Где и как снимали «Гнев человеческий»

Локации, подготовка, работа с актерами

Динамичные, захватывающие хиты 1990-х КАРТЫ, ДЕНЬГИ, ДВА СТВОЛА и БОЛЬШОЙ КУШ, на съемках которых Гай Ричи работал с Джейсоном Стэйтемом, без труда завоевали сердца зрителей. Благодаря этим картинам Ричи получил статус новатора на режиссерской ниве, а Стэйтем стал харизматичным претендентом на главные роли, способным не только крушить черепа, но и давить противников сарказмом. Творческий тандем продолжал сотрудничать и впоследствии, однако с момента выхода в 2005 году фильма РЕВОЛЬВЕР Ричи и Стэйтем на съемочных площадках не встречались. В ГНЕВЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ режиссер и актер воссоединились.

Несмотря на то, что действие картины происходит в Южной Калифорнии, ГНЕВ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ снимался преимущественно в Лондоне. Индустриальные постройки Туманного Альбиона с успехом заменили безликие каменные задворки Лос-Анджелеса. Впрочем, некоторые экстерьерные сцены пришлось все же снять в Калифорнии, чтобы сориентировать зрителя в пространстве. Ричи стремился к тому, чтобы фильм был как можно более реалистичным – будь то выбор локаций, диалоги персонажей, динамика боевых сцен или хореография сцен с ограблениями.

«Всеми доступными нам способами мы стремились сделать фильм более реалистичным, – утверждает Ричи. – Скажем, мы практически не репетировали трюковые сцены. События, в том числе и поединки, должны были развиваться естественным, правдоподобным способом. Мы хотели показать, как люди могли бы себя вести в реальной ситуации, а не продемонстрировать очередную фантазию профессионального постановщика на заданную тему».

До начала съемок Ричи собрал всех актеров на предварительный прогон всего будущего фильма. Этот прием он называет «черный ящик». Стандартной читке сценария за круглым столом Ричи предпочитает более динамичный способ понять, как будет выглядеть будущая картина. Пользуясь минимумом декораций и реквизита, актеры буквально проигрывают весь фильм, а камера фиксирует происходящее. За восемь часов, которые уходят на подобное мероприятие, создается черновой вариант каждой сцены картины.

«Мы лишь пытаемся наметить будущий маршрут, не вдаваясь в детали, – объясняет Ричи. – Я могу потратить целый день, обсуждая с актерами диалоги, пытаясь улучшить реплики и весь сюжет. Как показывает опыт, такой подход улучшает сценарий всего на 15 процентов или около того. Кроме того, этот способ сложнее для актеров, потому что им приходится заучивать новые реплики. Это сопряжено с дополнительным стрессом, что негативно сказывается на работе актеров в кадре».

Техника «черного ящика» была в новинку для Холта Маккэллани. Тем не менее актер утверждает, что она помогла ему лучше понять своего героя и его отношения с другими персонажами в каждой сцене фильма. «Мы получили возможность проиграть все сцены (или, по крайней мере, большую их часть) еще до начала съемок, – объясняет Маккэллани. – Обычно мы довольствуемся репетициями отдельных моментов, но никогда не проигрываем длинные сцены, и уж тем более – весь фильм целиком за один подход. «Черный ящик» дал нам шанс увидеть подноготную наших персонажей в несколько ином ракурсе, чем если бы мы устраивали привычную читку за круглым столом. Весь процесс снимали на камеру, так что у нас получилась самая необычная репетиция из всех, какие только можно представить».

«Это было хорошее вступление, демонстрирующее стиль работы Гая, – добавляет актер Ник Алгар. – Мы сразу же поняли, в каком ключе нам предстоит работать на съемках. Гай часто меняет диалоги на лету, если слышит какую-то фальшь. У него отлично развита чуйка, он полагается на интуицию. Если какая-то реплика не звучит, он моментально предлагает другую вместо нее, и всякий раз замена попадает в десятку. Гай не сдерживает актеров, и это просто замечательно».

Столь острый слух выгодно выделяет Ричи среди современных режиссеров. За свою многолетнюю карьеру он успел попробовать свои силы в самых разных жанрах, начиная с независимых фильмов и заканчивая студийными блокбастерами. Однако во всех его картинах нетрудно заметить, как остроумно подшучивают друг над другом персонажи.

«В фильмах Гая очень богатый язык, и мне это всегда нравилось, – признается Маккэллани. – Иногда диалоги становятся совсем уж неприличными. Частенько персонажи подтрунивают друг над другом, но это очень точно передает манеру общения в мужском коллективе, то, что Эрнест Хэмингуэй называл мужским языком. Гай отлично понимает эту специфику».

Внесением изменений в диалоги в процессе съемок Ричи не ограничивался. На самом деле любой из его фильмов менялся уже во время съемочного процесса. Режиссер мог изменить что угодно, если считал, что это пойдет на пользу картине, – внешность персонажа, его походку, мимику, акцент, декорации и даже сюжет. Такой подход требует от актеров и съемочной группы определенной гибкости, уверенности в режиссере и готовности принимать любые возможные изменения.

«Гай работает так, как ни один другой режиссер, с кем мне доводилось сотрудничать, – заявляет Джош Хартнетт. – Он постоянно предлагает новые идеи, стараясь максимально приблизить видимое к желаемому. Я думаю, он получает наслаждение от самого творческого поиска. Он сидит за мониторами и постоянно прибегает к нам с новыми идеями. Так что, приходя на работу каждый день, мы не знаем наперед, чем этот день закончится. Мне это нравится. Очень интересно работать, когда каждый день появляются какие-то новые повороты».

Актеру Эдди Марсану тоже понравилась определенная свобода на съемочной площадке. По его словам, Ричи не сдерживал спонтанную творческую энергетику актеров. «Так процесс становится более творческим, – считает Марсан. – Оператор не стоит на одном месте и следует за тобой, так что съемки напоминают некий танец с камерой. Когда чувствуешь, что камера внимательно следит за тобой и улавливает каждое твое движение, работать лично мне гораздо приятнее. Я понимаю, какой драматический эффект окажет на фильм то или иное мое действие. Можно практически ощутить, как съемочная площадка пропитана живым творчеством».

О работе со Стэйтемом Ричи говорит, что их отношения с актером остались неизменными – партнерство на базе выработанных десятилетиями доверия и дружбы. «Мы с Джейсоном знакомы уже 22 года, – говорит Ричи. – За все это время мы даже ни разу не поссорились. Он – один из моих лучших друзей. Я очень уважаю его как актера и как человека». Стэйтем добавляет: «Если бы мне пришлось до конца своей карьеры работать только на фильмах Гая Ричи, я был бы очень счастливым человеком».


23.04.2021 Автор: Артур Чачелов

Источник: «Вольга»

Самое читаемое

У картины Михаила Локшина также есть дата мировой премьеры

Netflix усиливается: «Майор Гром» и «Серебряные коньки» доступны на территории России

Подробнее
«Прабабушка легкого поведения. Начало» захватит лидерство

Прогноз кассовых сборов России на уикенде 6−9 мая

Подробнее
Однако ее цифры явно ниже ожиданий

Предварительная касса четверга: «Прабабушка легкого поведения. Начало» выходит в лидеры

Подробнее
Компания не справилась с ростом цен на аренду

Одна из структур сети кинотеатров «Пять Звезд» подала заявление о банкротстве

Подробнее
Я зарегистрирован на Портале Поставщиков Top.Mail.Ru