top banner

Евгений Никишов: «Мы были в шаге от российской «Игры престолов»

Автор: Александр Нечаев

8 апреля 2022

Продюсер рассказал о планах компании «Место силы», судьбе фильмов «Капитан Волконогов бежал» и «Нуучча», а также о кардинальном изменении ландшафта отечественной киноиндустрии

В марте стало известно, что генеральные продюсеры 1-2-3 Production Валерий Федорович и Евгений Никишов покидают компанию и холдинг «Газпром-медиа». Именно под руководством Федоровича и Никишова эта компания вошла в число лидеров российского кинопроизводства, утверждаемого Фондом кино. Продюсеры приложили руку к десяткам самых успешных проектов последних лет – от ПОЛИЦЕЙСКОГО С РУБЛЕВКИ до «Эпидемии» и от ГОГОЛЯ до «Колл-центра». Сейчас у продюсеров есть совместный независимый продакшн «Место силы». В рамках стрима в нашем Telegram-канале Евгений Никишов рассказал главному редактору БК Александру Нечаеву о планах компании «Место силы», судьбе фильмов КАПИТАН ВОЛКОНОГОВ БЕЖАЛ и НУУЧЧА, а также о кардинальном изменении ландшафта отечественной киноиндустрии.

Как ощущения после завершения большого этапа в жизни? Чем вы теперь занимаетесь?

Да отлично. Семья наконец увидела меня, стараюсь проводить время с ними. Конечно же, мы с Валерой заканчиваем начатые в 1-2-3 Production проекты, которых довольно много. К примеру, вчера мы полдня смотрели материалы второй «Эпидемии». 

То есть то, что вы написали в своем телеграм-канале про безработного продюсера, было некоторым кокетством?

Это правда так, официально мы нигде не оформлены – даже у себя, в компании «Место силы», мы не получаем никакой зарплаты. Но работа, конечно, есть. 

Тем не менее 30 марта в числе ваших трудоустроенных коллег вы побывали в гостях у министра культуры Ольги Любимовой, где, видимо, обсуждались перспективы российской киноиндустрии в условиях новой реальности. Можете ли вы рассказать о впечатлениях от этой встречи? 

Хочу сказать, что российской культуре и, в частности, кинематографу повезло, что министерство возглавляют такие профессиональные и адекватные люди, как Ольга Любимова и Светлана Максимченко. Все то время, что они этим занимаются, мы видим только позитивные сдвиги – как изменилась система господдержки и как современно и здорово стали проводиться конкурсы. Я думаю, все мои коллеги согласятся с тем, что работать стало гораздо проще. На встрече собрались все главные на сегодняшний день кинопродюсеры. Мы обсуждали текущую ситуацию и то, что необходимо сделать по мнению продюсеров и министерства культуры. Те меры, которые предполагается принять, звучат очень адекватно. Если все это будет реализовано, есть надежда, что с кинопрокатом и индустрией в целом все будет в порядке. Это прямая господдержка, поскольку без нее кинотеатрам не обойтись. Кроме того, обсуждались идеи, возникающие у продюсеров и кинотеатров: специальные показы фильмов, повторный прокат, уже успешно реализуемый, переформатирование сериалов для большого экрана и многие другие специфические профессиональные вещи. 

Второй сезон «Эпидемии» выйдет на Premier в апреле. Можете ли вы рассказать, какие изменения произойдут в продолжении по сравнению с первым сезоном? Почему его снимал не Павел Костомаров, а Дмитрий Тюрин? Насколько в целом второй сезон будет отличаться от первого?

Как раз сейчас мы работаем над тем, чтобы вовремя сдать все «мастера» на платформу Premier. Мне очень нравится, каким выходит второй сезон. Он действительно отличается от первого. Продолжение стало масштабнее, там гораздо больше экшна, компьютерной графики, сложнопостановочных сцен. На мой взгляд, в каком-то смысле он стал более зрительским. Первый сезон снимал Паша Костомаров, а второй – замечательный режиссер Дима Тюрин. Причина проста: нам нужно было запускаться со вторым сезоном, а Паша в это время снимал полнометражный фильм БАНСУ для 1-2-3 Production и просто физически не мог переключиться на съемки «Эпидемии». Диме Тюрину очень нравился первый сезон. Мы давно хотели с ним поработать. Так совпало, что ему понравился сценарий, он принимал активное участие в том, чтобы довести сценарий до ума вместе с Ромой Кантором. Мы долго работали над тем, чтобы второй сезон получился в плане сценария, а с точки зрения постановки – абсолютно на уровне первого сезона. Все понимали, что первый сезон был успешным, и очень хотелось, чтобы второй был как минимум не хуже. На мой взгляд, получилось, но понятно, что судить об этом будут зрители. Ключевым изменением в составе задействованных актеров стало появление нового главного героя в исполнении Юры Борисова. По значимости он такой же основной персонаж, как герой Александра Робака или Марьяны Спивак. С ним происходит очень много классных событий. 

Дмитрий Тюрин рассказал, что второй сезон отличается от первого тем, что каждая серия является отдельной вертикальной историей. 

Отчасти это было в первом сезоне. По крайней мере, мы старались достичь вертикально-горизонтальной структуры в сериале, когда параллельно горизонтальной истории в каждой серии есть отдельный сюжет. Но, наверное, во втором сезоне это реализовано отчетливее. Не призываю к этому, но если посмотреть только, например, третью серию второго сезона, то она воспринимается как отдельное кино. Это справедливо практически к каждой серии второго сезона. 

Первый сезон был полон синефильских пасхалок. К примеру, в одной из серий авторы передавали неиллюзорный привет одновременно АРИТМИИ и НЕЛЮБВИ, когда Яценко играл врача, а Марьяна Спивак искала мальчика. Есть ли что-то подобное во втором сезоне?

Если всматриваться внимательно, я думаю, в любом произведении можно увидеть какие-то отсылки. Как создатель первого сезона могу сказать, что ни на уровне сценария, ни во время съемок мы не закладывали ничего подобного. Возможно, Рома Кантор мог бы это подтвердить. После ваших слов я понимаю, что параллели есть, но это было сделано либо бессознательно, либо прошло мимо меня. 

Первый сезон «Эпидемии» с грандиозным успехом вышел на Netflix в линейке originals и вызвал бурный восторг у Стивена Кинга. Велись ли переговоры с американской платформой относительно второго сезона?

Переговоры не просто велись, у нас есть договор на второй сезон. До известных всем событий я бы сказал, что сериал выйдет на платформе через определенное окно после платформы Premier – по-моему, через полгода. Но пока я не понимаю, как сейчас это будет устроено. 

Продюсеры говорят, что любые сделки с западными контрагентами подвисли и находятся на паузе. 

Так и есть, могу это подтвердить. Несколько наших проектов, сериалов, по поводу которых даже были подписаны договоры с дистрибьюторами, стоят теперь на стопе. 

Что сейчас происходит с одним из первых оригинальных проектов Netflix в России «Анна К»? Возможно ли выкупить права на сериал у платформы, если ее работа в ближайшее время не возобновится?

Я подписал NDA, по которому все мои слова о проектах для Netflix должны проходить через пресс-службу платформы, поэтому мало что могу сказать на этот счет. Единственное, могу отметить, что официально никто не объявлял, что конкретно «Анна К» или какой-то другой проект заморожен или остановлен. Netflix объявил о приостановке своей деятельности в России и уходе с российского рынка. Съемки «Анны К» завершены, как и съемки другого нашего проекта для Netflix, сериала «Ничего особенного». Оба проекта находятся на этапе постпродакшна. И я очень надеюсь, что мы сможем завершить их и они выйдут там, где и предполагалось это сделать. Ровно для того, чтобы их смогли посмотреть люди в любой точке земного шара. Собственно, в этом и была идея и общая мечта. Я не слышал ничего по поводу выкупа прав, даже чтобы об этом велись разговоры с кем-то из российских платформ.

Можете ли вы хотя бы приблизительно спрогнозировать, сколько может длиться неопределенность в случае с этими проектами?

Я думаю, любой человек, который сейчас попробует что-нибудь спрогнозировать, будет похож на участника «Битвы экстрасенсов». Могу только сказать, что мы делаем все, что от нас зависит – сняли сериалы и готовы их завершить. Было бы здорово, если бы у нас это получилось. 

В 2020 году вы создали с Валерием Федоровичем продакшн «Место силы», продолжая параллельно заниматься проектами 1-2-3 Production. Расскажите, пожалуйста, чем было продиктовано решение создать новую продюсерскую компанию?

Это решение не возникло в 2020 году. Мы давно обсуждали с руководством холдинга «Газпром-медиа» возможность создания компании, которая занималась бы проектами, по тем или иным причинам не подходящими холдингу. Прежде всего это авторское кино. Понятно, что снятые в прошлом году картины «Места силы» вряд ли могут выйти на каких-то ресурсах холдинга в силу того, что они просто не зрительские. Мы много лет вели эти переговоры, наконец-то договорились и в 2020 году создали эту компанию. Совместно с нашим другом и партнером Сашей Плотниковым и компанией Look Film мы сняли два фильма – КАПИТАН ВОЛКОНОГОВ БЕЖАЛ и НУУЧЧА

То есть правильно говорить, что арт-мейнстрим и авторское кино – часть генетического кода «Места силы»? Вы будете продолжать делать именно такой тип контента?

Да, для этого мы и создавали компанию. Надеюсь, у нас будет возможность продолжать снимать такие проекты. Нам нравится подобное кино. Два наших фильма были успешны в своей нише, и в этом смысле у нас есть какой-то трек-рекорд. 

Можете ли вы рассказать о каких-то проектах «Места силы» в девелопменте?

Вместе с Сашей Плотниковым мы разрабатываем одну авторскую полнометражную картину. Еще несколько проектов находятся в зачаточной стадии, сценарии пока не готовы. Планов на съемки в этом году нет, только если к концу года будет уже что-то написано. За последний год мы занимались большим количеством проектов в 1-2-3 Production, развивали канал ТВ-3, поэтому нам физически не хватало времени на новые картины для «Места силы». Сейчас оно появилось, мы хотим развивать проекты и будем это делать. 

В следующем году стоит ждать проекта «Места силы» на питчингах в министерстве культуры?

Да, почему нет. 

Возникают ли сейчас у продюсеров вопросы этического характера по поводу того, стоит ли в нынешних обстоятельствах брать деньги у государства?

Каждый решает сам для себя в зависимости от своей позиции. Если действующее руководство министерства сохранится (а у нас с ним сформировались прекрасные отношения, мы доверяем им, они доверяют нам), то для себя я отвечаю на этот вопрос скорее положительно. Вся история с отменой русской культуры кажется мне категорически неприемлемой. Продюсеры, режиссеры, сценаристы должны наводить мосты между людьми и объединять их. В этом состоит миссия культуры. 

Давайте поговорим о завершенных проектах «Места силы» – КАПИТАН ВОЛКОНОГОВ БЕЖАЛ и НУУЧЧА. Фильмы были у двух разных дистрибьюторов, оба должны были выйти в апреле и марте соответственно и практически одновременно исчезли из графика релизов. Это совпадение?

Это совпадение, но причина одна и та же. Мы сейчас не видим прокатных перспектив у таких фильмов. Должно пройти какое-то время, чтобы стало понятно, что будет с национальным кинопрокатом. Мы перенесли картины на осень – надеюсь, сможем выпустить их в прокат тогда. Такая договоренность есть с прокатчиками картины. По НУУЧЧЕ решают скорее наши сопродюсеры Боря Хлебников и Саша Плотников. По ВОЛКОНОГОВУ мы приняли решение вместе с «Централ Партнершип», и оно связано исключительно с текущей ситуацией в кинопрокате. 

В финансировании фильма КАПИТАН ВОЛКОНОГОВ БЕЖАЛ принимал участие фонд Романа Абрамовича «Кинопрайм». И в целом фонд поддерживал, наверное, практически все самые яркие арт-работы в России. По вашему мнению, в новой реальности каковы перспективы работы подобных фондов в нашей стране?

Я считаю, что они еще нужнее, чем раньше. По объективным причинам денег в индустрии теперь будет меньше. По сути, продюсерам остается рассчитывать на государственную поддержку и помощь частных фондов. Если у частных фондов будет такая возможность, это будет здорово. Конечно, очень бы хотелось, чтобы они продолжили свою работу. Мы очень довольны тем, как происходило сотрудничество с «Кинопраймом», это был прекрасный опыт. 

Если говорить о настрое российских продюсеров, то многие из них говорят, что намерены по максимуму воспользоваться сложившейся ситуацией. По логике этих продюсеров, сейчас потребуется гораздо больше национального контента. А значит, и возможностей для его производства станет больше. Поддерживаете ли вы эту точку зрения?

Скорее нет. Факт, что потребуется больше контента. Вопрос в объемах финансирования. Государству сейчас придется поддерживать многие сферы. В том числе и культуру. Наверняка какие-то деньги будут выделяться. На встрече в минкульте один из наших коллег, по-моему, это был Эдуард Илоян, очень правильно сказал, что в кино- и сериальном производстве было четыре источника финансирования: онлайн-платформы, государство, телевидение и частные деньги. В текущей ситуации на онлайн-платформах денег будет меньше. Рекламный рынок сильно просядет из-за ухода крупнейших рекламодателей, а это значит, что телевидение уже не сможет инвестировать в кино и сериалы на прежнем уровне. Вряд ли кто-то из частных инвесторов будет рваться поддерживать кинопроизводство в новых обстоятельствах. Также ушла возможность международных инвестиций в кинопроизводство. За последнее время рывок, совершенный российской киноиндустрией, позволял продюсерам получать внушительные средства от международных продаж. И они с каждым годом росли. Сейчас перечень стран, куда мы сможем продавать наш контент, довольно сильно сократится. Соответственно, останется только государственная поддержка. Хватит ли денег у государства для того, чтобы производить контент в прежних объемах, вызывает у меня большие сомнения. Я бы не был в этом вопросе оптимистичен. Безусловно, национальный контент будет нужен, как фильмы, так и сериалы. И, конечно же, они будут производиться. Но в каком объеме это будет происходить и в каком состоянии будет рынок, мы поймем только к осени.  

Очевидно, что важнейшим способом монетизации контента «Места силы» являются зарубежные фестивали. Насколько сейчас возможно продолжать это делать – снимать арт-кино и продвигать его на международных фестивалях? Насколько это направление открыто для продюсеров из России? 

Я бы поставил этот вопрос шире, поскольку это не только про арт-кино. Если говорить о международных амбициях не только производителей арт-кино, но и в целом российских продюсеров, то они были гораздо шире. Мы совершенно точно были в шаге от своей «Игры престолов» или «Бумажного дома». В силу целого ряда причин российская сериальная индустрия вплотную подошла к такому большому прорыву. Как показывает прошлый год, в стране снималось такое количество проектов, было такое количество онлайн-платформ, что это количество неизбежно переросло бы в качество. И уже перерастало. Мы видим, что на рынок пришел Netflix и заказывал оригинальные проекты. Apple делал то же самое – у коллег должен был выйти original на платформе. Наш «Перевал Дятлова» вышел в HBO Max в Латинской Америке и попал в десятку по итогам первой недели 2022 года. «Эпидемия» появилась на Netflix. Фильм СПУТНИК возглавлял iTunes в США, что является феноменальным достижением. Возникло очень много примеров, когда российские фильмы и сериалы становились все более заметными на международном рынке и показывали ощутимые успехи. Для нас это было не столько про амбиции, сколько про осуществление общей мечты – сделать российское кино и сериалы неотъемлемой частью большой индустрии, чтобы люди смотрели истории из России. Во время Олимпиады и чемпионата мира по футболу в Россию приезжали люди и видели, какая у нас прекрасная страна и как тут хорошо. Если бы вышел наш «Бумажный дом», можно было бы ожидать поток туристов, приезжающих в Россию, чтобы посмотреть, где это было снято. Как ни странно, сейчас эта задача, по-моему, становится еще важнее. Надо объединять людей через контент, пытаться сломать эту стену, чтобы истории из России дошли до людей в разных точках мира. Мы про это не забыли и по-прежнему этого хотим. Конечно, это стало гораздо сложнее сейчас, учитывая всю ситуацию и отношение к российскому контенту. Тем не менее я очень надеюсь, что рано или поздно мы сможем все вместе это делать. 

Вы упомянули снижение рекламного рынка на телевидении. Эксперты говорят о том, что это однозначно обернется сокращением бюджетов сериалов и падением их качества. Как вы относитесь к таким оценкам? Как скоро, по-вашему, зритель начнет это замечать?

Безусловно, нас всех ожидает сокращение бюджетов. Я сейчас не вижу, что люди в индустрии готовы к такому и вообще понимают, что это произойдет. То есть ставки людей, работающих в кинопроизводстве, пока не снижаются, а где-то даже, наоборот, растут. Я думаю, довольно скоро до всех дойдет, что это, к сожалению, неизбежно. Больше никто не сможет работать в прежних условиях в силу объективных обстоятельств. Так как производственный цикл сериала занимает около двух лет, то в этом и в следующем году на телеканалах и платформах будут выходить высокобюджетные сериалы. Дальше они, наверное, тоже останутся, потому что есть какие-то проекты, которые невозможно снять в небольшом бюджете, а они будут важны по каким-то причинам оставшимся платформам и телеканалам. Но их количество снизится по сравнению с тем, что было раньше. Возможно, это даже пойдет на пользу. 

Для понимания того, как выросли бюджеты за эти годы: серия «Гоголя» стоила 25 миллионов рублей, а серия «Вертинского», по некоторым оценкам, – под 100 миллионов. Сейчас произойдет возвращение к цифрам «Гоголя»?

Не совсем корректно сравнивать бюджеты «Гоголя» и «Вертинского», потому что даже если бы компания Александра Цекало снимала такой сценарий, как «Вертинский», тогда, то производство обошлось бы дороже, чем 25 миллионов рублей. Тем не менее за эти годы цены действительно сильно выросли – все ставки росли чуть ли не на 30 процентов. Это было вызвано несколькими причинами: в определенном смысле произошел экономический подъем, индустрия бурно развивалась, конкуренция онлайн-кинотеатров между собой приводила к росту бюджетов. Что будет сейчас? Если какому-то каналу или онлайн-платформе нужен будет сериал с такой сложной постановкой, как «Вертинский», то наверняка деньги найдутся. Какие это будут деньги, я не знаю. Названные вами цифры запредельные, я сомневаюсь, что они соответствуют действительности. «Вертинский» – прекрасный сериал, но не думаю, что он стоил настолько дорого. На мой взгляд, такие сериалы будут сниматься, а бюджеты неизбежно будут ниже. Просто потому что через какое-то время все задействованные в киноиндустрии люди поймут, что таких бюджетов и зарплат, как раньше, больше не будет. Декорации не будут стоит столько, сколько они стоили еще год назад. И все как-то перестроятся. Даже в то время, когда такие бюджеты были возможны, КАПИТАНА ВОЛКОНОГОВА – историческое кино, где действие происходит в 1938 году, – мы умудрились снять за вменяемые деньги. Просто потому, что был такой подход, и люди, работавшие над фильмом, понимали, что это авторское кино, где не очень много денег, и находили способы дать качество мирового уровня. Фильм был сделан очень хорошо и потом попал в основной конкурс Венецианского фестиваля. Но он не стоил запредельных денег. Я вот думаю, что с таким подходом сериалы вроде «Вертинского» можно будет продолжать снимать. 

Вы сказали, что на встрече в министерстве культуры обсуждалась идея выпуска в прокат нескольких первых серий сериалов. Понятно, что речь идет, наверное, о проектах уровня «Вертинского». Вы в этой теме выступили с ГОГОЛЕМ первопроходцем, но потом, кажется, вы же и закрыли эту тему. После ГОГОЛЯ у многих продюсеров была эйфория от предвкушения выпуска сериалов на больших экранах. Но потом ваш же АВАНПОСТ доказал, что системно такие истории в прокате не работают. И потом это еще раз подтвердил БЕНДЕР. Как вам кажется, что сейчас будет происходить с подобным контентом, если он вдруг начнет появляться в кинотеатрах?

Тут все очень зависит от того, что это будут за проекты. ГОГОЛЬ сам по себе был так устроен, что его можно было разделить на три полноценных фильма и выпустить в прокат тремя частями. При этом нам все равно пришлось доснять завершение первой картины, потому что в сериальной версии не было финала фильма. В случае с АВАНПОСТОМ сценарий изначально был устроен не так. И поэтому нам пришлось сделать из шести серий полнометражное кино. Мы наступили на те грабли, на которые до нас наступали многие. И с тем же результатом. Если в прокате будут такие эксперименты, то надо исходить из сути проекта. В горизонтально-вертикальной истории, где после третьей серии есть понятный финал первого акта, который зритель может принять за финал фильма, можно эти три серии склеить в кино. Если то же самое происходит после шестой и восьмой серии в случае восьмисерийного проекта, то его можно, как ГОГОЛЯ, три раза выпустить в кино. Если нет, то лучше этого не делать. По крайней мере, если вы рассчитываете на большие сборы.   

Финал трилогии о Гоголе обещал, что в скором времени возникнет команда супергероев русской литературы и случится квадриквел. С тех пор о проекте ничего не слышно.

Да, мы хотели снять продолжение, но по разным причинам это не произошло. Прежде всего не написался сценарий, который нам всем бы нравился. Мы делали проект вместе со «Средой». И ни Саше Цекало, ни Ване Самохвалову, ни нам с Валерой не нравилось то, что пишется, а писалось очень долго. В случае с первым фильмом мы очень долго занимались сценарием, запирались и сутками придумывали – я, Валера, Саша Цекало, Наташа Меркулова и Леша Чупов. В работе над продолжением у нас не было такой возможности, поэтому писали другие авторы. Сценарий в итоге не получился. Дальше был ряд других менее важных причин, по результатам чего стало понятно, что проект не выходит. Сначала мы просто отложили, потом началась пандемия, после пандемии стало понятно, что к этому уже, к сожалению, не вернуться. 

То есть можно сказать, что тема Гоголя закрыта окончательно?

Насчет «окончательно» всякое бывает. «Секс в большом городе» тоже был окончательно закрыт, а потом спустя столько лет его снова возобновили. Кто-то говорит, что лучше бы они этого не делали, тем не менее это произошло, и сериал довольно успешно прошел на HBO Max. Может быть, когда-нибудь, когда у всех нас, включая задействованных артистов, закончатся деньги, мы поймем, что единственный шанс заработать хоть что-то – снять продолжение ГОГОЛЯ. 

Вообще продюсеры, которые сейчас намерены беспрерывно производить контент, утверждают, что зритель будет жаждать эскапистских историй. Все, что как-то связано с тяжелой реальностью, не будет котироваться. Расцветет недорогая комедийная фантастика. Что вы думаете по этому поводу?

Понятия не имею, честно говоря. Я не берусь про это говорить в отличие от продюсеров, точно знающих, что расцветет, а что зачахнет. Мы всегда исходили из простой логики: мы делаем только те проекты, которые нас вставляют, с которым мы совпадаем. Другого принципа у нас не было вне зависимости от того, что мы делали – будь-то ситком «Отпуск» на ТНТ или фильм КАПИТАН ВОЛКОНОГОВ БЕЖАЛ. Просто нам всегда нравились очень разные проекты. Нельзя сказать, что мы – фанаты авторского кино, и нам больше ничего не заходит. Мы также любим зрительские истории. И мы делали те истории, которые в нас попадали. И, собственно, ровно это хотим продолжать делать дальше. 

Можете ли вы рассказать, чем больше всего гордитесь за период работы в холдинге «Газпром-медиа» и что считаете главной неудачей?

Проще сказать про неудачу. Нам, конечно, не нужно было кастрировать замечательный и очень мною любимый сериал «Аванпост» и делать из него полнометражное кино. Это было ошибкой, что и подтвердил кинопрокат. Это те грабли, на которые не хотелось бы наступить еще раз. Даже несмотря на то, что фильм впоследствии был продан в 100 стран мира и в каких-то из них довольно успешно прошел. К сожалению, мы были вынуждены сделать полнометражное кино: когда сценарий на 6 серий был готов, стало очевидно, что это довольно дорогое производство с очень сложной компьютерной графикой, на уровне практически нескольких полнометражных фильмов. Для того, чтобы вернуть деньги, нам нужно было заложить в финансовую модель проекта доход от кинопроката. И так как у нас уже был успешный кейс с ГОГОЛЕМ, мы поверили, что это сработает еще раз. Если бы кинотеатральный прокат не предполагался, проект бы не запустился в производство. Полнометражная версия позволила выйти в ноль за счет международных продаж и показов на телевидении. Но самому проекту как кино это не пошло на пользу. Если бы была возможность сделать просто сериал, я думаю, он прошел бы гораздо успешнее и заметнее. Я всем советую посмотреть сериал, потому что он получился, по-моему, прекрасным. 

Что касается успехов, то, на мой взгляд, мы довольно неплохо руководили каналом ТВ-3. Доля канала неизменно росла пять лет. Доходы от рекламы были очень хорошими, выручка каждый год увеличивалась. Все, что мы хотели сделать на канале ТВ-3, мы сделали. Это были прекрасные пять лет. Помимо этого, мы гордимся созданием студии 1-2-3 Production. Даже после нашего ухода она никаким образом от нас не зависит. Там много талантливых людей, продюсеров, сценаристов, способных абсолютно спокойно делать проекты и без нас. И это здорово. Ну и за это время мы сделали несколько неплохих сериалов, которыми я очень горжусь. В принципе, ни за один не стыдно, но есть особенно любимые. Не будут говорить, какие, чтобы не обидеть людей, с которыми мы работали. 

Есть ли возможность, что в качестве независимых продюсеров вы с Валерием Федоровичем будете делать контент в том числе для «Газпром-медиа»?

Почему нет, конечно. Мы прекрасно общаемся с Александром Жаровым. И если у нас появятся какие-то проекты, которые мы могли бы сделать совместно с «Газпромом», мы абсолютно открыты и готовы их делать без проблем. 

А если это будет какой-то другой холдинг?

Сейчас мы не ведем никаких переговоров ни с кем о дальнейшей работе, дальнейшем производстве сериалов. Это не значит, что через какое-то время мы не начнем. Но сейчас я прекрасно себя чувствую, уделяя больше времени семье и заканчивая начатые в 1-2-3 Production проекты. 

Все мы понимаем, что в российской киноиндустрии не так много кадров. Тем более кадров такого уровня. Я просто не верю, что вам не поступало предложений с эксклюзивными контрактами. 

В российской киноиндустрии нет незаменимых. Этим она и хороша. Конечно, мы общались до ухода и после с коллегами с разных онлайн-платформ. Практически на каждой из них есть люди, с которыми мы так или иначе что-то делали за эти годы. Производственный цикл любого сериала занимает два года. Поэтому для того, чтобы мы смогли выпустить что-то где-то, нужно написать сценарий. Сценарий сериала пишется от полугода до года. Тем более мы в этом смысле – люди, делающие по 15 драфтов каждой серии – работавшие с нами сценаристы не дадут соврать. Основа всего – это сценарий. Если у тебя есть хороший сценарий, то точно может получиться хорошее кино. Если у тебя плохой сценарий, даже если у тебя прекрасный режиссер, то хорошего кино или сериала не будет. Сейчас у нас пока нет сценариев, которые мы можем запустить в производство. Когда они появятся и сформируется какой-то пакет, мы поймем, с кем сможем делать это дальше.

Самое читаемое

Минкультуры назвало приоритетные темы поддержки кинопроизводства в 2023 году
Подробнее
Названы самые популярные у пиратов фильмы в ноябре 2022 года
Подробнее
Sony Pictures займется дистрибуцией проектов компании Legendary
Подробнее
Okko назвал премьеры декабря 2022 года
Подробнее
Предварительная касса четверга: «Елки 9» вырвались в лидеры
Подробнее
«Амедиатека» представила новинки библиотеки декабря 2022 года
Подробнее
Wink анонсировал новинки декабря 2022 года
Подробнее
Игорь Потапов возглавил отдел внешних коммуникаций телеканала «Россия»
Подробнее
Premier анонсировал новинки библиотеки декабря 2022 года
Подробнее
По итогам 11 месяцев 2022 года доля российского кино в прокате превысила 50%
Подробнее
Видеосервис more.tv представил обновления библиотеки декабря 2022 года
Подробнее
Предпродажи уикенда: «Елки 9» обошли восьмую часть
Подробнее
В Москве состоялась премьера фильма «Елки 9»
Подробнее
Обзор изменений графика релизов России с 28 ноября по 4 декабря
Подробнее
«Новогодняя битва» 2022: два Котта и Чебурашка
Подробнее
Обзор новинок проката на уикенде 1–4 декабря 2022 года
Подробнее
Касса четверга: «Елки 9» возглавили прокат
Подробнее
Официальная касса России: лучшей новинкой снова стала российская анимация
Подробнее
Касса России: «Сердце пармы» остается лидером проката
Подробнее
ИРИ объявил конкурс на поддержку дебютантов
Подробнее