов. Продолжается ли это направление?

Да, продолжается. Прямо сейчас мы заканчиваем работу над фильмом об олимпиаде в Корее. Не могу рассказать подробнее, поскольку не участвую абсолютно во всех процессах – студия большая, а это все-таки автономный департамент.

Изменилось ли количество заказов со стороны зарубежных кинопроизводителей после 24 февраля?

Стало сильно сложнее с оплатой, поэтому я сказал бы, что сократилось. Китай и Америка – два наших основных заказчика. Америка – опосредованно через Канаду, но для нас это все равно голливудское большое мировое сообщество.

Расскажите, пожалуйста, над какими еще проектами сейчас работает CGF?

Мы работаем над сказкой ВАСИЛИСА Мастерской Павла Лунгина. Съемки фильма начнутся в конце сентября. Это еще одно прочтение жанра, очень современная сказка для подростков. Василиса обладает магией, и мы должны рисовать всякого рода чудеса. Она одушевляет предметы, делает фантазийные облака. Также мы готовимся к фильму ПРОРОК о Пушкине. Съемки планируются осенью в Санкт-Петербурге и продлятся до начала февраля. Я в шутку называю этот проект СЕРЕБРЯНЫЕ КОНЬКИ 2. Производством снова занимается компания «Кинослово», действие снова происходит в Петербурге, снова надо делать очень много трехмерного города, создавать атмосферу того времени, вспоминать, как работало печное отопление и как люди жили без электричества.

Планируете ли вы участвовать в грядущих питчингах?

Мы планируем представить ВОЛШЕБНИКА ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА. Производством занимаются «Кинослово», студия «ТРИТЭ», ЦПШ и CGF. Сейчас мы работаем над сценарием, придумываем образы, персонажи, мир. Технологически это будет очень похоже на КОНЬКА, только в несколько раз сложнее. Самое интересное мы расскажем на питчинге, где уже представим какие-то рабочие материалы. Мы придумываем и разрабатываем много интересного, чтобы это кино было увлекательно смотреть не только в России. Мы считаем, что ситуация в мире изменится, и к моменту, когда мы закончим ВОЛШЕБНИКА, все снова будут рады нас видеть.

Как у CGF изменились обороты за последние пять лет?

С годами они росли. Сразу после пандемии все в одночасье сократилось. Во время коронакризиса мы работали над КОНЬКОМ-ГОРБУНКОМ и не сразу столкнулись с последствиями. Как только завершили работу над фильмом, обнаружили, что ничего нового за это время не снималось. И никакого нового кино нет. В этот момент обороты серьезно просели. Плюс студия очень сильно сократилась из-за того, что многие сотрудники уехали за границу. Это произошло еще до 24 февраля. Мы только начали переводить дух, поднимать голову после пандемии. И вот – оказалось, рано.

Что вы прогнозируете по итогам 2022 года?

Обстоятельства последней пары лет так причудливо обходятся с человеческими предположениями и прогнозами, что фраза «хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах» перестала восприниматься как шутка и становится аксиомой. Мы завершим этот год в разгар производства нескольких фильмов – ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ, ЛЕТУЧИЙ КОРАБЛЬ. Надеемся запуститься с ВОЛШЕБНИКОМ, начнем воплощать миры и персонажей, над которыми будем работать до осени.

Самое читаемое

Минкультуры объявило победителей питчингов
Подробнее
Фонд кино назвал победителей питчинга кинокомпаний-лидеров
Подробнее
Режиссер «Воланда» рассказал о неопределенном будущем фильма
Подробнее
Рубен Дишдишян прокомментировал ситуацию вокруг фильма «Воланд»
Подробнее
«Сердце Пармы» станет фильмом открытия ММКФ
Подробнее
Фестиваль «Короче» представил жюри
Подробнее
Выручка VK выросла на 11% за счет онлайн-рекламы
Подробнее
Общее число подписчиков потоковых сервисов Disney превысило аудиторию Netflix
Подробнее
В Екатеринбурге открывается фестиваль «Одна шестая»
Подробнее
Комедия «Экспресс» стала лучшим фильмом фестиваля «Окно в Европу»
Подробнее
Сергей Гридчин назначен директором по продукту онлайн-кинотеатра Start
Подробнее
Russian Film Festival впервые состоится в Туркменистане и Армении
Подробнее
Предварительная касса четверга: в лидеры выбился триллер «Вышка»
Подробнее
Темпы роста онлайн-рынка в России замедлились
Подробнее
Предпродажи уикенда: семейный проект «Легенды Орленка» вырвался в лидеры
Подробнее
Аудитория Telegram в России выросла на 66% за полгода
Подробнее
Обзор новинок проката на уикенде 11–14 августа 2022 года
Подробнее
Официальная касса России: сборы кинотеатров опустились до минимальных значений в 2022 году
Подробнее
В Москве состоялась премьера фильма «Легенды Орленка»
Подробнее
Прогноз кассовых сборов России на уикенде 11–14 августа
Подробнее